Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СЧАСТЛИВЫЕ ЧАСОВ НЕ НАБЛЮДАЮТ

Кандидат технических наук Е. ГИК, мастер спорта по шахматам.

В цикле статей, посвященных шахматным вундеркиндам, нам осталось рассказать еще о пяти шахматистах, ставших гроссмейстерами в 14 лет и даже раньше. В ближайших номерах мы вернемся к этой увлекательной теме. Сегодня же речь пойдет об одном важном для шахмат изобретении. До шестидесятых годов ХIX столетия шахматные партии игрались без ограничения времени. Иногда они продолжались целые сутки, а партнеры размышляли над ходами по несколько часов. Некоторым шахматистам удавалось подремать в ожидании ответа, а самые нервные обращались к зрителям с просьбой разбудить их, когда противник соизволит наконец сделать ход. Сильнейший шахматист середины века Говард Стаунтон однажды собирался привлечь к суду своих соперников, которые, будучи не в состоянии обыграть его, пытались "пересидеть" за доской. Все проблемы решились сами собой, когда были изобретены шахматные часы...

Во время первого международного турнира (Лондон, 1851 год) возле каждого столика сидел секретарь: он фиксировал ходы, затраченное на них время и подробно описывал течение борьбы. В день партии Уильямс - Маклоу, глубокой ночью, секретарь сделал запись: "Партия осталась неоконченной, поскольку оба противника заснули". Один из английских журналов, освещавших турнир, не без иронии писал: "Время - капитал нашей страны, по своей значимости не уступающий банковскому кредиту. Ради его экономии присяжные сплошь и рядом осуждают людей, вина которых не доказана, а судьи отправляют их на виселицу. Шахматисты представляют собой единственный разряд людей, полностью игнорирующих фактор времени".

С тугодумами пытались бороться при помощи штрафов. Например, в регламент парижского турнира 1867 года был включен пункт, гласивший: "Игрок, не успевающий сделать десять ходов в час, выплачивает по пять франков за каждые 15 минут просроченного времени". Больше всего заплатил победитель - преуспевающий биржевик венгерский маэстро Колиш. Хотя он принадлежал к шахматной элите, после этого случая пошли разговоры о том, что выигрывать теперь будут не самые сильные, а самые богатые. Кстати, для отсчета времени в этом турнире, как и в некоторых других, использовались песочные часы, об удобствах которых говорить не приходится.

Механические шахматные часы сконструировал английский инженер Т. Уилсон в конце ХIХ века. В дальнейшем их форма и эстетическое воплощение неоднократно совершенствова лись, но сама конструкция не претерпела особых изменений. Такие часы представляют собой единый футляр с двумя механизмами и двумя циферблатами, соединенными между собой. Сделав ход, игрок переключает их: нажимает на кнопку и с помощью вмонтированного рычажка выключает свои часы и включает часы партнера. У обоих игроков на циферблате имеется флажок. Когда минутная стрелка приближается к цифре 12, он поднимается, "повисает", а при достижении верхней точки падает.

Впервые часы были применены в Лондоне, в турнире 1883 года. С тех пор они стали таким же обязательным атрибутом соревнований, как и сами шахматы. Поскольку времени часто не хватало, игроки в шутку назвали шахматные часы самыми быстроходными часами в мире.

"Кажется сущей безделицей, а на самом деле шахматные часы обладают огромной властью, - писал гроссмейстер Шпильман. - Игрокам они представляются истинным бичом и тираном... У них есть свои господа и рабы. Господин - тот, кто ведет борьбу в полной уверенности, что в состоянии преодолеть парализующий страх; раб - тот, кто робок и нерешителен".

Надо сказать, что на рубеже XIX-XX веков многие маэстро пользовались шахматными часами без особого энтузиазма. Так, в 1906 году на турнире в Нюрнберге в правила был введен следующий пункт: "После падения флажка шахматист имеет право за определенную плату купить добавочные пять минут". Забавно, что польский мастер Давид Пшепюрка, довольно состоятельный человек, истратил на покупку времени солидную сумму, что не помешало ему занять одно из последних мест.

После изобретения часов возникло понятие "контроль времени" в партии. Напомним, что соперникам при игре с часами дается определенное время на фиксированное число ходов. Если игрок не уложился в него, то ему засчитывается поражение. Стрелки на часах устанавливаются таким образом, чтобы при окончании времени минутная занимала вертикальное положение, то есть в этот момент флажок падает.

Когда-то был популярен контроль 2 часа на 30 ходов и далее 1 час на каждые 15 ходов. С середины ХХ века в крупных соревнованиях, включая матчи на первенство мира, применялся другой контроль - 2,5 часа на 40 ходов, а затем 1 час на 16 ходов. Почти полвека такой контроль считался классическим. По сложившейся традиции у обоих партнеров первый контроль заканчивается в 14.00, то есть перед началом партии на часах ставится 11.30 (разумеется, флажок падает и в 12.00, и в 13.00, но это не принимается в расчет).

Благодаря изобретению шахматных часов особую популярность приобрела игра в блиц, где каждому партнеру дается 5 минут на партию. Это самый распространенный контроль, но иногда играют по 4, 3, 2 и даже по одной минуте на партию (такая игра называется "буллет"). Часто используется и фора во времени. Например, у более слабого игрока 5 минут на партию, а у более сильного - 3, 2 или 1 минута.

Во второй половине ХХ века популярность завоевал новый вид соревнований - быстрые шахматы (рапид): 25 минут на партию, иногда 15, 20 или 30 минут. Основоположником быстрых шахмат считается гроссмейстер Давид Бронштейн. Именно по его инициативе в 1971 году прошел первый Кубок Москвы (замечу, что его выиграл ваш покорный слуга - как давно это было!), стал проводиться и Кубок России. А вскоре рапид вышел на международный уровень, ныне соревнования по быстрым шахматам проводятся не реже, чем по классическим.

Конечно, при малом времени качество партий снижается, реже встречаются глубокие и тонкие замыслы. Впрочем, и в быстрых шахматах, и в блице иногда игроки проводят красивые, запоминающиеся комбинации : концентрация мысли позволяет мастеру обнаружить "на флажке" эффектное и неожиданное продолжение.

Приведем уникальный пример: эта изящная комбинация из партии в блиц уже девять десятилетий входит в золотой фонд шахматного искусства!

Капабланка - Ласкер

Берлин, 1914

(Иллюстрация 1)

1. К:с7 К:с7 2. Ла8+!! Парадоксально: чтобы выиграть, белым надо избавиться от ладьи. Немедленное 2. Кр:с7 вело к пату, а 2. Крс8 К:b5 - к простой ничьей.

2...К:а8. После 2...Кр:а8 3. Кр:с7 Кра7 4. Крс6 Кра8 5. Кр:b6 белая пешка быстро проходит в ферзи.

3. Крс8! Черные сдались. Теперь на 3...Кс7 уже можно взять коня: 4. Кр:с7 с выигранным пешечным эндшпилем.

Эта партия с пикантным финалом была сыграна в блиц-матче между двумя корифеями шахмат, закончившемся победой кубинца 6,5:3,5. Позиция на диаграмме представляет собой готовый этюд, хотя, конечно, не очень сложный. Кстати, иногда позиция приводится как совместное произведение двух чемпионов мира (при этом в исходной позиции белый король стоит на d7 - у ладьи больше свободы, а черный конь d5 на е6).

Через двадцать лет идея Капабланки была усовершенствована известным шахматным композитором М. Либуркиным, и в результате получился более сложный и насыщенный этюд.

М. Либуркин, 1934

(Иллюстрация 2)

Выигрыш

Приведем основной вариант решения. 1. Лh8 Кfd7 2. Крc7 Крa7 3. Ле8! Кf6! 4. Л:b8 Кe8+! 5. Крd7! Кc7! 6. Ла8+! К:а8 7. Крс8 со знакомой позицией.

Итак, к изящному финалу блиц-партии добавлено четыре хитрых хода. Однако на этом дело не кончилось, спустя почти полвека Э. Погосянцу удалось придумать остроумное вступление и еще удлинить решение.

Э. Погосянц, 1981

(Иллюстрация 3)

Выигрыш

1. h7 Крg7 2. h8Ф+! Кр:h8 3. Кр:f7 Кe7 4. g5 Крh7 5. Лd8! На доске позиция после третьего хода в этюде Либуркина, только в данном случае все фигуры сосредоточены на противоположном фланге.

Конечно, можно было бы привести немало интересных комбинаций из блиц-партий, но мы специально выбрали этот пример. Встреча в блиц оказалась весьма плодотворной, мало какая другая классическая партия привлекала столь пристальное внимание шахматных композиторов.

В 1990-е годы компьютеры достигли гроссмейстерской силы и стали активно вмешиваться в анализ. Поэтому было отменено откладывание партий и соответственно доигрывание. С тех пор игра идет в один присест, результат определяется в тот же день. В крупных турнирах после первого контроля (2,5 часа на 40 ходов) соперникам добавляется еще 1 час до конца партии, то есть она может длиться 7 часов. Другой вариант - 2 часа на 40 ходов, затем 1 час на 20 ходов и далее полчаса до конца; опять получается семичасовая партия. Такой контроль тоже называется классическим, и, скажем, Владимир Крамник - чемпион мира по классическим шахматам.

В нескольких чемпионатах мира ФИДЕ, состоявшихся на рубеже веков, применялся смешанный контроль, когда на каждом этапе сначала играется микроматч по классике, а при ничьей назначается тай-брейк: быстрые шахматы и при необходимости блиц. В финале до блица дело не доходило ни разу, но в 1998 году в Лозанне решающий матч Карпов - Ананд в основное время закончился вничью, и новый чемпион мира ФИДЕ определился в рапиде - повезло Карпову. Спустя шесть лет именно в тай-брейке чемпионом мира стал и Касымжанов.

Вместе с изобретением шахматных часов и введением контроля времени родилось понятие цейтнота, означающее его недостаток. Очевидно, цейтнот - злейший враг шахматной эстетики, из-за него многие красивые комбинации не доводятся до логического конца, рушатся превосходные замыслы. "Белые находились в крайнем цейтноте и поэтому не нашли лучшего продолжения" - стандартное примечание, которое встречается сплошь и рядом.

Иногда считают, что цейтнот - следствие расчета шахматистами сложных вариантов на много ходов вперед. Но, как показывает практика, чаще всего он возникает из-за нерешительности игроков в простых позициях. Порой мастера, подобно буриданову ослу, по полчаса размышляют над тем, какой из двух ладей пойти в центр доски - ферзевой или королевской. Жертвой цейтнота становятся и максималисты, искатели истины - они всегда стремятся найти оптимальное, сильнейшее продолжение. Но ведь это прерогатива компьютера, а человеку для экономии времени достаточно сделать просто хороший ход, а не обязательно лучший из лучших. Как шутят шахматисты по этому поводу, лучшее - враг хорошего.

А некоторые оригиналы любят хорошо подумать уже в самом начале партии. Так, Бронштейн на первом ходу зачастую думал минут сорок. Когда гроссмейстера спрашивали, над чем он размышлял, Давид Ионович философски отвечал: "Ну как же, очень сложная позиция!" По-своему он был прав, но дело в том, что и в эндшпиле позиция бывает не проще - а времени подумать уже не остается...

Наверное, это обстоятельство имел в виду Шпильман, когда говорил, что игрок должен быть господином шахматных часов. Вот еще одно остроумное высказывание австрийского маэстро: "Гордо и безжалостно тикают часы рядом с шахматистом. Горе тому, кто не пожелает с ними считаться! Его постигнет участь укротителя диких зверей, который неминуемо гибнет, как только ему изменяют воля и уверенность в своих силах".

(Окончание следует.)


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Шахматы»