Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

К. Ф. ФОН МЕКК И ДРУГИЕ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ ВОРОТИЛЫ

Одним из тех, кого трудности нового дела не смущали, был инженер путей сообщения Карл Федорович (Карл Оттон Георг) фон Мекк, лютеранин, немец по происхождению. Родился он в 1821 году в старинной дворянской семье. Его отец, военный, позже таможенный чиновник, умер от холеры, не дослужив до пенсии и оставив вдову с малыми детьми без средств. Молодой Мекк, закончив Петербургский институт путей сообщения, стал заниматься (но лишь в качестве чиновника) строительством и инспектированием стратегических дорог на западе России. Семья росла, зарплаты хронически не хватало, и по настоянию жены в 1860 году почти сорокалетний Карл Федорович перешел в недавно образованную частную фирму - Общество Саратовской железной дороги.

Инициатива создания общества принадлежала генерал-адъютанту С. А. Юрьевичу; в число учредителей вошли видные московские коммерсанты, а среди первых акционеров было несколько великих князей (включая цесаревича Николая Александровича). Главным секретарем правления общества, разместившегося в Москве, в Кривом переулке, в доме Мейера, стал Павел Григорьевич фон Дервиз - еще одна фигура, с которой стоит познакомиться поближе.

***

Дервизы - рязанские помещики из обрусевшей немецкой семьи со шведскими корнями. Приставка "фон" к фамилии появилась при Петре III, когда служившему в юстиц-коллегии Иоанну Адольфу Визе было пожаловано российское дворянство.

Павел Григорьевич родился в 1826 году в городе Лебедянь Тамбовской губернии. Закончив с золотой медалью привилегированное училище правоведения в Петербурге, служил в Сенате по департаменту герольдии. Участие в Обществе Саратовской железной дороги стало его дебютом на новом поприще. Общество, которому правительство выдало гарантии на капитал и ежегодный доход в 4,5%, обязалось за шесть лет проложить одноколейную дорогу от Москвы до Саратова. Строительство началось 11 июня 1860 года.

Основным подрядчиком правление выбрало известную фирму Дурова, а главным субподрядчиком стал К. Ф. фон Мекк, который на пару с инженером Садовским вел земляные работы, строил полотно и искусственные сооружения. Участок Москва-Коломна протяженностью 117 верст закончили очень быстро, всего за два года. Затем строительство остановилось из-за отсутствия средств. Обанкротившуюся компанию ликвидировали, а на ее месте возникло Общество Московско-Рязанской железной дороги с Дервизом в качестве председателя правления.

Оставив предпринимательство, Дервиз намеревался посвятить себя общественным делам. Этот выходец из обрусевшей немецкой семьи понимал основные проблемы России лучше большинства общественных и государственных деятелей. Дервиз надеялся пересадить на русскую почву протестантскую этику, воодушевив элиту идеей служения делу ради самого дела. С этой целью он хотел создать аналог английской системы воспитания джентльменов - "народные лицеи" со сроком обучения в течение трех лет после окончания гимназии. На учреждение их Дервиз собирался пожертвовать около полумиллиона рублей (свыше 11 миллионов современных долларов), но внезапная смерть разрушила эти планы.

***

Иван Станиславович Блиох, сын польского еврея, наживший на железнодорожных концессиях большие деньги, активно включился в общественную жизнь. Он трудился для комиссии по пересмотру законодательства о евреях, возглавляемой графом Паленом, организовал конференцию по всеобщему разоружению и издал множество трудов по экономике и финансам. Его литературная плодовитость могла бы вызвать изумление, если бы не уверения Сергея Юльевича Витте, что Блиох лишь составлял программы работ, а писали их его порученцы.

***

Другой известный концессионер, Петр Ионович Губонин, по характеристике Витте, "представлял собой толстопуза, простого русского мужика с большим здравым смыслом, но почти без всякого образования". Состояние Губонина оценивалось примерно в 20 миллионов рублей. Он много жертвовал на церковь, на бедных и на Красный Крест. За финансирование политехнической выставки в Москве и "во внимание к стремлению его своими трудами и достоянием содействовать общественной пользе" Губонину были пожалованы дворянство и чин тайного советника (чин 3-го класса по Табели о рангах соответствовал генерал-лейтенанту). Однако он продолжал ходить в картузе и сапогах бутылками, а генеральскую звезду надевал на длиннополый купеческий сюртук.

***

Самыми крупными делами заправляли сыновья оршанского первой гильдии купца Соломона Полякова. Самуил Поляков из мелкого винного откупщика и содержателя почтовых станций превратился в одного из крупнейших железнодорожных тузов. Его расходы на благотворительность составили фантастическую сумму 2-3 миллиона рублей. Так, Иван Бунин учился в Ельце в классической гимназии, построенной и содержавшейся на деньги Самуила Полякова. Брат Самуила, Лазарь, создал в конце XIX века целую финансово-промышленную империю, но из-за неаккуратного ведения дел и давления Министерства финансов потерял почти все активы. Его сыновья судились с правительством вплоть до революции 1917 года.

См. в номере на ту же тему

А. АЛЕКСЕЕВ - В поисках сермяжной правды. Герои "Анны Карениной" и их время.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Подробности для любознательных»