Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

АКАДЕМИК АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЯНКО: ПОГРУЖЕНИЕ В ПРОШЛОЕ

Владимир ГУБАРЕВ.

По уже сложившейся традиции имена лауреатов Демидовской премии 2004 года председатель Демидовского фонда академик Геннадий Андреевич Месяц объявил на "Чаепитии в Академии". Об Анатолии Пантелеевиче Деревянко - давнем друге и коллеге - он сказал коротко: "Это выдающийся ученый в области археологии и древней истории. Ему принадлежит огромная роль в изучении первоначального заселения человеком Евразии, исследовании стоянок первобытного человека на Алтае, в Монголии и Средней Азии. Им открыты сотни археологических памятников в Северной и Центральной Азии. Каждое его исследование вносит бесценный вклад в науку, его погружение в прошлое всегда приносит блестящие открытия…"

"Погружение в прошлое" - слова запомнились, потому что они очень точно передают смысл того научного подвига, который совершает академик Деревянко.

На "Чаепитии" у нас состоялся любопытный разговор с ученым. Но прежде - несколько "Погружений в прошлое", далекое и не очень.

Анатолий Пантелеевич Деревянко родился в селе Козьмо-Демьяновка Амурской области. Не потому ли столь велико его пристрастие к древней истории Сибири и Дальнего Востока? Ведь обязательно появляются люди, которые понимают, насколько загадочно и не изучено прошлое их "малой Родины"… Но это был бы слишком простой ответ на извечный вопрос о таланте человека.

Впрочем, сам Деревянко вспоминает о своем детстве так:

"Истосковавшиеся по теплу после долгой, холодной и ветреной зимы, мы, деревенские мальчишки, любили собираться за околицей. Забравшись в заросший бурьяном обвалившийся окоп, оставшийся от военных времен, мы ловили лучи теплого весеннего солнца и читали книги. Читал кто-нибудь один, а все остальные, сбившись в тесную кучку, затаив дыхание, слушали. За чтением как-то забывалось наше полуголодное, неустроенное послевоенное детство, шумные и яростные военные игры, нередко со взрывами настоящих гранат и выстрелами из далеко не безопасных самопалов. Когда солнце, поднявшись в зенит, начинало припекать, кто-то, спохватившись, вспоминал, что пора в школу…

Вспоминая детство, я всегда с особым чувством и благодарностью думаю о книгах, которые каждый день открывали передо мной новое и неизведанное. И радуюсь за сегодняшних мальчишек и девчонок, которым только еще предстоит пройти этой увлекательной дорогой, открывая и познавая огромный мир на страницах прочитанных книг".

Чтение книг - это искусство. Мне кажется, что мы его теряем сегодня…

Литературный талант у Деревянко проявился еще в детстве. Это было одним из слагаемых его будущей профессии. Находки в прошлом необходимо описывать ярко и понятно, а потому историку и археологу писательский дар необходим.

Но главное в судьбе Деревянко все-таки определил великий Окладников. Алексей Павлович возглавлял Сибирскую археологическую экспедицию. В 1961 году, когда в космос полетел Юрий Гагарин, юноша из деревни Козьмо-Демьяновка провел свой первый полевой археологический сезон.

В 18 лет Анатолий Деревянко выступает с докладом на Всесоюзной археологической конференции. А уже на следующий год заканчивает с отличием институт и сразу же поступает в аспиранту ру. Его научный руководитель - академик А. П. Окладников.

В 1963 году Деревянко проводит самостоятельные раскопки; в 1965-м - защищает кандидатскую диссертацию "Древние культуры Среднего Амура (каменный век)".

Академик А. П. Окладников создает центр гуманитарной науки в Сибири. Его "правая рука" - молодой Деревянко. За пять лет из младшего научного сотрудника он становится заместителем директора по науке Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР.

В 28 лет защищает докторскую диссертацию "Приамурье в древности (до начала нашей эры)". К этому времени Деревянко - уже автор десятков научных статей, двух монографий.

Его путь в науке столь стремителен и высок, что напрашивается сравнение со стартующей ракетой. Ракета выводит космический корабль на орбиту приблизительно за десять минут. Затем начинается самостоятельный полет корабля, который может длиться многие годы и даже десятилетия: все зависит от орбиты.

Научные "орбиты" А. П. Деревянко чрезвычайно высоки, и о том свидетельствует даже краткий перечень исследований, осуществленных им самим или под его руководством. Опубликовано 76 монографий и более 650 научных статей! Библиография напоминает остросюжетный роман, в котором бесчисленное количество главных и второстепенных героев, а действие охватывает века и эпохи. Иначе и быть не может, когда имеешь дело с историком и археологом, для которого путешествия сквозь время столь же обычны, как для нас поездка на электричке на дачу.

Сигнал из прошлого : " Это случилось в самом начале железного века. Племя расположилось на берегу реки. Оказалось, что здесь есть необычные "камни", которые очень трудно поддаются обработке. Однажды главе племени удалось нагреть такой "камень", сделать его мягким, податливым. К сожалению, вождю не удалось продолжить свои необычные "опыты": на племя неожиданно напали воинственные соседи. Они убили всех, даже женщин и детей. А потом быстро ушли в поисках новых жертв".

Спустя многие тысячи лет на этом месте появилось село Кукелево. И археологи обнаружили здесь остатки древнего поселения. К великой радости археологов, в нем сохранились многие предметы, которыми пользовались древние люди. Находки помогли понять, как строили дома, чем питались, как работали далекие наши предки.

Поселение рядом с Кукелевом, что находится в Еврейской автономной области, исследовал А. П. Деревянко. Это один из первых памятников раннего железного века на Дальнем Востоке.

Анатолий Пантелеевич Деревянко был среди инициаторов создания Музея истории и культуры народов Сибири. Сейчас это одна из главных достопримечательностей Академгородка, и каждый гость города науки старается обязательно в нем побывать.

Энергии ученого можно только позавидовать: он занимается исследованиями, преподает в Новосибирском университете, становится профессором, а в 1972 году ему присуждают премию Ленинского комсомола. Его книга "Каменный век Северной, Восточной и Центральной Азии" стала учебником. Студенты и сегодня пользуются им.

Я познакомился с молодым доктором наук Анатолием Деревянко, когда его избрали секретарем ЦК ВЛКСМ. В то время - шел 1976 год - я работал в отделе науки газеты "Правда", и нам доводилось встречаться довольно часто. Начали устанавливаться контакты между учеными СССР и США, и Анатолий Деревянко принимал участие в первой советско-американской археологической экспедиции на Аляске и Алеутских островах. Честно говоря, меня удивило, что столь блистательный молодой ученый оказался в кресле комсомольского функционера. Но такой вопрос в те годы задавать было неловко.

Минуло почти тридцать лет, и мы сидим в зале заседаний президиума РАН, где только что объявлено о присуждении Демидовских премий за 2004 год. Мне кажется, что нынче вопрос о работе в комсомоле вполне уместен. Я спрашиваю:

- Те годы были для вас полезны?

Анатолий Пантелеевич отвечает:

- Секретарем ЦК комсомола мне пришлось работать почти четыре года. А случилось это так. Я защитил докторскую диссертацию довольно рано, и этот факт сам по себе привлек внимание партийного руководства. Тем более что в юности я много занимался общественной работой и, не скрываю, получал от этого большое удовлетворение. В ЦК комсомола была создана совершенно уникальная организация - Совет молодых ученых, возглавлял ее Геннадий Андреевич Месяц. Через этот Совет прошли тысячи наших ученых, здесь поддерживали все талантливое в стране. После ухода Месяца председателем Совета был избран я. В то время комсомол уделял особое внимание развитию науки в стране, поддерживал молодых исследователей. Пожалуй, ни до, ни после ничего подобного такому Совету не было, и это, как мне кажется, сказывается на развитии нашей науки. А затем меня избрали секретарем ЦК. Конечно, я не хотел занимать эту должность, но было сказано: "надо". Меня трудно упрекнуть в карьеризме, потому что на должности секретаря зарплата у меня была меньше…

- Не может быть?! Ведь считалось, что всевозможных благ в партии и комсомоле было вполне достаточно?!

- Это еще одна иллюзия прошлого… К своему избранию я уже был доктором наук и профессором Новосибирского университета, так что на секретарской должности я получал, кажется, на 50 рублей меньше.

- По тем временам это были вполне приличные деньги. Но сам по себе факт с зарплатой любопытен, я этого не знал…

- Я делал все возможное и невозможное, чтобы не порывать с наукой. Постоянно бывал в экспедициях, причем не только во время своего официального отпуска, но и по специальному графику, который установил для себя. За те три с половиной года, что отданы комсомольской работе, я написал большую монографию. Тот, кто имеет даже отдаленное отношение к науке, понимает, насколько это непросто. Но молодость способна преодолевать даже самые невероятные трудности - я в этом убедился на собственном опыте.

Сигнал из прошлого: "Проблема реконструкции природной среды, в которой проходило становление древнего человека, насчитывает более ста лет. В современном виде она была поставлена в конце XIX - начале XX века параллельно с развитием ледниковой теории. Именно с появлением этой теории стало понятным, что условия обитания древнего человека существенно отличались от современных…

Особое место в комплексном изучении палеолита занимают горные районы, где большая часть археологических памятников приурочена к пещерам. Древний человек всегда использовал карстовые полости как места поселений. Вместе с тем на протяжении своей истории пещеры являлись коллектором палеонтологических остатков, благодаря чему пещерные памятники, как правило, дают богатый материал для реконструкции природной среды".

- Я следил за вашей карьерой. И честно говоря, был очень удивлен, когда секретаря ЦК комсомола избрали в члены-корреспонденты Академии наук СССР. Обычно к партийным функционерам в Академии относились настороженно, "черных шаров" при избрании бросали много, а тут все иначе…

- Главную роль сыграли мои исследования. Это бесспорно. Да и коллеги прекрасно понимали, что мой уход из комсомола предрешен. Так и случилось… И теперь я должен несколько слов сказать о нашей Академии. Работать в ней - великое счастье для каждого настоящего исследователя. И самое ценное - это фундаментальная наука. Немногие страны обладают таким богатством. Даже в такой высокоразвитой стране, как Германия, фундаментальная наука после уничтожения ее во времена фашизма не может возродиться до сих пор. Опыт российской науки бесценен, а потому ее нужно беречь. Та атака, которая ведется сегодня на Российскую академию наук, не только ошибочна, но и глубоко безнравственна. Под флагом реформирования делается попытка обескровить Академию, ввести в нее рыночные отношения, что само по себе может привести ее к гибели. Происходящее очень опасно.

- И вы это можете доказать на примере археологии?

- Конечно. То, что получают археологи ежегодно во время экспедиций, поистине бесценно…

- Это образ?

- Нет. Только в нашем институте есть раритеты, стоимость которых превышает все расходы на экспедиции и зарплату сотрудников. Например, в музее хранятся две шубы, возраст которых две с половиной тысячи лет. Как вы думаете, сколько они могут стоить?!

- Я не ослышался: две шубы?

- Они добыты из замороженных курганов. А шелковая рубашка? Нам удалось выяснить, что она была заштопана, и мне кажется, эта деталь говорит о многом. Я мог бы долго говорить о каждом из экспонатов нашего музея - ведь это жизнь далеких предков… Но есть и современные проблемы, например сохранение языка и культуры малочисленных народов. Представителей некоторых народов осталось меньше тысячи, но их история не менее богата, чем тех народов, численность которых миллионы человек. У нас этой областью науки занимаются 80 сотрудников. В результате реформ, о которых так много сегодня говорится, эти ученые исчезнут. И чего добьется государство? Много ли средств сэкономят чиновники? А ведь пропадет целый пласт культуры человечества, и восстановить его наши потомки не смогут.

Сигнал из прошлого: "В настоящее время наиболее интересные результаты получены при изучении палеолита Алтая и сопредельных территорий Азии. Особое значение алтайским палеолитическим памятникам придает их географическое положение. Находясь на границе северной и центральной частей Азии, древнейшее население Алтая играло принципиально важную роль в формировании первобытной ойкумены этого обширного региона… На относительно небольшом участке долины р. Ануй сосредоточены пещеры Денисова, Окладникова, стоянки открытого типа Усть-Каранол-1, Ануй-2 и другие многослойные памятники. На этих объектах изучены мощные толщи плейстоценовых отложений, сформированные последовательным наслоением древних уровней обитания первобытного человека от эпохи среднего палеолита до заключительной стадии палеолитического времени. Помимо собственно археологических данных, в этих отложениях отмечена высокая концентрация пыльцы и спор растений, костей крупных и мелких млекопитающих и других органических остатков, отражающих длительный процесс изменения природных условий на различных палеогеографических этапах четвертичного периода".

- Да и специалистов становится все меньше… А вдруг их не будет совсем?

- Энтузиасты всегда найдутся! И сегодня их очень много, потому наша область науки так успешно развивается. Среди сотрудников Института археологии и этнографии в Новосибирске весьма популярна одна поговорка. А звучит она так: "Никто из нас ниже профессора любого зарубежного университета упасть не сможет!"

- Для непосвященных требуется уточнение…

- Оно простое: любой из наших сотрудников способен занять профессорскую должность в западном университете, и это сделает честь университету. Я не хвалюсь - просто констатирую факты. Квалификация наших ученых велика, и это признают во всем мире. За исключением отечественных чиновников, которые волей-неволей пытаются сделать все, чтобы снизить уровень российской науки.

- Будем надеяться, что делается это не по злому умыслу, а по незнанию!

- Ученым от этого не легче… Но вернемся к науке. Конечно, говорить о собственных достижени ях непросто. Каждый год обязательно участвую в экспедициях. Одна из очень интересных - это совместная российско-китайско-американская. Открыты комплексы, возраст которых не менее пятисот тысяч лет…

Сигнал из прошлого: "Комплексные исследования 1980-х годов продемонстрировали большой научный потенциал ануйских палеолитических стоянок. В культурных отложениях многослойных объектов были обнаружены первые на территории Северной Азии останки неандертальского человека, найдены тысячи каменных артефактов, собрана представительная коллекция орудий и украшений из кости и зубов животных, зафиксирован большой объем палеогеографических данных о развитии природных условий плейстоцена".

- Каждое из таких исследований фрагментарно, а потому непонятно для обывателя. Что же объединяет все археологические исследования?

- Общая фундаментальная задача: выяснить, как появился человек и каковы его пути миграции, то есть как именно он расселялся по планете.

- И районы поиска обширны?

- Безусловно. К примеру, в мае 2004 года я сначала вылетел в экспедицию, которая работает на кромке Каспийского моря. Там обнаружены уникальные стоянки древнего человека. Они привлекли внимание ученых многих стран, потому что помогают более четко представить его миграцию в зависимости от колебаний уровня моря. Оттуда вылетел в Пекин, где обсуждались результаты уже проведенных работ. Из Пекина перелетел в Улан-Батор. В экспедициях по Монголии я работаю с 1966 года, и здесь найдено очень много интересного. Из Улан-Батора сразу же поехал на Горный Алтай - там работала экспедиция нашего института. Но это моя работа, а сотрудников института вы можете встретить не только в разных районах страны, но и везде на планете, где ведутся интересные археологические раскопки. Повторяю, авторитет ученых Новосибирска в науке очень высок…

Сигнал из прошлого: "На самом юге Российского Алтая, на стыке границ Китая, Монголии, Казахстана и России, у подножия величественной Табын-Богдо-Олы в окружении скалистых гор раскинулось плоскогорье Укок. Здесь, на высоте более 2 тыс. м, простирается как бы некий изолированный оазис. Обширная долина расположена почти в центре необъятной горной страны.

Плоскогорье, несмотря на суровые климатические условия, всегда привлекало к себе человека прекрасными зимними пастбищами, с которых снежный покров сдувало сильными ветрами. Укок и сегодня богат зверем и рыбой. Он отличается неповторимой красотой и просто сказочными пейзажами. Для археологов это место еще не одно десятилетие будет своего рода Меккой. Археологичес кие исследования подарили науке блестящие образцы материальной и духовной культуры различных эпох и народов. На Укоке были открыты сотни разных по типам и культурам археологических памятников, включающих погребальные, культовые, поселенческие комплексы, наскальные изображения, каменные геометрические выкладки, оленные камни и древнетюркские изваяния".

- И все-таки ваш личный интерес, насколько мне известно, связан с Горным Алтаем?

- На территории Горного Алтая найдено, бесспорно, самое раннее местонахождение человека в России. Его возраст порядка двухсот тысяч лет. Климатические условия палеолита позволяли человеку жить в тех местах, и первая волна миграции проходила через южные районы Сибири.

- Но ведь раньше говорили о Каспии?!

- Вариант Северного Каспия не исключается. Было множество троп, а не одна дорога в будущее… Но самая древняя стоянка обнаружена именно в Сибири. Раньше ученые даже мысли не допускали о том, что современный человек мог зародиться и в этих районах. Мы нашли бесспорные доказательства, что процесс шел одновременно в Сибири и на Ближнем Востоке, и у нас данные ярче, лучше и доказательней.

Сигнал из прошлого: "Самыми интересными местонахождениями, открытыми и изученными на Укоке, являются, пожалуй, курганы пазырыкской культуры с мерзлотой. В них сохранились великолепные уникальные предметы пластического и декоративно-прикладного искусства из дерева, войлока, ткани и кожи, возраст которых составляет 2,5 тыс. лет. В двух курганах на Укоке были открыты и исследованы мумифицированные захоронения женщины и мужчины".

- Это "Троя" в Сибири?

- Не хочу подобных аналогий! Каждое открытие в археологии - собственная "Троя" для ученого, и ценность ее ничуть не ниже. Если понимать нашу работу иначе, то ничего путного не получишь.

- Сейчас много "самодеятельных" археологов. Поиски древностей превратились в бизнес. Можно ли с этим бороться?

- Очень трудно. Непрофессиональные археологи наносят непоправимый вред науке. Защититься от них можно только специальными законами. Однако для их создания опять-таки нужны профессионалы. Их же в стране мало. Ну а любители древностей превращают науку в коммерцию. К примеру, если они находят древнее поселение, то стараются взять из него все, совершенно не заботясь о его сохранности. Так подчас погибают уникальные свидетельства прошлого, которые восстановить уже невозможно. Археология - это симбиоз разных наук. В работах принимают участие геологи, морфологи, химики, физики и так далее. Ведутся широкие лабораторные исследования. Естественно, всего этого у любителей нет. Их интерес чаще всего заканчивается у прилавка торговца.

- Сейчас вокруг археологических раскопок на Алтае разгораются весьма нешуточные политические страсти, вводятся запреты на работу экспедиций. С чем это связано?

- С непониманием фундаментального значения исследований на плоскогорье Укок. К современности погребальные курганы отношения не имеют. В те времена на Алтае жили совершенно другие люди, и мы пока не можем проследить, какая именно народность имеет прямую связь с ними. Так что политические страсти не имеют под собой оснований. В распоряжении ученых оказались уникальные археологические материалы. Это то же самое для Алтая, что пирамиды для Египта. И столь же бережно нужно к таким захоронениям относиться. Но в реальности этого нет. Главная опасность в том, что курганы начинают размораживаться. Захоронения находятся на высоте 2200 метров. Лето там всегда было коротким, а потому "холодильник" работал нормально. Но сейчас идет глобальное потепление, и за последние 25 лет снежный покров на этих высотах уменьшился. Часть погребальных комплексов разморозилась. Сейчас есть методы, которые позволяют определить истинное состояние курганов, выяснить, каким из них грозит опасность. Если потепление будет продолжаться, курганы погибнут. Но у современной науки и технологии есть возможности сохранить эти уникальные археологические объекты.

- То есть вы призываете сделать археологию еще более "затратной"?!

- Когда речь идет о бесценных вещах, то понятие "затратная наука" становится бессмысленным.

Иллюстрация «Плоскогорье Укок»
Плоскогорье Укок, расположенное на юге Алтайского края, на стыке границ Китая, Монголии, Казахстана и России, хранит следы жизни древних обитателей этого края. Здесь впервые в мире изучены "замерзшие" непотревоженные захоронения скифского времени с мумифицированными останками людей и предметами культуры.

Иллюстрация «Находки из "замерзших" курганов»
Находки из "замерзших" курганов требуют кропотливой работы ученых и реставраторов. У мужской шубы, в которую была одета мумия из могильника Верх-Кальджин II, оказалось повреждено более 90% кожаной основы. Поэтому "раздевать" мумию решили в лабораторных условиях. Реставраторам удалось спасти уникальную вещь. Шуба сшита из овчины, наподобие дубленки, мехом внутрь, и украшена цветными кисточками из конского волоса. Характерная особенность ее покроя - "хвост", который, вероятно, имел не только декоративное, но и практическое назначение. Одежда такого покроя встречается у некоторых народов Сибири.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Люди науки»