Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

РАЗУМ И ВЕРА. МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЕЙ

Чуть больше года назад журнал опубликовал статью академика Виталия Лазаревича Гинзбурга "Религия и наука. Разум и вера" с подзаголовком "Атеисты, воинствующие безбожники, верующие в Бога, исповедующие религию - к какой из этих категорий принадлежат читатели "Науки и жизни"?" (см. "Наука и жизнь" № 7, 2000 г.). Эти же вопросы были оформлены в виде анкеты, заполнить которую и предлагалось читателям журнала.

На обращение редакции откликнулись почти двести читателей журнала со всех концов страны. Писали люди разного возраста - от школьников (самой юной оказалась девятиклассница из г. Дзержинска Нижегородской области) до пенсионеров. Писали рабочие, предприниматели, научные работники и преподаватели. Из больших и малых городов, из поселков и деревень. В подавляющем большинстве это были не просто ответы на вопросы анкеты ("да", "нет", "согласен"), а письма-размышления, свидетельствующие, что тема, поднятая В. Л. Гинзбургом, по-настоящему волнует читателей.

Исследование поступившей почты позволило составить достаточно ясное представление об отношении читателей журнала к религии. Около 60 процентов ответивших на вопросы анкеты безоговорочно считают себя атеистами, 20 процентов исповедуют определенную религию, 10 процентов верующих не придерживаются какой-либо религии и 10 процентов считают себя агностиками. И только шесть человек (!) назвали себя "воинствующими безбожниками", и то с оговоркой: "воевать" с религией, полагают они, нужно словом, убеждением, пропагандой научных знаний, а не запретами и не разрушением храмов. Подавляющее большинство, и верующие и атеисты, - сторонники полной свободы совести и полного отделения церкви от государства. Тем не менее треть респондентов ответили положительно на шестой вопрос - допустимо ли преподавание богословия в школах и вузах, присутствие священников в войсках, освящение зданий и пр. Большинство, правда, считает, что в государственных учебных заведениях преподавать следует только историю религии как часть общечеловеческой культуры. А освящать или нет постройки, автомобили и т. п. - дело хозяина, и это уже относится к вопросу о свободе совести. И еще большее сомнение вызвал вопрос о целесообразности присутствия священников в войсках. Верующие нашего все еще многонационального государства исповедуют разные религии, и если быть последовательным, в армии должны присутствовать представители многих конфессий. А это вряд ли поспособствует повышению боеготовности, особенно если учесть, что христиане отдыхают в воскресенье, иудаисты чтят субботу, а правоверные мусульмане совершают длительное и торжественное богослужение - намаз - в пятницу…

Наибольший интерес у читателей вызвал последний вопрос анкеты - о взаимоотношении науки и религии. Большинство считает, что между ними не должно быть либо никаких взаимодействий, либо, в лучшем случае, должны быть отношения вежливо-нейтральные, лояльные и уважительные. Религия не должна вмешиваться в дела науки, более того - науку необходимо ограждать от влияния церкви (можно вспомнить о печально знаменитых "обезьяньих процессах", походивших менее полувека назад в южных штатах США, когда судили школьных учителей биологии, преподававших теорию Дарвина, противоречащую библейской легенде о сотворении человека).

Вместе с тем многие отмечают рост числа верующих среди высокообразованных людей, которые вроде бы должны обладать научным, а не религиозным мышлением. Для кого-то это может быть просто модой, для кого-то _ попыткой найти точку опоры в трудной жизни, а кто-то, возможно, просто неспособен критически подойти к сравнению научных данных и религиозных догматов. В любом случае такая тенденция должна настораживать. И было бы интересно выслушать мнение тех, кто совмещает веру с научной деятельностью или предпочел служение Богу занятиям наукой.

Редакция благодарит всех читателей, откликнувшихся на обращение В. Л. Гинзбурга и принявших участие в обсуждении этой непростой и актуальной темы.

СТРОКИ ИЗ ПИСЕМ

Из обширной читательской почты мы выбрали несколько фрагментов писем, в которых, на наш взгляд, наиболее полно отражены различные, порой диаметрально противоположные, точки зрения на вопросы религии и атеизма.

Огромное спасибо за статью "Религия и наука. Разум и вера". Тема религии и Бога мне небезразлична очень давно. В последнее время мне все больше кажется, что я нахожусь среди либо религиозных фанатиков, либо лукавых клоунов - "в угоду". Я оказалась в изоляции среди образованных людей. Создалась атмосфера, в которой быть неверующим смешно и даже постыдно. Боясь обидеть коллег, видя, что бесполезно утверждать свое мнение, я просто тактично молчала и только в особо упорных случаях давала жесткий отпор. Для меня существует наука и непрерывный поиск ее закономерностей, а религия, на мой взгляд, занимая огромное время и силы, уводит в мир пустых грез. Что сделала религия в области знаний? Какие законы она открыла? Какие глобальные проблемы разрешены институтом учения о Боге? Вера в Бога не ставит точек над i, не решает проблем мироздания. Она бесплодна; это какой-то параллельный мир.

О. Халина, врач-эндоскопист, г. Вилючинск-3 (Камчатка), 40 лет.

***

Скажу несколько слов об унаследованных мною атеистических традициях. Уже несколько поколений моей семьи свободны от религиозного мировоззрения, и не по приказу, а по убеждению. Одна из моих прабабушек еще в XIX веке стала безбожницей, а после революции убрала из избы все иконы. Обе бабушки и оба деда никогда не верили в Бога; мать и отец, дяди и тети, естественно, тоже были атеистами. Я воспитывался в обстановке глубочайшего уважения к древнерусскому искусству и архитектуре. В доме всегда висели репродукции древних икон, в частности - рублевской Троицы, естественно, как произведение живописи. На многих отцовских акварелях и рисунках остались изображения православных храмов, а еще больше - мусульманских минаретов как памятников архитектуры, а не религиозных символов. В семье не было варваров и разрушителей, жизнь была посвящена только созиданию. Отец проектировал новые дома по всему миру, мать реставрировала памятники архитектуры Москвы. Для нее самой и той мастерской, в которой она работала, было делом чести восстанавливать внешний облик православных храмов в первозданном виде, с куполами, главками и крестами. Не раз необходимость восстановить крест как обязательный архитектурно-художественный элемент православного храма она, убежденный атеист, отстаивала в разных инстанциях. Но если разрушение храмов было невиданным варварством, то, наверное, не меньшим варварством можно считать восстановление в железобетоне макета храма Христа Спасителя в то время, когда разрушаются сами или уничтожаются намного более ценные памятники истории и архитектуры, которые можно было бы еще спасти, затратив намного меньше средств. По моему мнению, определение "воинствующий безбожник" следует понимать только как идейную непримиримость в противоположность отсутствию собственного мнения по вопросам религии и атеизма, соглашательству с большинством (или меньшинством). Я безусловный сторонник отделения церкви от государства и противник обязательного преподавания богословских дисциплин в государственных образовательных учреждениях, насаждения религиозных ритуалов в школах, в армии, на производстве. Однако предмет истории религии и атеизма в том или ином виде нужно преподавать обязательно. Во-первых, это элемент общей культуры, которого мы во многом лишены: можно было изучать легенды и мифы Рима и Греции, но почему-то не Библию; вне курса истории оставались религии Востока. Так что без самостоятельного образования в этом вопросе мы не понимали многих сюжетов русского, западноевропейского и восточного искусства. А во-вторых, только свободное от идеологических догм и навязывания истин в последней инстанции преподавание основ мировых религий дает возможность сознательно сделать выбор между верой и атеизмом. Мне кажется, что именно отсутствие просвещения в этом вопросе привело к современной моде на религиозность.

Кандидат физико-математических наук А. Шипилин, Москва, 40 лет.

***

Наивно полагать, что представители Церкви не понимают, что наука все более укрепляет свои позиции. А раз понимают, то стараются сделать все, чтобы усилить свое влияние на широкие массы. Нужно сказать, что получается это у них весьма неплохо. Мои сверстники, как и я, в момент формирования личности попали в период, когда многие моральные понятия коренным образом изменились. А так как в годы советской власти религия подавлялась, то веровать сейчас модно. В общеобразовательных школах Казахстана уроков богословия нет, наверное, потому, что здесь у нас две основные религии - православие и ислам; введение уроков по одной религии подразумевает ущемление другой. По-моему, наука своими открытиями должна все больше отодвигать религию на второй план, хотя процесс этот может затянуться на несколько сотен лет. Верю, что пройдет достаточно времени и человечество само отойдет от веры в Бога и, естественно, от религии.

Н. Малышев, студент Карагандинской государственной медицинской академии, 17 лет.

***

Очень хорошо, что автор и редакция журнала пытаются начать обсуждение этой темы. Нравственное и духовное развитие общества очень важно; духовное в широком смысле: религиозные убеждения и/или культура. Не суть важно, чего больше воспримет сейчас человек, важно скорее начинать лечение нравов, а также идти дальше в распространении и развитии общечеловеческих и, с Вашего позволения (к автору), христианских ценностей. Под развитием я подразумеваю обогащение этих ценностей постоянно растущим опытом и знаниями всего общества. Думаю, что взаимоотношения науки и религии должны соответствовать тем, которые уважаемый автор критикует, излагая позицию глав христианских конфессий: "...наука признается, но без духовного опыта и водительства Церкви не обойтись…" Я не согласен с позицией автора по многим вопросам, но не чувствую себя способным достойно поспорить с академиком и авторитетнейшим профессионалом в науке. Надеюсь, что редакция сделает следующий естественный шаг, предоставив такую возможность на страницах журнала кому-то из тех, кто получил теистическое образование и имеет соответствующий опыт.

Ю. Залуцкий, программист, директор ООО, г. Брест (Беларусь), 41 год.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Отклики и размышления»