Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПОСЛАНЕЦ ИЗ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ

Евгений КОНСТАНТИНОВ, журналист.

"Вот мы и подъехали к замку и историческому городу Чешский Крумлов, начнем осмотр", - гид выключил микрофон и предложил выйти из автобуса. То, о чем он рассказывал на протяжении предыдущих трех часов поездки, настроило меня на романтично-готический лад, и я начал озираться по сторонам, ожидая увидеть в туманной дымке очертания зубчатых стен и сторожевых башен легендарной цитадели. Но то, что первым делом открылось взгляду в реальности, оказалось смелее любой фантазии.

Метрах в сорока над землей, как будто в воздухе, висела крытая галерея. Ее концы уходили в зелень двух огромных холмов, а опорой служило мощное многоярусное арочное сооружение, напоминающее римский акведук. Под ним нам и предстояло пройти, чтобы попасть в город, который практически не изменился с конца ХVII - начала XVIII века, сохранив свой средневеково-ренессансный вид, а затем и заглянуть в замок - один из самых крупных в Центральной Европе.

Чешский Крумлов. Откуда такое название? Считается, что "Крумлов" восходит к древненемецкому "krumben Ouwe", что переводится как "холмистый луг". А "Чешский" - потому, что действительно чешский. Не моравский, не силезский и не австрийский. Дело в том, что город и замок расположены на стыке нескольких исторических областей и на самой границе славянских земель. Отсюда ближе до Вены, чем до Праги. Это, между прочим, хорошо чувствуется и сейчас, когда город превратился из приграничного форпоста и торгового центра в туристический заповедник. Всюду немецкая речь с характерным акцентом: по количеству иностранных туристов, посещающих Крумлов, австрийцы бесспорно лидируют.

Археологи утверждают, что на этом месте люди селились еще в каменном веке, позже сюда пришли кельты, а затем во время великого переселения народов их вытеснили славяне. Однако как город Крумлов сложился благодаря замку. Легенда утверждает, что основателем крепости был знатный князь Витек из рода Пржемысловичей, приходившийся близким родственником королевской династии. Здесь же, по верховьям Влтавы, с незапамятных пор пролегали большие торговые пути в немецкие земли. Эти дороги привлекали не только купцов, но и разбойников, охотившихся за торговыми обозами. И когда от грабителей совсем житья не стало, на защиту купцов выступил Витек. Помимо благородства он отличался исключительной храбростью и потому легко с небольшой дружиной разгромил разбойничью шайку, нашел и уничтожил их пристанище, а затем на его месте заложил свой замок, чтобы защищать от лихих людей важный торговый путь.

Место для крепости на редкость удачное: высокая прибрежная скала, с которой просматривается вся округа. Скала круто обрывается к воде, образуя отличное естественное укрепление, так что подобраться к стенам замка можно лишь с другой стороны - от пологого склона. Да и это, судя по всему, было не так-то просто: перед стеной выкопан широкий и глубокий ров.

Историки, правда, опровергают красивую легенду, утверждая, что замок основан лишь во второй четверти XIII века, а Витек умер еще в 1194 году. Строителем Крумловской крепости они называют его внука Завиша. И действительно, в литературе самое раннее упоминание о Крумлове появляется у миннезингера князя Ульриха Лихтенштейнского в поэме "Der Frauendienst", написанной между 1240 и 1242 годами.

Гуляя по современному замку, сложно представить, как он выглядел в те стародавние времена. На протяжении столетий его несколько раз перестраивали и расширяли, так что теперь от первоначальной постройки сохранились лишь стены башни, местоположение рва и отчасти планировка Малого замка - исторического ядра крумловской цитадели. Впрочем, зная архитектурные веяния начала XIII века, можно предположить, что это была небольшая овальная крепость по немецкому образцу. Круглую высокую башню строители включили в толстые стены, и она выполняла лишь наблюдательно-оборонительную функцию, перестав быть, в отличие от более ранних замков, жилым помещением. Въезд всего один - со стороны рва - с мощными воротами и подъемным мостом.

Во рву с незапамятных времен живут медведи. В фортификационном отношении звери конечно же никакой роли никогда не играли, их держали для забавы (впрочем, это не мешает иным экскурсоводам рассказывать о том, что медведи сторожевые - вместо цепных псов). Двое косолапых живут под стеной и сегодня, продолжая древнюю традицию. Судя по всему, им очень даже неплохо: сытно кормят, просторно, есть где укрыться от непогоды и чем поиграть...

Прежде чем подойти к воротам замка, в наши дни надо пройти через город. Даже для Чехии, которая славится своим архитектурным наследием, Крумлов уникален: он полностью сохранил свой древний облик, законсервировав в себе атмосферу далекого прошлого. Редкие автомобили, которые порой появляются в этом практически полностью пешеходном городе, выглядят чужеродными элементами. Они - не из того мира. Здесь нужно ездить верхом или ходить в длинном плаще и обязательно со шпагой!

Самые старые сохранившиеся постройки в городе относятся к периоду Гуситских войн, то есть к XV веку: кафедральный собор и дома богатых мещан, которые перестроили их в это время из своих прежних скромных средневековых жилищ. Многие постройки украшены изображением цветка дикой пятилепестковой розы - герба дворянского рода Роженбергов, которые три столетия владели городом и его округой (в их владение Крумлов попал после того, как в 1302 году пресеклась линия прямых потомков Завиша). Несмотря на немецкую фамилию, эти паны имели чисто чешское происхождение и вели свой род от уже упоминавшегося князя Витека. По своему богатству и общественному значению в Чехии Роженберги были первыми после королевской фамилии. Они сделали крумловский замок своей постоянной и главной резиденцией, дав новый толчок развитию города, который приобретает важное политико-экономическое значение. Замок становится административным центром Южной Богемии, а город при нем - фактически ее торговой и ремесленной столицей.

Город при замке. В наше время это звучит странно, но для Средневековья такое положение вещей было нормой. Город Крумлов действительно возник благодаря крепости. Вскоре после ее постройки перед воротами образовалось небольшое поселение ремесленников, так или иначе связанных с обслуживанием замка. Со временем тут же начали селиться купцы, торговавшие с немецкими землями. Посад, называемый Латрань, разросся, и вскоре вновь прибывающие стали обживать противоположный берег реки - круглый полуостров, образованный изгибом Влтавы напротив замка. Через какое-то время новое поселение стало фактическим центром города и получило название Старый город.

Строение города характерно для средневековой Европы. Небольшие узкие и извилистые улочки Крумлова стекаются к центральной площади, где, как и положено, стоит ратуша, а рядом был вкопан позорный столб - для перевоспитания недостойных горожан. Ратуша сохранилась, а от столба не осталось и следа: такая мера воздействия давно не в моде.

Благосостояние жителей постоянно росло, особенно оно улучшилось в эпоху Возрождения, когда произошел резкий подъем торговли и ремесел. Готический город перестраивается: дома расширяются, украшаются геометрическими рисунками в модной тогда технике "сграффито" (от итальянского sgraffiare - царапать, штриховать), а внутри появляются картины на библейские темы и шпалеры с античными аллегориями. Горожане окружают себя роскошью. Мебель с инкрустацией, дорогие ткани, пышные кружева, изысканные украшения, красивая посуда - все это в норме вещей для Крумлова эпохи Ренессанса. Внешняя торговля позволяла не испытывать недостатка в заморских товарах. Мало того, например, австрийские вина в городских шинках подавали так же легко и свободно, как местное пиво. Утверждают, что дары альпийской лозы горожане получали по бартеру: за свежих карпов, которых разводили в прудах неподалеку от города. Это была выгодная статья экспорта, приносившая в город не только вино. Особенно хорошо пошли рыбные дела, когда за них взялся дворцовый управляющий Якуб Крчин.

Сегодня прудовое хозяйство в окрестностях Крумлова переживает не лучшие времена. И все же его даров для своих нужд хватает, так что почти в любом ресторанчике в городе можно попробовать отличную рыбу. Карп в Чехии вообще национальное блюдо. Как его здесь только не готовят! Наиболее распространенный вариант - карп запеченный.

Но Крумлов времени Возрождения славился не только рыбой. В городе процветали различные ремесла. Самым многочисленным цехом были суконщики и объединившиеся с ними красильщики и закройщики. Интересно, что их труд оставил свой след даже в городской архитектуре. Дома всех этих ремесленников имеют одну особенность: высокую крышу с большими нависающими над улицей краями-козырьками, под которыми сушилось крашеное сукно.

К расцвету Ренессанса замок тоже разительно изменился. Как только его приобрели Роженберги, началось превращение суровой готической цитадели в роскошную укрепленную резиденцию. Первым делом был расширен Малый замок, и одновременно как его продолжение начали строить Верхний замок. Главный дворец новой части возвели прямо на самом краю каменистого уступа над рекой. Его стены без всякого перехода буквально растут из прибрежной скалы, и теперь уже не определить, где творение природы, а где работа искусных каменщиков. С каждым годом убранство внутренних покоев замка становилось все роскошнее. И вот уже в 30-40-е годы XIV века дом Петра I Роженберга, королевского наместника и воеводы Южной Богемии, стал соперничать в богатстве с Пражским Градом, резиденцией чешских королей. Чувствуя собственную финансовую (да и военную тоже) силу, Роженберги могли себе позволить ставить себя наравне с монархами. Они так и поступали, порой открыто возглавляя восстания провинциальной знати против центральной власти. Прочные стены Крумлова даже успели послужить тюрьмой для короля Вацлава IV, виновника смерти святого Яна Непомуцкого.

В XVI веке, когда замком владели братья Вильгельм и Петр-Вок, последние из Роженбергов, Крумлов превратился в одну из самых роскошных ренессансных усадеб во всей Европе. Они полностью перестроили замок в духе лучших итальянских образцов. Именно при них на башне появилась вычурная верхушка, а наружные стены дворцов украсили рисунки. Не зная счета деньгам, Роженберги, ставшие воплощением эпохи, держали огромный штат придворных, устраивали пышные приемы и, главное, щедро покровительствовали художникам, поэтам, музыкантам и ученым. В замке постоянно жили алхимики и "извлекатели квинтэссенции". Братья в общем-то и сами интересовались различными науками и держали во дворце отлично обставленные лаборатории, что вызывало легкие подозрения официальной церкви.

Больше никогда с тех пор жизнь в Крумловском замке не была столь роскошной. Увы, вершина расцвета промелькнула быстро, и вскоре начался постепенный упадок. Несмотря на несколько браков, ни Вильгельм, ни Петр-Вок так и не оставили наследников. И в 1601 году замок купил австрийский император Рудольф II Габсбург. Крумлов перестал быть аристократической резиденцией, утратил свое былое административное и культурное влияние. Последующие его хозяева - знатные австрийские дворяне Эггенберги, а затем Шварценберги - порой делали попытки вернуть замку былое величие. Об этом говорят и заново обставленные залы, и новые барочные постройки, появившиеся на территории. Среди них самой заметной стал театр, построенный в 1689 году и перестроенный через полвека. Тогда же на соседнем холме разбили парк по французскому образцу с обязательным лабиринтом, цветником и фонтаном-каскадом. В эти годы герцог Йозеф-Адам Шварценберг вновь сделал Крумловский замок резиденцией богатого вельможи, но былой политической и культурной значимости вернуть ему так и не сумел.

Со смертью последнего Роженберга город тоже перестал развиваться. Так же работали суконные мастерские и пивоварни, так же открывали лавочки торговцы, и тем не менее Крумлов терял свое значение, превращаясь в заурядное провинциальное "место". После смерти Петра-Вока в городе, отличавшемся свободомыслием и веротерпимостью, начала крепчать власть иезуитов, которые наконец-то полностью разделались со всеми остатками Реформации, сохранявшимися здесь еще со времен гуситов. Город медленно, но верно начал беднеть, и строительство постепенно сошло на нет.

По счастью, нет худа без добра. Маленький городок, законсервировавшись в своем средневековом облике, сумел удачно миновать все прогрохотавшие с тех пор по Европе войны и дошел до наших дней как живой музей, полностью сохранив невыразимое обаяние прошлого.

Фото автора.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Страны и народы»