Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПАМЯТНЫЕ МЕСТА МЯСНИЦКОЙ УЛИЦЫ

В. СОРОКИН

Виктор Васильевич Сорокин, один из крупнейших специалистов по истории Москвы, хорошо известен читателям журнала - более тридцати лет он щедро делится с нами интереснейшими архивными находками, пишет об истории архитектурных памятников, о судьбе их владельцев.

В журнале было рассказано об истории многих улиц, расположенных в Белом городе. Темы последних публикаций: Неглинка (№№ 5,6,1993 г.), Рождественка (№№ 11,12,1994 г.; №№1,3,4,1995 г.), Лубянка (№№ 11,12,1995 г.).

Мясницкая улица пролегает между Лубянской площадью и Садово-Спасской улицей. Первые постройки появились здесь в XV веке. В XVII веке Мясницкой называлась часть улицы между воротами Белого и Земляного города. Название не случайно: поблизости находилось место торговли скотом - "Коровья площадка". Внутри Белого города отрезок до Милютинского переулка назывался Евпловкой, часть улицы у Мясницких ворот звалась Фроловкой. Названия были даны по расположенным поблизости храмам. Современную ориентацию улица получила в XVIII столетии, когда по ней пролегла дорога в села Красное и Стромынь.

В данной публикации рассказывается о той части улицы, что простирается от Лубянской до Тургеневской площади.

На Мясницкой улице с 1964 года находится редакция журнала "Наука и жизнь".


МЯСНИЦКАЯ УЛИЦА

(Гребенская, Гребневская, Ильинская, Евпловка, Егупьевская, Фроловская, Мясницкая, 1-го Мая, Кирова, Мясницкая).

ЛЕВАЯ СТОРОНА.

1-3. В древности здесь находилось урочище, занятое вековым бором. С этого места начинается холм, называемый геодезистами и географами Мясницким. Он возвышается над уровнем Москвы-реки на 21 сажень, превышая соседний Кремлевский холм на 7 саженей. Вот тут-то, на этом холме, в 1462 году великий князь Иван III строит церковь Успенья Пресвятой Богородицы, "что на Бору". Напротив этой церкви находились палаты Годуновых. Позднее на их месте появились строения Рязанского подворья, где жили епископы, управляющие Рязанской епархией. По указу царя Федора Алексеевича в 1677 году тут был учрежден госпиталь для излечения раненых во время русско-турецкой войны. В 1722 году к владению был присоединен соседний двор, в XVII веке принадлежавший окольничему П. И. Потемкину. При Екатерине II в подворье помещалась Тайная экспедиция, образованная из Тайной канцелярии, где проводились секретные следствия по доносам и уликам, поиски фальшивомонетчиков и т. д. В каменных отсеках - "мешках" в виде печур с железными дверями - содержались подсудимые, оговоренные в оскорблении словом царственных особ, в нарушении порядков. Начальником этого учреждения был известный Степан Иванович Шешковский, который вел здесь допросы Емельяна Пугачева. После ликвидации Тайной экспедиции в 1801 году здания были переданы Приказу общественного призрения. Первоначально разместили инвалидов войны и психических больных, а потом отдали помещения для сенатских сторожей, а подвалы приспособили под склады. В 1833 году сюда перевели Московскую Духовную консисторию с ее ценнейшим архивом, содержащим метрические книги из всех церквей Москвы, которые хранились здесь до 1918 года.

В середине 1890-х годов здания XVII столетия были снесены. Под ними обнаружили подземные казематы.

31 июля 1895 года проходила торжественная закладка нового здания в псевдорусском стиле по проекту архитектора В. Е. Сретенского. Рядом через несколько лет узкое пространство занял дом, построенный архитектором П. П. Виноградовым для Духовной консистории. В новых строениях, сдававшихся в аренду, разместились меблированные комнаты, находились контора "Мазуринской биржевой артели", магазин Ю. С. Нечаева-Мальцева, который пожертвовал огромные средства на постройку Музея изящных искусств на Волхонке.

После 1917 года разместились отделы, комитеты, комиссии Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ), в ведении которого были вся промышленность, тресты, синдикаты. При научно-техническом отделе создали большую библиотеку с читальным залом. В библиотеке было собрано свыше полумиллиона различных русских и иностранных журналов. Здесь же находились редакция "Технико-экономического вестника" и книжный магазин государственных технических издательств. В одном из залов работал лекторий.

5. Это угловое владение известно с 1737 года, когда оно принадлежало княгине Марии Борисовне Жировой-Засекиной. Впоследствии владельцы менялись много раз. В конце 1880-х годов дом принадлежит купцу и директору-распорядителю Московского товарищества машин, орудий и двигателей, основанного в 1876 году, Густаву Андреевичу Кеппену, члену Московского отделения императорского технического общества. В 1900-1901 годах здесь жил крупный русский психиатр В. И. Яковенко, основавший психиатрическую больницу в Покровском-Мещерском, с которым был знаком А. П. Чехов. В 1908 году владелец сносит все старые строения и по проекту архитектора Р. И. Клейна возводит четырехэтажный дом, в котором размещаются торговые конторы и различные строительные фирмы. В советское время здание переходит в ведение ВСНХ. В 1924 году в здании расположился клуб "Красный транспортник" с театром в полуподвале, а в 1930-х годах - клуб Госиздата с залом на 200 мест, Всероссийское общество работников по научной организации труда.

7. В середине XVII века в находившихся здесь деревянных палатах жили перешедшие на службу к московскому великому князю касимовские царевичи, потомки наследников Золотой Орды. Последний из них, Иван Васильевич, в начале XVII века жил уже тут в каменных палатах. После него владение принадлежало князю Алексею Григорьевичу Долгорукову, дочь которого Екатерина была обручена с Петром II. Но бракосочетание не состоялось: 18 января 1730 года Петр II скончался от оспы. В 1742 году домом владеет московский губернатор Николай Петрович Салтыков, затем - его наследники. Во время пожара Москвы в 1812 году это владение не пострадало. В августе 1831 года каменный двухэтажный дом с двумя флигелями покупает у Салтыковых отставной полковник Александр Дмитриевич Чертков, московский губернский предводитель дворянства. Во время войны 1812 года Чертков участвовал в боях и заграничных походах, а в 1828-1829 годах - в войне с Турцией. Поселившись в Москве, Чертков решил полностью посвятить себя изучению русской истории, русских и славянских древностей и собиранию рукописей и книг по истории России. В Москве он познакомился с рядом университетских ученых. В частности, с Григорием Ивановичем Фишером фон Вальдгеймом, дружившим в молодые годы с Гёте, Шиллером, Гумбольдтом. Со временем Чертков стал большим знатоком печатных первоисточников по истории древностей российских. Занимался он и нумизматикой, впервые установил научную классификацию русских монет. Проводил археологические исследования курганов Подмосковья. За труд "Описание древних русских монет" Чертков был удостоен Демидовской премии, деньги передал в Академию наук для издания "Остромирова Евангелия". Описание Чертковской библиотеки по истории России стало настольной книгой историков. Чертков возглавил Общество истории и древностей Российских при Московском университете, члены которого собирались на заседания в его доме. Здесь собирались известные ученые, писатели, бывали А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, Н. В. Гоголь, М. Н. Загоскин, Ф. Н. Глинка, М. С. Щепкин и многие другие.

Чертков скончался в 1858 году. Его сын Григорий Александрович выполнил желание отца сделать собранную им библиотеку доступной для общественного пользования. Со стороны Фуркасовского переулка в специальной пристройке был открыт читальный зал. Библиотекарем был приглашен П. И. Бартенев. На средства владельца дома и библиотеки Бартенев стал издавать журнал "Русский архив". Среди читателей Чертковской библиотеки - Л. Н. Толстой, юный тогда К. Э. Циолковский. В 1873 году Г. А. Чертков передает всю библиотеку (около 22 тысяч томов) в Румянцевский музей (ныне она находится в Государственной Исторической библиотеке).

В 1873 году особняк переходит к родственнице Черткова - Наталье Алексеевне Гагариной. Дом был перестроен по проекту архитектора Соколова. Пристройки главного дома стали сдаваться в аренду. В крыле главного здания со стороны Милютинского переулка разместился популярный в Москве магазин семян "Иммер Эрнест и сын". Здесь же помещались "Семенное депо" и правление Российского общества любителей садоводства, редакция журнала "Сад и огород". А. П. Чехов часто посещал магазин Иммера, покупая семена для своего мелиховского сада. Дом был заложен в Московском кредитном обществе, но владелица выкупить его не смогла. В 1880 году дом с торгов приобретает московская купчиха, известная благотворительница Клавдия Никоновна Обидина. Книжные и семенные магазины продолжали торговать, а главный корпус сдавался в аренду. Он был известен не меньше, чем существовавшая здесь Чертковская библиотека. В залах этого особняка в средине 1890-х годов открылись заседания Московского архитектурного общества, где встречались архитекторы, историки, художники. Здесь при деятельном участии Р. И. Клейна была организована и открыта 19 января 1897 года архитектурная выставка, на которой можно было получить информацию о лучших строительных материалах и о том, где можно их приобрести. В 1899 году в залах особняка разместились Литературно-артистический клуб и Литературно-артистический кружок. Перед их переездом архитектор Ф. О. Шехтель художественно оформил главную лестницу дома. Организаторами были А. И. Южин-Сумбатов и Ф. О. Шехтель. Здесь бывали: основатель театрального музея А. А. Бахрушин, основатели Московского Художественного театра В. И. Немирович-Данченко и К. С. Станиславский, артисты А. А. Яблочкина, М. Н. Ермолова, Г. Н. Федотова, В. И. Качалов и многие другие. Писатель Н. Д. Телешов вспоминал о своих посещениях этого художественно-литературного объединения: "Здесь чувствовали себя все как дома, вполне непринужденно, по-товарищески, поэтому нередко среди вечера вдруг составлялся то внезапно концерт, то хор из выдающихся солистов оперы, то беседа, то просто товарищеский ужин".

17 февраля 1902 года в доме Обидиной был открыт ресторан Симона Милля. При сыне владелицы С. Н. Обидине в 1906 году по проекту архитектора Ю. Ф. Дитриха к фасаду особняка было пристроено здание магазина. Вели торговлю металлическими изделиями известные фирмы "Роберт Кенц", "Н. Феттер и Е. Гинкель", в подвале флигеля разместился химико-бактериологический институт доктора Филиппа Блюменталя. Вскоре особняк заложили и продали владельцу соседнего дома № 5 Г. А. Кеппену. После 1918 года этот особняк приспособили под "Клуб красных директоров", затем переименованный последовательно в "Деловой клуб" и в "Московский дом научно-технической пропаганды имени Ф.Э. Дзержинского". Большой вклад в работу дома внес академик И. И. Артоболевский. Дом принадлежит Всесоюзному обществу "Знание". Здесь в 1959 году журнал "Наука и жизнь" отметил свое 25-летие.

Дом вошел и в историю кинематографии. Здесь снимали сцену игры на бильярде (Б. П. Чирков и М. И. Жаров) в фильме "Возвращение Максима", а затем - популярный телевизионный фильм "Семнадцать мгновений весны" (особняк американской миссии в Берлине).

9. На этом месте находилась церковь архидиакона Евпла. Память святого Евпла отмечают 11 августа. Церковь воздвигнута великим князем Иваном III. Как полагал историк Москвы М. И. Александровский, в этот день в 1471 году был заключен мир с новгородцами. Имя Евпл в древности писалось с искажением: "Евупа", "Еупл", "Еупь", "Егупий". По переписи 1620 года на Казенной улице (ныне Милютинский переулок) упоминается "Евпл Великий". В 1547 году около церкви Евпла была и другая "теплая" церковь Ильи Пророка. Мясницкая улица называлась по этим церквам то Ильинская (1547 г.), то Евпловская (1628 г.).

В начале XVII века Евпловская церковь обновлялась, а в 1750-1769 годах строится новое здание церкви с колокольней на деньги вдовы генерал-майора - Дарьи Лукиничны Томиловой. Во втором этаже церкви были престол во имя святой Троицы, а также ходовая паперть-гульбище. Сюда с улицы вела каменная лестница. Во время различных празднеств и городских торжеств многие старались подняться на гульбище. Именно к этому месту относится запись А. С. Пушкина: "В 1810 году в первый раз увидел я государя (Александра I). Я стоял с народом на высоком крыльце "Николы на Мясницкой". Пушкин здесь ошибся. В 1937 году эту запись прокомментировал видный пушкинист и историк-москвовед Н. П. Чулков: "На самом деле царь был в Москве 7-12 декабря 1809 г., а высокое крыльцо существовало у церкви Евпла, а не у церкви Николы".

2 сентября 1812 года в Москву вошли французские войска и оставались там до 11 октября. Церковных служб в это время в Москве не было. И вдруг 15 сентября раздался гулкий звон. Звонили на колокольне церкви святого Евпла. Службу вел священник кавалерийского полка отец Михаил Тратинский. Позднее в честь этого события была выпущена литография.

В 1925 году руководство четырех трестов обратилось в президиум ВЦИК за разрешением построить семиэтажный дом на месте существующей церкви. Несмотря на протесты архитектора А. В. Щусева и других архитекторов и ученых, церковь снесли, а дом построен не был.

11. Большое владение в конце XVII и начале XVIII века принадлежало стольнику Льву Андреевичу Вельяминову-Зернову. Предком этого рода был татарский мурза Чет, приехавший из Золотой Орды на службу к князю Иоанну Даниловичу Калите и при крещении названный Захарием. Он построил близ Костромы известный Ипатьевский монастырь. Правнуком его был Дмитрий по прозвищу Зерно, от сына которого пошли известные роды Годуновых и Сабуровых. Внук Дмитрия Зерно - Вельямин. От него и пошли Вельяминовы-Зерновы. Представители этого рода участвовали в походах: Шведском, Полоцком, Казанском, Польском, Турецком. Под Конотопом 28 июня 1654 года из этого рода погибли 6 человек. Потомок их В. В. Вельяминов-Зернов (1830-1904) прославился в XIX веке как историк-востоковед, археолог, лингвист, нумизмат, автор исследований по истории Средней Азии и Поволжья.

В 1753 году это владение числится за генералом Петром Ивановичем Стрешневым. Было прикуплено и соседнее владение князей Приклонских, хоромы обнесли каменной стеной. При доме устроена церковь святой Варвары. Стрешневы гордились своим прошлым: 5 февраля 1626 года Евдокия Лукьяновна Стрешнева стала женою царя Михаила Федоровича Романова. В 1812 году строения от пожара уцелели. Огромный двор был сдан под склад строительных материалов.

В 1840-х годах владение разделили на четыре части и распродали. Три участка стали выходить в соседний Милютинский переулок и составили владения домов №№ 6, 8, 10. Четвертый участок, по Мясницкой улице, приобрела купеческая жена Александра Андреевна Юрцовская. В ее доме открылся кондитерский магазин. С 1860-х годов владельцем дома стал почетный гражданин В. В. Пегов, а потом его наследники. В начале XX века на первом этаже дома разместились технические и строительные конторы, магазины. В 1920-х годах здесь поселился московский адвокат, театровед, писатель Сергей Георгиевич Кара-Мурза, автор воспоминаний об артистах и о театральной жизни. В его квартире по вторникам собирались писатели, журналисты, артисты, ученые. Бывали здесь А. Н. Толстой, Илья Эренбург. Здесь же жил А. Д. Гончаров, график и художник монументально-декоративного искусства, ученик К. Ф. Юона, В. А. Фаворского, П. Я. Павлинова, мастер книжной ксилографии, оформитель многих заграничных выставок.

13. Более ста лет с 1727 года это владение принадлежало представителям знатного рода Салтыковых. Владение сохранялось за Салтыковыми до 1861 года. Во время пребывания наполеоновских солдат в Москве дом уцелел от пожара, и добрая хозяйка его разрешила сосредоточить в подвалах уцелевшее имущество московских училищ. Здесь была мастерская скульптора Михаила Фортини. В главном здании в 1820-х годах помещался известный в Москве пансион для благородных девиц иностранки Виктории Воше.

В 1825 году в доме была открыта Школа рисования, основанная графом С. Г. Строгановым. Ученики, выпущенные из этой школы, славились как художники в ткацком деле, в производстве фарфора, керамики, как архитекторы и строители, как техники и как создатели удобных экипажей всех родов. В начале 1820-х годов во дворе и флигелях открыли контору и заведение дилижансов и грузового транспорта. Дилижансы отсюда отправлялись ежедневно, а транспорты - по требованию. В одном из флигелей была открыта кондитерская лавка Юрцовских, снабжавшая отъезжающих съестными припасами. В 1850-х годах дилижансы и транспорты соединяли Москву не только с северной столицей, но и во время ярмарок с Нижним Новгородом.

Для удобства отъезжающих и прибывающих на дилижансах в главном доме была открыта гостиница "Венеция". В летнее время отъезжающие могли провести свободные часы в чудесном саду Салтыковых, украшенном клумбами, скульптурой и действующими фонтанами. Посещение сада было бесплатным. Там был устроен доступный ресторан с обедами, кофе и чаем. В праздничные дни в саду играл военный оркестр, работали аттракционы с призами. Призы эти (сапоги, рубахи, платки и другие вещи) висели на самом верху мачты, густо смазанной салом. В саду был и платный театр.

Потом владение приобрели братья Нилусы, которые здесь открыли "семейный клуб" с карточной игрой. Под видом "гостей" сюда стали приходить лица, заложившие свои имения в Опекунский совет и мечтавшие выиграшами поправить положение. Нилусы оказались шулерами и скоро были разоблачены и высланы. По закладной одного из Нилусов владение за ничтожную цену переходит к потомственному почетному гражданину Спиридонову. С правой стороны по улице он строит трехэтажный дом по проекту В. И. Соколова. В 1870-х годах в доме находилась "Библиотека для чтения Клавдии Ив. Коротковой". В открывшейся здесь гостинице "Отель-рояль" в 1880-х годах останавливались известный химик Д. И. Менделеев, писатель Г. И. Успенский. Старый дом надстраивается по проекту архитектора К. В. Треймана до четырех этажей. В начале XX века при дочери владельца здесь появилось левое строение с портиком на втором этаже, сооруженное по проекту архитектора С. С. Эйбушица, а правое, оформленное в духе неоклассицизма, возникло в 1913 году по проекту архитектора Б. М. Великовского. В этих зданиях до 1918 года размещались различные технические и торговые конторы, магазины. Здесь открыл торговлю принадлежностями для машин записавшийся в купцы инженер-технолог Леонгард Августович Книппер, отец известной актрисы. В 1920-1930 годах в доме находился Государственный институт журналистики (ГИЖ) со своим студенческим клубом.

15. В начале XVIII века нынешние владения № 13 и № 15 разделялись переулком, кроме того, вокруг большого владения стояли и небольшие постройки, которые впоследствии были объединены. Средняя часть этого владения принадлежала известному государственному и военному деятелю, сподвижнику Петра I Якову Вилимовичу Брюсу, а потом перешла к его племяннику Александру Романовичу Брюсу, женатому на бывшей невесте Петра II княжне Екатерине Алексеевне Долгоруковой по возвращении ее из ссылки. В 1770-х годах это владение приобрел известный уже нам Н. И. Салтыков, у потомков которого оно находилось до начала XIX века. Впоследствии хозяева менялись.

В 1907 году владение переходит к И. Е. Кузнецову, который в 1910 году строит по проекту архитектора Б. М. Великовского совместно с инженером А. Н. Милюковым и братьями Весниными огромный серый дом со скульптурой льва у входа. Барельефы стилизованы под античность, а над северным фасадом - статуя бога торговли Меркурия. И. Е. Кузнецов торговал фарфором, фаянсом, хрусталем и стеклянной посудой, как и его однофамилец в доме № 8. Здесь также размещались конторы и магазины: "Акционерное общество резиновых изделий "Богатырь", "Московский Народный банк", "Техническая контора К. Тольх". В 1922 году работала мастерская по пошиву белья "Трудшитье".

17. Это владение на "большой мостовой" Мясницкой улицы в начале XVIII века составилось из нескольких небольших участков с дворами. В 1719 году князь Г. Г. Волконский скупил все эти небольшие участки и заложил их княгине М. Ф. Вяземской, но не выкупил. В 1725 году Вяземская все это большое владение продала майору Семеновского полка Л. В. Измайлову, после которого им владели его вдова, а потом дети. В конце века владение переходит к внуку первого Измайлова Льву Дмитриевичу (1764-1834), генерал-лейтенанту. С 6 лет он был записан в Семеновский полк. Поэт И. М. Долгоруков, с которым ему пришлось служить и участвовать в русско-шведской войне, характеризовал Измайлова так: "...он был до бешенства запальчив и никому не хотел покориться, своевольничал чрезвычайно и, будучи богат, имел знатных протекторов, не боялся никого..." Во время войны с Наполеоном Измайлов, предводитель дворянства Рязанской губернии, организует ополчение и становится его командиром, участвует в заграничных походах, за что получает чин генерал-лейтенанта и бриллиантовую табакерку с портретом государя. Этот богатый помещик прославился своеволием и самодурством. Его потехами были: псовая охота, кулачные бои, попойки и гулянья с песнями, плясками и диким неугомонным разгулом, карточная игра. Зимой Измайлов жил в Москве. Разговоры о его бесчинствах доходили до Санкт-Петербурга, но благодаря связям и богатству он оставался безнаказанным, и только в 1831 году была учреждена над ним опека.

Л. Д. Измайлов послужил прототипом одного из действующих лиц в повести П. И. Мельникова-Печерского "Старые годы", а писатель С. Т. Славутинский рассказал о нем в своем произведении "Генерал Измайлов и его дворня", напечатанном в 1876 году. После смерти Измайлова в 1834 году этот московский дом попал в руки каких-то его воспитанниц. В 1839 году здесь помещался женский пансион госпожи Минелли, а с 1843 по 1870 год домом владела престарелая чета - генерал-майор Петр Петрович Кусовников и его жена Софья Ивановна. Распространились слухи, что Кусовниковы, обнаружив в доме комнату с масонской символикой и скелетом, были так потрясены, что изолировали ее от остальных комнат и стали жить как отшельники: днем почти никогда не выходили из дома, двор и огород содержали в запустении, а по ночам, сев в карету и захватив капитал и драгоценности, разъезжали по Москве. Часть денег прятали в печку. Однажды дворник по незнанию затопил печь, и деньги обгорели. Это укоротило жизнь несчастных владельцев. В 1876 году владение переходит к статскому советнику Н. С. Аблову, для которого по проекту архитектора В. А. Коссова строится четырехэтажный дом. Но скоро владение было приобретено на деньги купца-благотворителя Флора Яковлевича Ермакова, и здесь возводится здание для богадельни. Ф. Я. Ермаков - известный владелец текстильных фабрик в Москве и в Вышнем Волочке. В 1855 году царь пожаловал ему золотую медаль для ношения на Аннинской ленте "За обширное производство суровых миткалей, за усовершенствование способов набивки тканей и за понижение цен на ситцы". К старости он закрывает свои фабрики, а накопленный огромный капитал передает на благотворительные цели. В Ермаковских богадельнях проживало до двух тысяч человек. В 1895 году Ф. Я. Ермаков скончался. Он завещал 3 миллиона рублей в пользу бедных. На его деньги в 1906 году были построены техническое училище на Пречистенской набережной, три ночлежных дома. Домом на Мясницкой улице стал заведовать Комитет богадельни Ермаковых, который сдавал помещения в аренду. Большую прибыль приносили расположенные здесь магазины, крупные акционерные общества, такие, как "Юлий Гук и К°" по производству бетона, кирпича и по организации строительных работ; торговый дом "Железник" по снабжению металлами; товарищество по производству минеральных масел и керосина фирмы "В. И. Рогозин и К°" со складом керосиновых кухонь "Примус" и известная фирма Леона Пло, разбогатевшая в период интенсивного строительства железных дорог на поставке железа, чугуна, стали. Рядом с этим магазином находился магазин супруги Пло Софьи Людвиговны по продаже перчаток разных фасонов. В 1920-1930 годах в доме жили: поэт и переводчик М. А. Зенкевич, профессор математики Московского университета В. В. Немыцкий, специалист в области теории дифференциальных уравнений, мастер спорта СССР (1952 г.). В 1960-е годы здесь жил Ираклий Андроников, писатель, историк литературы, лермонтовед, публично выступавший с устными рассказами. У него часто собирались писатели и артисты. А сам он нередко забегал "выговориться" в разместившуюся неподалеку, на другой стороне улицы, редакцию журнала "Наука и жизнь". Сотрудники сбегались к главному редактору в его большой кабинет и создавали рассказчику аудиторию, которая шумно и благодарно-активно реагировала.

19. В первой половине XVIII века здесь находились палаты дьяка Ф. М. Сорокина с садом. Владельцы часто менялись, пока не поселился известный чаеторговец Сергей Васильевич Перлов. Магазин Перловых был первым чайным магазином в Москве. Представитель этой семьи Иван Михайлович значится в 1752 году купцом 2-й гильдии. Возможно, он или его предки торговали жемчугом. В гербе его семьи при возведении в дворянство на лазурном щите были изображены шесть расположенных в круг жемчужин (перлов), а на шлеке герба - чайный куст с шестью цветками. Девиз на лазоревой ленте герба гласил: "Честь и труд". Сын И. М. Перлова Алексей в 1774 году уже имел чайную торговлю в Московских торговых рядах. Его внук стал владельцем этого дома.

С. В. Перлов (1833-1910) торговал чаем на Мясницкой улице, а дети другого брата - Семена Васильевича тоже торговали чаем и имели собственный дом на Первой Мещанской улице. С 1850 по 1897 год число магазинов, владельцами которых являлись Перловы в разных городах, возросло до 88, из них 42 - в городах Российской Империи и 3 - в Европе: в Вене, Берлине, Париже. Фирма "В. Перлов и сыновья" была и поставщицей четырех иностранных правительственных дворов. Ежегодный оборот в это время превышал 16 миллионов рублей. В подмосковном поселке "Перловка" на собственной ферме Перловы разводили рогатый скот и кур. В столетний юбилей фирмы, 1 января 1887 года, императорским указом Перловы были возведены в постоянное дворянское достоинство Российской Империи. На Мясницкой, на месте приобретенных старых строений, С. В. Перлов в 1885 году поручает архитектору Р. И. Клейну построить дом с магазином для продажи чая. Оформление этого дома было связано с тем, что в 1896 году на коронацию Николая II собирался приехать представитель китайского императора сановник Ли Хунг-Чанг. Он должен был остановиться у чаеторговцев Перловых.

С. В. Перлов решил только что построенному дому придать облик китайской пагоды и пригласил архитектора К. К. Гиппиуса оформить фасад и интерьеры в китайском стиле. Но прибывший в Москву гость из Китая по какой-то непонятной причине остановился у Перловых не на Мясницкой, а на Первой Мещанской улице. Расходы, понесенные на декоративное оформление дома, быстро оправдали себя: необычная архитектура стала для магазина великолепной рекламой. В конце XIX века С. В. Перлов вдруг оставил общественную деятельность, которой занимался до сих пор, и посвятил себя благотворительности. В Калужской губернии на его средства были сооружены Шомардинский монастырь, корпуса для келий, школы, мастерские, больницы. Много жертвовал во время русско-турецкой войны на голодающих и общественные нужды. Увлекался музыкой, особенно любил произведения П. И. Чайковского и духовную музыку. Организовал певческую капеллу.

21. Первоначальные сведения об этом владении указывают, что с 1716 года оно принадлежало генералу Ивану Ильичу (старшему) Дмитриеву-Мамонову (р. 1680), участнику Полтавской баталии и турецких походов (как было указано на его надгробной плите, находившейся в соседней церкви). От наследников Дмитриева-Мамонова владение переходит к московскому генерал-губернатору Ивану Ивановичу Юшкову, потомку князя Зеуша, выехавшего из Золотой Орды к великому князю Дмитрию Донскому.

Сын генерал-губернатора Петр Иванович Юшков, ставший владельцем в начале XIX века, славился необычайным хлебосольством. Однажды он устроил у себя на даче, около Новодевичьего монастыря, великолепный бал, который продолжался три недели. На соседних фабриках остановилась работа, так как рабочие толпились у юшковской дачи, а монахини взбирались на монастырские стены смотреть фейерверки, слушать музыку и цыганское пение. Говорили, что такой образ жизни довел Юшкова до разорения.

Дом Юшковых у Мясницких ворот - один из лучших архитектурных памятников Москвы эпохи зрелого классицизма. Авторство его проекта приписывают архитектору В. И. Баженову. В этом доме была и домовая церковь в честь Казанской Богоматери. В 1812 году от пожара дом не пострадал, и уже в следующем году славился как торговый центр, где у купца Андрея Кригера продавались "всякого сорта французские новопривезенные вина бочками, ведрами, ящиками и бутылками". Здесь же находилась торговая контора по продаже новых английских патентованных бумажных полотен.

Но замечательная история этого дома начинается с 1838 года, когда одну из зал для размещения Рисовальных классов сняло в аренду Московское художественное общество. Эти классы возникли в 1832 году как "кружок любителей натуральной живописи" на Ильинке, в квартире художника А. С. Ястребилова, а в июне 1833 года они были преобразованы в "публичные классы рисования, живописи и ваяния", их учредителями и директорами стали: М. Ф. Орлов, А Д. Чертков и Ф. Я. Скарятин. Преподавателями пригласили художника И. Т. Дурнова и скульптора И. П. Витали, классы обосновались в доме Шипова на Лубянской площади. Потом, сменив несколько адресов, они в 1838 году расположились в этом доме Юшкова. Классы, преобразованные в училище, существовали на средства попечителей. В 1844 году дом Юшкова куплен для училища за 35 тысяч рублей серебром. В 1865 году сюда была переведена Московская дворцовая архитектурная школа, и с тех пор появилось название: Училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь преподавали, учились и жили выдающиеся представители искусства: М. И. Скотти, С. К. Зарянко, В. Г. Перов, И. М. Прянишников, В. В. Пукирев, Н. B. Неврев, А. К. Саврасов, В. Е. Маковский, И. И. Шишкин, И. И. Левитан, Е. С. и П. С. Сорокины, C. И. Иванов, Н. А. Касаткин, В. А. Серов, М. В. Нестеров, Н. А. Рамазанов, С. М. Волнухин, А Е. Архипов, П. П. Трубецкой, С. В. Милютин, Ф. О. Шехтель, В. Д. Поленов, А М. Васнецов.

В училище в 1912-1913 годах занимался В. В. Маяковский. Читали здесь лекции: историк В. О. Ключевский, литературовед М. Н. Розанов, профессор анатомии П. И. Карузин. В стенах училища регулярно проводились отчетные художественные выставки. "Вот где перлы! Вот где таланты! Вот оно, наше родное, и в Москве..." - восторженно отзывался о них И. Е. Репин.

А с 1872 года здесь устраивались выставки художников-передвижников. В помещениях этого училища литературная и театральная Москва часто проводила свои заседания. Здесь можно было встретить Т. Н. Грановского, Т. Г. Шевченко, П. С. Мочалова, М. С. Щепкина, А Н. Островского, С. М. Соловьева, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, П. М. Третьякова. В конце XIX - начале XX века во дворе вместо старых строений возвели новые (архитекторы Н. С. Курдюков и др.), где были квартиры преподавателей. Первые этажи главного дома сдавали под магазины.

После 1917 года на основе Училища живописи, ваяния и зодчества организовали Первые Государственные художественные мастерские, в конце 1920 года превращенные в Высшие Художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС) . Мастерские разместились по двум адресам - здесь и на Рождественке, 11. В студенты пришли с заводов и фабрик, из сел и деревень, с фронтов гражданской войны. Стало два отделения: художественное и новое - производственное. В художественном готовили графиков, художников театра и кино, мастеров фотоискусства, декораторов. В преподаватели были приглашены как представители старой школы, так и новаторы. Организовали студенческое общежитие на 410 человек. Были рабфак и клуб. В клубе работала студия "Искусство движения", которой руководила преподавательница ритмики Валерия Ивановна Цветаева, сестра Марины и Анастасии Цветаевых. При ВХУТЕМАСе был клуб имени Поля Сезанна, в котором шли дискуссии, выступали с докладами политические деятели, поэты А. В. Луначарский, Е. М. Ярославский, В. Хлебников, С. Есенин и др. В зданиях этого училища после 1917 года жили: Л. О. Пастернак, В. А. Фаворский, Р. Р. Фальк, Л. А. Бруни, В. Е. Татлин, А. Е. Крученых, А. А. Осмеркин, А. Е. Архипов, А. М. Родченко и многие другие.

В 1926 году ВХУТЕМАС был преобразован в Высший Художественный институт, а потом, через четыре года, - в Московский архитектурный институт (МАРХИ), который находится на Рождественке, 11. В 1930 году в доме помещались: художественный техникум ОГИЗА, Институт изобразительного искусства с факультетами графики, живописи и скульптуры. На базе находившихся здесь Художественных мастерских возник Московский художественный институт имени Сурикова. С 1935 года помещения начали занимать разные конторы и организации. В 1942 году здесь был Московский Технический институт, переименованный в 1953 году в Московский инженерно-физический институт (МИФИ). В 1960-х годах институт переехал на Каширское шоссе в новое здание. Потом там обосновались Всесоюзный научно-исследовательский и проектный институт по отраслевым автоматизированным системам управления и другие организации.

Здания отмечены тремя мемориальными досками: первая - о посещении коммуны ВХУТЕМАСа В. И. Лениным и Н. К. Крупской, 25 февраля 1921 года навещавших учившуюся здесь дочь Инессы Арманд Варю; вторая доска на здании во дворе (строение 5) сообщает о том, что в доме в 1894-1930 годах жил и работал художник Н. А. Касаткин; третья посвящена выдающемуся художнику А. К. Саврасову.

Ныне в доме находится Российская академия живописи, ваяния и зодчества. Ее основал в 1989 году Илья Сергеевич Глазунов. Согласно Уставу, академия возрождает традиции бывшего здесь Училища живописи, ваяния и зодчества. Она готовит художников, скульпторов и архитекторов, продолжая и утверждая классические реалистические традиции отечественного художественного наследия.

23. Церковь святых мучеников Флора и Лавра у Мясницких ворот поставлена была на самой высокой точке Мясницкого холма.

Возникновение на этом месте храма предание относит ко времени Ивана Грозного, приказавшего перенести сюда с Красной площади Флоро-Лаврскую церковь, стоявшую у Спасских ворот Кремля. Самое раннее упоминание об этой церкви было в летописи в связи с происшедшим в Москве 21 июня 1547 года большим пожаром. В 1657 году вместо стоявшей здесь старой деревянной церкви сооружена каменная. При храме было кладбище. К старому кладбищу, оказавшемуся тесным после случившегося в 1654 году морового поветрия, прибавили новый земельный участок за счет опустевших соседних владений. По-видимому, перенос храма во имя Флора и Лавра, считавшихся в Древней Руси покровителями скота, особенно лошадей, связан с "животинным двором" и конюшнями, находившимися поблизости - за валом, огораживающим Белый город.

Люди, держащиеся старинных преданий, верили, что если "умолил Флора-Лавра - жди лошадям добра", "Флор-Лавёр до рабочей лошади добёр".

В день поминовения Флора и Лавра - 18 августа - к церкви с давних пор приводили множество лошадей, вычищенных, с гривами, заплетенными и украшенными разноцветными шелковыми лентами, бантами и цветами. Священник, одетый в яркую праздничную ризу, окроплял их освященной водою. В церкви был золоченый иконостас с иконами XVII века, а на расписанных стенах изображены греческие философы со свитками в руках. На поддержку церкви часто поступали деньги, ценные иконы и серебряные сосуды. В 1900-1901 годах реставрация церкви проводилась под руководством архитектора К. М. Быковского. Искусствоведы писали о церкви, что она представляет собой "прекрасный памятник русского искусства". В соседнем церковном домике снимал квартиру переехавший из Петербурга в Москву в 1872 году художник Н. А. Степанов, мастер русской сатирической графики, он перевел сюда редакцию своего юмористического журнала "Будильник".

В 1925 году решили снести этот красивый храм. Специально созданная комиссия при Главнауке Наркомпроса писала, что здание церкви "отлично сохранилось во всех почти деталях" и вместе с соседним зданием, бывшим Училищем живописи, ваяния и зодчества, составляет "чрезвычайно интересную группу" архитектурного ансамбля. На время церковь отстояли. В начале 1930-х годов ее занял "Метрострой", и в 1934 году храм был разрушен.

25. В середине XVIII века владение принадлежало премьер-майору Екатерининского времени Петру Александровичу Собакину, владельцу 12 тысяч душ крестьян в Нижегородской и частью - в Орловской губерниях, старинному столбовому дворянину, родословная которого широко известна: Марфа Васильевна Собакина была супругой царя Ивана Васильевича Грозного. Собакин состоял в родстве с князьями Голицыными, Шаховскими, с дворянами Соковниными, Мещерскими, находился в дружеских отношениях с князем Юсуповым. Дом несколько раз менял владельцев, а в 1930-х годах был снесен.

(Продолжение - в одном из ближайших номеров).




Случайная статья


Другие статьи из рубрики «По Москве исторической»