Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЗЕМЛЯ-КОРМИЛИЦА

Анатолий ОНЕГОВ.

Наверное, вам приходилось встречать в конце лета на огуречных грядках, когда урожай почти весь собран, огурчики-уродцы. Одни из них похожи на перец - хвостики огурчиков тонки и загибаются; другие - на грушу, - "головка" плохо развита, а низ раздут точь-в-точь как у груши. Огурцы, похожие на скрюченные перцы, вырастают на грядках, когда растениям не хватает азота, а плоды, напоминающие грушу, - если не достает калия.

Азот, фосфор, калий, а так- же сера, магний, кальций, железо требуются растениям в больших количествах, поэтому и именуют их макроэлементами. Другие необходимые для питания вещества - микроэлементы - растениям нужны в гораздо меньших дозах. Микроэлементами считаются: бор, марганец, медь, молибден, цинк, кремний, кобальт, натрий, йод.

Давно известно и то, как ведут себя растения, когда им недостает в питании того или иного макро- или микроэлемента. Не будет хватать азота - и растения сразу замедлят свой рост, а листья из зеленых сделаются светло-зелеными.

Недостает фосфора - задержится их рост, цветение и созревание плодов, листья начнут приобретать фиолетовый цвет и не станут образовываться боковые побеги.

Не хватит калия - листья сделаются вялыми, и на них появятся бурые пятна, а края пожелтеют.

При дефиците кальция растения не вырастут, останутся крошечными карликами.

А при отсутствии меди они не могут развиваться вообще и вскоре после появления всходов погибают.

Все перечисленные элементы питания растения получают из почвы. Калий, фосфор, кальций, сера, железо... находятся в земле, богата ими та же глина, которая лежит ниже верхнего плодородного слоя почвы. А вот азот в почве не содержится - он поступает из воздуха в результате деятельности особых бактерий, которые и поглощают азот, находящийся в воздухе, и обогащают почву этим элементом.

Для успешной работы таких бактерий требуется два условия: доступ в почву кислорода и ее слабая кислотность. Вот почему почвы по низким, сырым местам куда бедней азотом, чем почвы на высоких и сухих местах.

К сожалению, естественное накопление азота в почве идет медленно, а извлечь его культурные растения могут очень быстро - для этого хватает всего несколько лет. Достаточно быстро могут быть вынесены из почвы и другие элементы питания.

Еще в самом начале восьмидесятых годов в Финляндии мне показали рисунок из книги, адресованной школьникам. На рисунке рядом были два хлеба. Один - небольшой, а другой - хлеб-великан. Под рисунком были такие подписи: еще совсем недавно для того, чтобы наш организм получил все необходимые ему микроэлементы, достаточно было съесть небольшой каравай хлеба; теперь, когда земля уже поработала на людей, чтобы получить такое же количество необходимых микроэлементов, надо употребить в пищу вот такой хлеб-гигант. Так финским школьникам объясняли, что без внесения в почву микроэлементов нормальная жизнь людей скоро будет невозможна вообще. О том, что в почву надо вносить все макроэлементы питания, уже не говорилось - это была истина.

Как-то в научной литературе прочитал я об урожаях зерновых, которые собирали еще при царе Алексее Михайловиче на Русском Севере (речь шла о монастырских землях). Эти урожаи характеризовались такими цифрами: "сам-5", "сам-7", "сам-11", а то и "сам-13"". Что такое "сам-5"? Посеяли пуд зерна, а получили пять пудов. А "сам-13" - посеяли один пуд, а вырастили 13 пудов! Очень высокие показатели и по нынешним временам: если на гектар пашни расходовать хотя бы 200 килограммов зерна, то урожай может быть 26 центнеров с гектара. Учтите, что в те времена не было сегодняшних сеялок, и зерно не высевали рядками, а разбрасывали рукой, и рос хлеб сплошной густой стеной. При таком способе посева на гектар пашни шло не 200-250 килограммов семян, а 400, и урожай "сам-13" выглядел иначе: не 26 центнеров с гектара, а 52 центнера! И это на северных пашнях, сиротских подзолах, отвоеванных в свое время у леса с помощью огня! Лес выжигали весь, до основания, вместе с ним выгорала и почва - ее верхний плодородный слой. Зола на месте пепелища содержала все макро- и микроэлементы, но в ней не было азота. Азота не оставалось и в почве - он улетучивался. В выгоревшей почве не находилось ничего живого: ни аэробных микроорганизмов, ни бактерий, умеющих связывать азот и передавать его почве. Голая пустыня только год-другой давала за счет золы какой-то урожай (зола - первое минеральное удобрение, с которым столкнулся человек). Затем недавнее пожарище люди оставляли, и оно постепенно зарастало сначала иван-чаем (кипреем), затем малиной, позже березой, осиной, ольхой. И вот на такой земле-пепелище в XVII веке собирали урожай, который недостижим нынче многим современным хозяйствам?! А волшебной палочкой был самый обычный навоз, что по весне вывозили на поля и запахивали в почву. Навоз оказался вторым удобрением, с которым встретился человек, причем органическим, дающим пищу различным микроорганизмам, и полным, содержащим все необходимые растению элементы питания, включая и азот.

В те же времена, когда собирали по северным землям богатые урожаи, навоз там был товаром, имел свою цену, и коров в хозяйстве часто держали не ради молока и масла, а ради удобрения.

По весне навоз, еще по снегу, вывозили на поля. После таяния снега, когда земля подсыхала, его запахивали. Заправленная навозом пашня отдыхала до осени, а по осени поле засевали озимой рожью. На следующий год рожь убирали, оставшуюся после хлеба стерню осенью запахивали, а новой весной на этом поле выращивали уже яровую культуру, тот же ячмень. На третий год следом за ячменем высевали овес.

Овес убирали, и только на другую весну на поле снова вывозили навоз. То есть навоз вносили в землю один раз в четыре года: 40 тонн на гектар пашни. Такое количество навоза давали за четыре года одна корова с теленком и небольшое стадо овец. Выходит, одна корова могла обеспечить полноценным удобрением один гектар пашни. Хочешь пахать и собирать урожай с двух гектаров пашни, заводи две коровы.

Кстати, на гектар пашни 40 тонн навоза - это и сегодняшняя норма удобрения для выращивания хлебов, картофеля, капусты. Должна быть выдержана эта пропорция и у нас на огороде, если мы обходимся одними органическими удобрениями. На грядку шириной 1 метр и длиной 10 метров надо вносить один раз в четыре года 40 килограммов навоза - из расчета 4 килограмма навоза на 1 квадратный метр, или ведро навоза (сырого) на 2 квадратных метра огорода. По свежему навозу, внесенному осенью, можно выращивать либо капусту, либо картофель; затем корнеплоды, зеленные овощи. Перед третьей, а тем более четвертой культурой почву надо подправить, ибо под пар свою землю мы не отводим.

Так раскрылась для меня тайна высоких урожаев на нашей северной земле. А как обстояло дело с урожаями зерновых южнее, в той же средней полосе нашей страны?.. Здесь урожаи были куда меньше, причем с годами они продолжали снижаться. Откроем Полную энциклопедию русского сельского хозяйства, том Х. Урожай ржи в России последнего десятилетия XIX века (средний по всем областям) был 40 пудов с десятины, чуть больше 6 центнеров с гектара. В то время, как в Германии 14 центнеров с гектара. А ведь рожь - основной хлеб для Нечерноземья, 6 центнеров с гектара - это не чистая прибыль, отсюда надо вычесть еще зерно, которое оставляли на семена. Что же приходилось тогда крестьянину и его семье на целый год жизни?

Передо мной небольшая книжечка - лекция профессора К. А. Тимирязева "Наука и земледелец". На обложке авторское указание: "Гонорар с этой книги предназначается в пользу голодающих".

Книжка появилась в 1906 году и, видимо, никак не приурочена к конкретному голодному году, вызванному стихией, - речь идет о жертвах другого, хронического голода в России:

"В настоящее время, разве только какие-нибудь щедринские генералы не сознают, что Россию кормит крестьянин. Он сам зовет своей кормилицей землю. Но так ли оно на деле? Вот что, не далее, как вчера, можно было прочесть в газетах: "По сведениям, поступившим в Высочайше утвержденное под председательством И. А. Горемыкина совещание об удовлетворении потребностей сельского населения, оказывается, что в общем в 50-ти губерниях, количество хлеба, приходящегося на душу обоего пола, не достигает годовой нормы продовольствия одной души, 20 пудов - на 3,4 пуда, т. е. 17 процентов меньше нормы". Тот, кто кормит Россию, сам недоедает. И недоедает потому, что старая кормилица-земля отказывается его по-прежнему кормить... Что же нужно сделать, чтобы разрешить эту задачу о двух колосьях? Кто принесет эту разгадку?"

Причина хронического голода в России крылась прежде всего в нехватке навоза. В свое время была широко известна немецкая поговорка - "луг - кормилец пашни". Причем было точно известно, луг какого размера может накормить пашню площадью 1 гектар: 2 гектара луга - 1 гектар пашни. Цифры эти можно подтвердить все той же нормой навоза: одна корова снабжает навозом 1 гектар пашни, а корову кормит сеном в стойловый период луг размером 2 гектара.

Но такие соотношения "луг-пашня" сохранились лишь там, где была в достатке земля. На севере достаток был, южнее население росло очень быстро и, чтобы прокормить людей, приходилось увеличивать пашню за счет луга. Площади лугов сокращались, уменьшалось количество скота и навоза, а следом падали и урожаи.

Но это еще не все беды земли, слывшей когда-то щедрой кормилицей. Луга, где из года в год заготавливали сено для скотины, конечно, теряли свою силу, свое плодородие, ибо в то время их не удобряли. Каждый раз в сене было все меньше и меньше необходимых для питания растений макро- и микроэлементов. Выходит, и навоз становился все менее и менее ценным. К тому же калия и фосфора, которые расходуются на строительство тканей растения, возвращалось в поле чуть более 40%. Вот так и теряла пашня свою силу, потому что терял свои силу луг, а следом и навоз. Но сено заготавливали с одного и того же луга из года в год и на севере, а урожаи там долгое время держались достаточно высокими.

Оказывается, на севере сено чаще всего косили с пойменных лугов, с низин, которые каждую весну омывали вешние воды. Весенняя вода несла с собой большое количество питательных веществ, вымытых в разных местах во время половодья, и оставляла их в пойме реки, ручья, на сыром низком лугу. Почва удобрялась каждую весну снова и снова, а потому и росла здесь всегда прекрасная трава, идущая на корм скоту.

Но и в прежние времена не каждое хозяйство было обеспечено пойменными угодьями. Да и обычных, не пойменных лугов не всегда хватало. И тогда распахивали те угодья, где еще недавно заготавливали сено для скотины, забывая, что без достаточного количества навоза не будет желанного урожая.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «На садовом участке»