Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МОИ ЛЮБИМЫЕ ОСЛИКИ

Кандидат геолого-минералогических наук И. ЩЕРБА.

В течение многих лет довелось мне ездить в составе геологических экспедиций в горы Средней Азии. До сих пор я с теплым чувством вспоминаю необыкновенной красоты горные пейзажи и мирных, трудолюбивых и удивительно гостеприимных горцев. Невозможно поверить, что окрестности Куляба, Тальвидары или район пограничного отряда Московский представляют собой сегодня "горячие точки". Ведь ничего, кроме добра, мы - геологи - от местных жителей не видели.

А еще я с нежностью вспоминаю наших верных и незаменимых помощников - осликов, которых в Средней Азии именуют ишаками. И прежде всего хочу опровергнуть распространенное мнение о них как о глупых животных. Ослы упрямы - это правда, да и то не совсем верно: точнее, они - существа с твердыми жизненными принципами. Ишак, например, не любит уходить от дома. Он также считает совершенно излишним форсировать гору в лоб и всегда пытается обойти ее по горизонтали. И, наконец, самое главное, осел неизменно ищет способ уклониться от трудовой повинности.

У каждого из работавших с нами ишаков был свой неповторимый характер, и каждого я помню, что называется, "в лицо". А самыми колоритными из всех были, пожалуй, Крикун и Пузан. Первый отличался редкой общительностью и всех встречных - как двуногих, так и четвероногих - приветствовал трубными звуками "иа-иа", причинявшими нам нередко изрядные неприятности. Вылезаешь, например, тихонечко ночью из палатки и, естественно, стараешься не привлекать к себе внимания. Крикун, силуэт которого четко вырисовывается в лунном свете, казалось бы, безмятежно спит. Но нет: все-таки услышал, увидел и сообщает о том, безмерно счастливый, всему лагерю. И тогда уже не до сна никому.

Пузан же, в отличие от Крикуна, себя любил больше, чем нас, и таскать наши грузы не желал категорически. А чтобы избавиться от них, проявлял немалую изобретательность. Как только мы начинали его вьючить, Пузан изо всех сил надувал живот, превращаясь в некое подобие шара. А уже навьюченный, он через пару шагов выпускал воздух, и все вещи с его спины сползали. Повторять подобное "надувательство" он мог бессчетное число раз. Таким вот способом Пузан сумел добиться того, что грузили мы на него всего пару спальных мешков, и только они болтались в пути у него под животом. А однажды он проявил свое коварство по отношению к нам и другим способом. Пришлось нашему отряду как-то провести почти неделю совсем без хлеба: кончился - не рассчитали! И когда наконец мы получили в подарок от чабанов несколько лепешек, то все они оказались в брюхе у Пузана: подкрался и сожрал, не оставив нам ни крошки. А между тем с хозяином своим этот ишачок был совсем другим и никогда, как тот рассказывал, не кочевряжился.

Был у нас и еще один любопытный экземпляр - назову его Артистом. Арендовали мы его довольно высоко в горах, куда, однако, сумели добраться на машине. Навьючили мы на полученного осла палатку, спальные мешки, провизию на несколько дней и двинулись по узкой тропе вверх. И вдруг через пару часов началось: наш ишак ложился, разбрасывая в сторону ноги, хрипел, закатывал глаза - словом, умирал. В страхе мы его развьючили, дали отдохнуть, покормили, и вроде бы обошлось. А через некоторое время все повторилось снова, да не раз. И в результате мы вместо 4-5 часов добирались до места более 12. Там, наконец, поставили палатку, привязали ишака и переночевали, а наутро, оставив его пастись на травке, отправились в маршрут. Вернувшись, мы, однако, его на месте не обнаружили и пришли в ужас. Ведь для горного таджика ишак - целое состояние, а его пропажа - страшная беда. С нашим Артистом, впрочем, все оказалось в порядке. Он просто еще утром вернулся домой и мирно пасся на знакомой лужайке.

А как ослы помнят дорогу к родному дому! Какие гонки устраивают на подходе к нему. Как-то в горах от нас удрал ишак, причем к хозяину, у которого мы его арендовали, не вернулся. Мы с ног сбились в поисках, не знали, что и делать. Обнаружили его в итоге по другую сторону хребта - в том кишлаке, где нынешний хозяин купил его несколько лет назад. А вернувшись домой, ишак уже никуда не удирает: он мирно пасется безо всякого присмотра близ кишлака в горах - до той поры, пока у хозяина не возникнет потребность в его услугах.

Ослы в горах совершенно незаменимы. Они выгодно отличаются от лошадей, у которых половина несомого ими груза предназначается для их же собственного жизнеобеспечения. Ишачки же, такие маленькие и неутомимые, тащат на себе груз, равный собственному весу, и к тому же живут на подножном корму. Есть у ишака и еще одно удивительное свойство. Какой-то редкой точности локатор позволяет ему, - да еще с удваивающим его ширину грузом, - проходить по узеньким тропкам мимо нависающих камней и не сваливаться при этом в пропасть.

Милые вы мои, ослики, длинноухие наши помощники, я вас никогда не забуду!


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Невыдуманные истории»