Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЮНЫЕ, ТАЛАНТЛИВЫЕ И ЛЮБОЗНАТЕЛЬНЫЕ…

В Москве в тринадцатый раз прошел Всероссийский конкурс юношеских чтений им. В. И. Вернадского. Конкурс направлен не только на интеллектуальное и творческое воспитание школьников, но и на приобщение их к традициям российской научной школы. В этом году на конкурс поступили 1053 исследовательские работы. Результаты своих научных изысканий прислали ребята из 207 российских городов и населенных пунктов. Для оценки пришлось привлечь более 100 экспертов - ученых и педагогов. В итоге 95 юных исследователей наградили дипломами лауреатов конкурса, пятеро из них были также удостоены специального приза журнала "Наука и жизнь". Знакомим читателей с этими работами. (Предыдущую публикацию см. в "Науке и жизни" № 6, 2004 г.)

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

***

МРАМОРНЫЕ ХИТРОСТИ

Е. ДЕРЕНЬ, Ю. КОМАРОВА, К. РУБАХИН (г. Петрозаводск).

Как ведет себя мрамор в суровом питерском климате? Ответ на этот вопрос дали ученики петрозаводской гимназии № 30 им. Д. Н. Музалева Евгений Дерень, Юлия Комарова и Константин Рубахин в своем исследовании "Свойства карельского мрамора и его использование в архитектуре Санкт-Петербурга XVIII-XIX веков", которое они представили в секции "Науки о Земле".

История Санкт-Петербурга тесно связана с историей Петрозаводска. В период расцвета русского зодчества Карелия стала главной сырьевой базой декоративного камня, отличавшегося большим разнообразием и высокими художественными свойствами. Величие и красота архитектурных ансамблей Санкт-Петербурга и его окрестностей, построенных в XVIII-XIX веках, во многом обязана широкому применению именно карельского мрамора.

Результаты первых исследований карбонатных пород использованы при составлении обзорной карты, обнаруженной в рукописном отделе библиотеки Российской академии наук в Санкт-Петербурге. На ней отмечены известные еще в XVII веке выходы мраморов в районе Онежского озера, "мраморные горы" на северном берегу Ладоги и примерные контуры мраморных залежей. В книгах А. Г. Буллах, Н. Б. Абакумова и П. А. Борисова описано, как и где использовали карельский мрамор при строительстве Санкт-Петербурга.

Объектами нашего исследования стали карельские мраморы, которые пошли на отделку как фасадов, так и интерьеров Казанского и Исаакиевского соборов, Михайловского замка и Михайловского дворца, дворца княгини Юрьевской (Малый мраморный дворец) и Мраморного дворца.

Тщательный осмотр показал, что заметному разрушению подвергся мрамор, использованный для внешней отделки зданий: он потемнел, кое-где появились трещины. Внутри зданий в основном пострадали серые и темные прослои плит мозаичного пола, а розовые находятся в хорошем состоянии.

Изучение образцов мрамора, взятых с двух месторождений, показало: у белогорского мрамора ясно выраженная, мелкокристаллическая структура, а у рускеальского мрамора - полосчатая с крупными вкраплениями. При погружении в кислоту белогорского мрамора за время эксперимента заметной химической реакции не было. Образец же рускеальского мрамора дал бурную химическую реакцию, сопровождавшуюся "вскипанием" раствора.

Образцы обоих видов мрамора оказались тверже медного сплава (монетки). Мы обратили внимание, что мрамор Белогорского месторождения имеет розовую окраску разных оттенков (от бледно-розо вого до сиреневатого, вишневого и красно-розового), а Рускеальского - серую (пепельно-серый, серо-зеленый, белый с серыми прожилками и серый с коричневыми прожилками). Окраска мрамора зависит от содержащихся в нем примесей: полевого шпата, кварца, гематита, пирита, а также органических соединений, которые меняют не только его декоративные качества, но и твердость. Поэтому мозаичное мощение пола с использованием пород разной окраски, а значит, и твердости приводит к неравномерной его истираемости, что и наблюдается в Исаакиевском и Казанском соборах Санкт-Петербурга. Кроме того, наибольшей прочностью и полируемостью отличаются мелкокристаллические виды мрамора.

Таким образом, мелкокристаллический белогорский мрамор розовых оттенков оказался более стойким к разрушениям, довольно благополучно пережив 150 циклов смены зимы и лета, погодные питерские неурядицы и экологические стрессы.

***

КУСТАРНИКИ ПРОТИВ ЛИШАЙНИКОВ

А. АНИКИНА (г. Кайеркан).

Проведенные в окрестностях Норильска исследования показали, что в этом промышлен ном районе, как и всюду в тундре, в районах оленьих пастбищ нарушен мохово-лишайниковый покров. Но в данном случае автор работы "Растительный мир тундры Норильского промышленного района" Анастасия Аникина, ученица гимназии № 11 г. Кайеркан, увидела в этом не только зло, но и благо. Результаты своего исследования она представила в секции "Ботаника".

В районе Норильска расположены четыре типа тундр: моховая, кустарниковая, кочкарная и лишайниковая. Преобладает мохово-лишайниковая зона, которая наиболее уязвима как к пастбищной нагрузке, так и к антропогенному воздействию (механическому повреждению или к промышленным загрязнениям воздуха и почвы).

Двухлетние исследования растительного покрова проводились в местах, как нарушенных оленьими пастбищами, так и ненарушенных, а также на экспериментальных площадках в разных тундровых зонах.

Оленьи пастбища не просто кормовой базис оленеводства, но и основа традиционного хозяйствования народов Севера. Одновременно это наиболее экологически уязвимые компоненты ландшафта тундры. Способность здешней растительности к естественному восстановлению весьма ограничена. При этом главным образом страдают мхи и лишайники - основной олений корм.

В наших исследованиях на опытных участках с нарушенным покровом (обедненных мхом и лишайником) приросты растений за год отличались от таковых для участков с ненарушенным покровом в среднем на 5-10%. Причем отличались они в положительную сторону, то есть сохранившиеся виды растений здесь растут быстрее. Наибольший прирост имеет толокнянка, наименьший - триада.

Такой результат связан, вероятно, с выпадением мохово-лишайникового яруса из растительного сообщества. То есть конкуренция между растениями снижается, благоприятствуя приросту многолетних травянистых растений и кустарников. Одновременно с исчезновением (значительным уменьшением площадей произрастания) мхов и лишайников резко меняются условия увлажнения и протаивания мерзлых грунтов: меняется температурный режим, водно-физические качества почвы улучшаются, она оттаивает на большую глубину. В результате создаются более благоприятные условия для произрастания кустарников, трав, злаков и осок.

***

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?

Л. ЧЕБУНИН (г. Вятка).

В секции "Лингвистика: язык в современном мире" премию и специальный приз журнала "Наука и жизнь" получил ученик Вятской гимназии Лев Чебунин за исследование "Клички кошек: традиция и современность".

Клички кошек относятся к тому разделу лексикологии, который носит название "зоонимы", а точнее - "фелонимы", от латинского слова "Felis" - кошка.

В ходе опроса удалось выяснить, что для выбора имени домашнего любимца большое значение имеют характер и поведение животного: Босс (вальяжный, как начальник, требует к себе особого подхода, обидчив), Беся (маленький, как бесенок, черненький, на макушке два белых пятна), Куся (кусачий), Шустрик (игривый, шаловливый, первым бежит к миске с едой), Соня (много спит). Есть клички, которые зависят от поведения: Моника (очень темпераментная сиамская кошка, Кузя (спит, как пожарник Кузьма из кинофильма "Волга-Волга").

Но чаще всего фелонимы зависят от внешних особенностей животного, от окраски шерсти: Черныш, Дымок. Большинство рыжих котов в Кировской области с начала 90-х годов ХХ века стали называть Чубайсами, а черных - Черномырдиными.

Треть всех кличек кошек - личные имена людей, не самые популярные сегодня, а, напротив, редкие и устаревшие: Алиса, Анфиса, Дина, Зоя, Олеся, Борис (имя выбрано под влиянием известного рекламного ролика с участием кота Бориса), Савелий. Однако чаще кличкой становятся уменьшительно-разговорные формы: Даша, Дуся, Лиза, Люся, Любушка, Маша, Соня, Феня (от Анфиса), Фрося.

Котов называют: Ваня, Вася, Гоша, Кеша, Кузя, Степан, Тоша, Тиша, Тима (от Тимофей), Яша.

Художественные произведения и мультипликационные фильмы тоже оказывают влияние на выбор клички. Нетрудно догадаться, откуда могли появиться кот Леопольд ("Приключения кота Леопольда") и Гарфилд ("Гарфилд"), Чип ("Чип и Дейл"), Маркиз ("Кот в сапогах"), Степашка (один из участников телепередачи "Спокойной ночи, малыши!"). Имена кошек Мейсон, Си-Си, Джулия и Джина свидетельствуют о том, что хозяева дома не оставили без внимания телесериал "Санта-Барбара".

Почти две трети кошачьих кличек двусложные по составу, и 80% имеют свистящие и шипящие звуки. Многовековой опыт общения человека с животными показал: последние лучше всего реагируют на обращенные к ним слова, содержащие как раз свистящие и шипящие звуки.

В целом анализ собранного материала свидетельствует о том, что в кличках кошек отражается все многообразие нашей политической, культурной, лично-семейной и общественной жизни.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Проблемы образования»