Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПУШКИНОГОРЬЕ

Г. ВАСИЛЕВИЧ, канд. эконом. наук, О. ЧУЖИКОВА.

Сельцо Михайловское на Псковщине с XVIII века принадлежало предкам А. С. Пушкина Ганнибалам. В этом "приюте спокойствия, трудов и вдохновенья" поэт бывал несколько раз, а с августа 1824 по сентябрь 1826 года жил безвыездно, отбывая ссылку. В память о поэте в Михайловском и окрестных усадьбах создан музей-заповедник. У людей cтаршего поколения Михайловское ассоциируется с именем Семена Степановича Гейченко (1903-1993). Придя в 1945 году в разрушенный войной музей, молодой историк возродил его из небытия и верно служил избранному делу до конца своих дней. Гейченко писал книги и статьи о пушкинских местах, выступал и в "Науке и жизни" ("Здесь все поэзия, все диво" - № 5, 1982 г.). С тех пор прошло почти двадцать лет. С 1994 года в музее работает новый директор - Георгий Николаевич Василевич. В Пушкиногорье многое изменилось. Рубежом стало празднование 200-летнего юбилея А. С. Пушкина в 1999 году. Как живет заповедник сегодня? На вопросы редакции отвечают директор Государственного мемориального и природно-ландшаф тного музея-заповедника А. С. Пушкина кандидат экономических наук Г. Н. Василевич и заместитель директора заповедника О. И. Чужикова. Беседу ведет специальный корреспондент журнала "Наука и жизнь" З. Короткова.

- В последние годы приняты решения, изменившие статус заповедника. В чем их суть?

- Постановление правительства было принято 20 февраля 1995 года. Речь идет прежде всего о новых границах музея-заповедника. Территория заповедника, отныне ставшего ландшафтным, выросла с 666 до 10 000 гектаров. Ну а с учетом охранных зон это уже 15 000 гектаров исторического ландшафта, который формировался с VI по ХХ век. Здесь, в Пушкиногорье, особенно важен пушкинский ландшафт: то, что видел Пушкин, то, что он наследовал от своих предшественников. Пушкин воспел его и таким образом как бы одушевил и одухотворил. Одновременно музей получил новое название, отражающее направление его деятельности: Мемориальный историко-литературный и природно-ландшафтный музей-заповедник.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

6 декабря того же 1995 года музей был включен в число особо ценных памятников культурного наследия народов Российской Федерации, и тем самым вторично подтверждены особая значимость, особый статус уникального ландшафта, который мы должны хранить. Усадьбы здесь воссоздавались не однажды. Принадлежавшее матери Пушкина Михайловское ныне существует в пятом варианте. Тригорское, где жили друзья поэта Осиповы-Вульф, воссоздано в 1962 году. Дом в Петровском - имении прадеда Александра Сергеевича А. П. Ганнибала выстроен в 1977 году на своих старых фундаментах. Поэтому именно ландшафт дает возможность утверждать, что с течением времени после каждой реконструкции музей постепенно как бы врастает в эту среду. Подлинность переживаний, которые она пробуждает, позволяет воспринимать музей как что-то относящееся непосредственно к Пушкину, к его произведениям, к его памяти. Каждое поколение, внося свой вклад в сохранение этой среды, по существу, видит какой-то свой образ, в создании которого участвует.

- Наверное, следует вернуться немного назад и напомнить читателям, когда же был создан музей.

- История мемориального Пушкинского уголка (так первоначально назвали музей) началась в 1899 году в канун 100-летия со дня рождения Пушкина. Именно тогда в государственную опеку было приобретено у сына поэта Григория Александровича Пушкина имение Михайловское. Впервые в истории страны сохранение памяти поэта было признано делом государственной важности.

В 1911 году восстанавливается по литографии 1837 года дом Пушкина в Михайловском. В нем открывается первый пушкинский усадебный музей. Выставляются вещи-реликвии, связанные с жизнью поэта. В этом же году приступают к созданию колонии для престарелых литераторов, своего рода дома творчества, непосредственно в усадьбе Пушкиных. Место отдохновения и место творческого труда - таковым видели Михайловское в начале ХХ века. Польза и красота изначально шли рука об руку.

- Однако так было не всегда - в 1918 году усадьбы сожгли.

- Действительно, получается довольно любопытная картина: сначала празднуется столетие со дня рождения поэта, когда представители разных слоев России превозносили его. А потом... Создается впечатление, что все заболели какой-то душевной болезнью и начинают жечь то, что сами же восхваляли и считали святыней. Горит Михайловское, горит Тригорское, горит Петровское. Это напоминает евангельскую историю о том, как многие восхищались Христом, а позже кричали: "Распни его, распни!". Россия прошла классичес кий путь от уничтожения своих святынь до воссоздания их.

В марте 1922 года на распорядительном заседании малого Совнаркома РСФСР было принято решение "Объявить Пушкинский уголок: Михайловское, Тригорское, а также место погребения А. С. Пушкина в Святогорском монастыре заповедным имением с передачей его под охрану, как исторического памятника". Но одновременно принимаются решения о том, что помещичьи усадьбы должны стать образцовыми хозяйствами социалистического типа. На территории заповедника появляется свинарник. В уцелевшем от пожара домике няни разместили пчельник. Распахивалась земля, велись полевые работы. Наши предки не любили оставлять землю невспаханную, невозделанную. В Михайловском всегда велось хозяйство - и при А. С. Пушкине, и при его сыне. Поэтому крестьяне решили использовать хорошую барскую землю.

В 1922-1924 годах начинаются работы по воссозданию музея. Это был Пушкинский уголок, дом опального поэта, боровшегося с самодержавием. Каждое время создавало собственные музеи и расставляло собственные акценты.

- В последнее время происходила реконструкция усадеб. Что нового появилось в Михайловском?

- Почему только в Михайловском? Впервые в истории музея проводилась комплексная реконструкция трех усадеб: Михайловского, Тригорского и Петровского. Дома не только ремонтировали, но, где было необходимо, воссоздавали заново. Так поступили с кухней-людской и с банькой в Михайловском, которые пришли в полную негодность, хотя выстроили их в 1949 году. Древесина настолько была источена, что чинить уже стало невозможно. Мы не только произвели ремонт самих домов, но и применили принципиально новый, научный подход к реставрации. Еще совсем недавно к русскому усадебному наследию относились с пренебрежением. Усадьба признавалась чем-то устаревшим, ушедшим в прошлое. Интересовали в основном дома-музеи, в меньшей мере - исторические парки, еще меньше - исторический ландшафт, и уж, конечно, почти не интересовали инженерные сооружения.

Задача, стоявшая перед музейными работниками и реставраторами, заключалась в том, чтобы, проведя серьезные научные исследования, везде, где можно, максимально приблизить облик построек, их внутреннее убранство, логику самих этих домов к тем, что были в пору жизни Ганнибалов, Пушкиных, Осиповых. В музейных домах появились подлинные штофные обои, новые полы, не дубовые, поскольку это стоит огромных денег, но хотя бы дощатые некрашеные, которые когда-то были в некоторых усадебных домах. Появились уточненные детали внешней отделки домов, уточненная форма оконных проемов. Казалось бы, мелочи, но от них зависит очень многое в восприятии этих домов как памятников определенного времени.

Это относилось и к планировке усадеб. Например, только в Михайловском нам удалось выявить семь разных пластов развития усадьбы. То есть за те 200 лет, что существует усадьба, семь раз проводились более или менее серьезные работы по достройке, перестройке, переделке. И надо сказать, что самая первая усадьба вовсе не была похожа на то Михайловское, которое мы видим сегодня. Интереснейшие научные и археологические открытия легли в основу нашей работы.

- В Петровском до сих пор идет строительство. Перестраивается усадебный дом, появляются новые постройки. Каким сегодня представляют себе специалисты имение Ганнибалов?

- В Петровском наша задача - сделать постройки типологическими. Большинство флигельков, кроме первого флигеля Ганнибала, относящегося к XVIII веку, который мы воссоздаем по известным нам изображениям, - это типология на конец XIX века, то есть более позднего времени. Усадьба никогда не состояла из одного дома, и так не могло быть. Как бы мы ни любили дом, построенный в Петровском в 1977 году, но это тоже было своего рода искаженным представлением, характерным для своего времени. Сегодня появилась необходимость создать в Петровском некий усадебный комплекс. И, как во времена Ганнибалов, он состоит из различных частей. Это барский дом - для нас место показа, место работы музея, экспонирования. Недалеко от барского дома была когда-то людская изба. И вот на месте людской избы мы строим хозяйственный двор, стилизуя под конец XIX века. Именно тогда усадьба перестала, по сути, развиваться. Строим на старом фундаменте XVIII века, поскольку нет реального прототипа, ставим стилизованный двор. В здании будет находиться архив музея; научные сотрудники здесь могут отдохнуть, принять душ, переодеться, придут сюда и садово-парковые работники, доброхоты, приезжающие к нам.

Будет и оранжерея. Дело в том, что в усадьбе Ганнибалов и в XVIII и в XIX веке было много цветов. Некоторые растения хранили зимой в оранжерее, а летом выносили в кадках на аллеи. Чтобы вернуть эту часть культуры, эту часть истории в обиход, чтобы воссоздать то, что ценно, интересно и красиво, возводится комплекс из нескольких построек.

Для каждой усадьбы необходимо находить свои особые решения. Проекты, которые готовят специалисты-реставраторы, проходят строгое экспертное обсуждение, их утверждает экспертный совет Росгосэкспертизы. Мы представляем все материалы в Министерство культуры, там с ними знакомятся специалисты, ответственные за работы по сохранению нашего наследия. И нам удалось доказать, что в процессе реконструкции усадеб все воссоздания, которые мы делаем, очень важны для сохранения ландшафтной архитектуры, настроения этих уникальных мест. Скажем, если бы в Петровском не было усадебного дома, деревня бы очень быстро "съела" свободное пространство. Несколько построек в определенном стиле заставляют живущих рядом людей ориентироваться на этот пример.

Наконец, реставрационные работы включают в себя огромный инженерный пласт. Впервые наши музеи стали отапливаемыми. А прежде было только электричество, которое отключалось на два-три месяца в году, что не позволяло ни охранные системы поставить, ни отопление нормальное наладить, ни канализацию провести. В наши старые деревянные домики-туалеты многие уже боятся заходить и детей туда не пускают. Необходима питьевая вода, необходимы кафе. Все это мы размещаем в стилизованных постройках, на автостоянках. Оттуда люди идут пешком, гуляя, в сторону усадеб. Нужны были гостевые дома, поскольку приезжает много специалистов из других музеев, консультанты из научных организаций, просто группы гостей, среди них те, кто оказывает помощь и содействие музею.

Работы велись так, как нам казалось, поступил бы хозяин усадьбы, желая сегодня жить и работать в удобном и уютном доме, который сохраняет все свои лучшие исторические черты, но в то же время становится частью современной жизни.

- А какое у вас отопление?

- Отопление в разных местах разное. В музейных домах в основном электрическое: калориферы, компактные электроприборы. Такие кубы с вентиляторами, которые разгоняют нагретый воздух по музею. Они стоят на полу.

Гостевые дома и хозяйственные дворы отапливаются мазутом. Используется современное оборудование с соблюдением всех экологических норм.

- Заметно изменились парки. Меньше стало больных деревьев, очищены пруды, укреплены пешеходные дорожки. Вероятно, есть специальные службы, отвечающие за благополучие парков?

- Что касается парков, то их уже 25 лет наблюдают московские и петербургские специалисты. Давали рекомендации, но не хватало средств на их осуществление. К празднику у нас появилась возможность осуществить план ремонта, лечения и реконструк ции исторических парков с тем, чтобы сохранить их структуру. Парк - это прежде всего пространственные соотношения, подбор пород деревьев. Основу насаждений составляют дубы, вязы - деревья-долгожители. Дорожки тоже должны соответствовать тому, что было задумано при закладке парка. И, наконец, водное пространство - мелиоративные работы, очистка прудов, воссоздание старых мелиоративных систем. Скажем, сбросные канавки, которые мы восстановили, сделаны так, как это было принято в XVIII веке. Но об этом обстоятельнее расскажет Ольга Ильинична Чужикова . Она в качестве заместителя директора как раз ведает этими вопросами. Ольга Ильинична, слово вам.

- Существует удивительная профессия - дендродоктор, человек, который лечит деревья. В парках заповедника применяется особая методика, когда больные деревья не убирают, а всеми возможными средствами стремятся продлить их существование. С нашими деревьями работает Юрий Васильевич Петерсон. В том случае, когда отсутствуют питомники, очень важно сохранять великовозрастные деревья, дабы поддерживать основные характеристики исторического парка.

Накануне юбилея была проведена кардинальная очистка парков. Мы избавлялись от буреломов, от деревьев, упавших от старости, от всего, что может стать источником заражения. А затем обследовали оставшиеся растения. И оказалось, что многие деревья больны - поражены всевозможными насекомыми, грибами. Вызвано это не только преклонным возрастом насаждений, но и теми условиями, в которых деревья были вынуждены существовать в последние 50-70 лет. Мы чистили, убирали омертвевшую древесину, лечили натуральными составами, в частности использовали пчелиный воск. Особенно масштабно эти оздоровительные работы проведены в Тригорском.

Растущие на деревьях грибы - лишь внешнее проявление заболевания, глубоко поразившего древесину. И вот на следующий год после лечения вычищенные дупла, стволы деревьев просто были усыпаны ярко-желтыми опятами. Это закономерный процесс - новая вспышка болезни, переходящая в ремиссию. Грибы счистили, растения вновь подлечили, таким образом удается продлить их жизнь.

Угрозу парку представляют и сорные деревья: кленовник, ель, осина. Культурные растения угнетены дикими - молодыми и сильными агрессорами. Их заросли затеняют парковые насаждения, поддерживают слишком высокую влажность. Помогают постоянные прореживания, санитарные рубки.

Все старые деревья имеют паспорта, и в случае, если дерево погибает, об этом делается соответствующая пометка в документах. Парк ведь живой организм. Со временем на это место будет посажено дерево той же породы. Но сейчас этого делать нельзя. Существует объективная реальность - корневая и световая конкуренция. Молодые деревья подсаживать среди хорошо сохранившихся великовозрастных бесполезно, поэтому на освободившееся место мы сажаем кустарники, которые легко удалить, когда будет производиться полная реставрация ряда.

В основе парковых работ за последние сто лет мы впервые использовали как старые методики, так и новые научные наработки. Искусство работы с парками в нашей стране почти полностью утрачено, сейчас им владеют лишь немногие. Целый комплекс исследова тельских работ провели крупнейшие специалисты института "Центрлеспроект". Сейчас за парками следят дендродоктора из объединения ООО "Русский сад".

- Георгий Николаевич, в парках и усадебных домах очень много студентов с мольберта ми. Это случайные посетители?

- Это студенты Санкт-Петербургской академии художеств. Они приезжают в Михайловское на практику по пленеру, как называют художники работу на воздухе. Традиция имеет уже более чем сорокалетнюю давность. Многие из практиковавшихся в заповеднике стали уже известными художниками, которые сами руководят студенческой практикой. В запасниках музея хранятся работы студентов, их нередко выставляют. Они отличаются непосредствен ностью и живостью восприятия. Места, как правило, изображены одни и те же, но каждый автор создает свой особый образ.

- А студенты и школьники с граблями и лопатами, работающие в парке, - тоже давняя традиция?

- Музей ведет большую воспитательную работу. Те юноши и девушки, которых можно встретить на аллеях парка, приезжают в Михайловское, чтобы своими руками сделать что-то в память о Пушкине. Они выполняют ту работу, которую сотрудники музея физически выполнить не могут: прополка, посильная обрезка кустарников, уборка мусора, оставшегося от посетителей. Нужно сказать, что в последнее время, несмотря на то, что повсюду стоят урны, разбрасывают бумажки и прочий мусор по всему парку. Заметно упала культура поведения. И если бы не эти ребята, нам справляться было бы очень тяжело. Отряды доброхотов зарабатывают деньги сами, они живут не за счет музея. Музей по возможности пытается им что-то доплатить, но многие помощь не принимают. Это бескорыстная работа в память о великом человеке. Ребята приезжают из разных уголков России и из республик бывшего СССР.

- Заповедник получил огромные владения. Как вы намерены использовать эти земли?

- Если говорить о других усадьбах, вошедших в состав Пушкинского заповедника, то все они так или иначе связаны с именем поэта, с его временем. Лысая Гора - это имение, куда после замужества переехала одна из тригорских барышень - Екатерина. В Голубово жила другая - Евпраксия Николаевна Вульф, пушкинская Зизи. Дериглазово - живописное место между Тригорским и Михайловским, расположенное на высоком берегу Сороти. Сюда в гости к хозяевам имения ездили родители Пушкина. Воскресенское - одно из трех имений, оставленных в наследство детям Абрамом Петровичем Ганнибалом. Дед А. С. Пушкина Осип получил Михайловское, Петр поселился в Петровском, а Исааку досталось Воскресенское. Кроме того, есть купеческий поселок под названием Вельи, сформировавшийся в XVII веке, а до этого - одна из крепостей на подступах к городу Пскову. Удивительно красивое место, окруженное водой, со старинным городищем, с сохранившейся древней планировкой поселения. Все это тоже входит в территорию музея-заповедника.

И мы, конечно же, думаем о том, как использовать эти места. Вокруг Пушкинского заповедника необходимо собрать людей, которые задавали бы тон своим любовным отношением к охраняемому наследию. В некоторых усадьбах мы хотели бы создать научные и учебные центры, лаборатории, посвященные основным нашим проблемам и темам. Школу ландшафтного паркового искусства можно расположить в одной из усадеб; в другой, условно говоря, мог бы появиться центр славистики, своего рода деревенский университет, куда приезжали бы люди из разных стран. Многие хотят видеть русский исторический ландшафт, пушкинский литературный ландшафт, и они могли бы работать здесь гораздо плодотворнее, чем в крупных городах, где больше соблазнов и больше отвлечений. Можно в одной из усадеб расположить центр международного литературного перевода, где переводчики стажировались бы, помогая друг другу.

Есть идея создания на базе одной из усадеб культурной гостевой зоны, где можно имитировать старинную среду XIX века и позволять людям переходить через невидимую веревочку, в музеях зримо отделяющую нас от времени.

И, наконец, еще одна из идей. Условно мы называем это центром милосердия. В 60-х годах XIX века на территории Псковской области, после пленения Шамиля, жили высланные сюда чеченцы. Жили они здесь в течение двух поколений. Родившиеся на Псковщине чеченские дети относились к русским, которые их приютили и, по существу, стали для них родными, как к своим. Хотелось бы сегодня, когда во множестве мест идут бои, случаются катастрофы, где людей постигают не только физические утраты, но и душевные надломы, здесь, в этих краях, создать центры социальной реабилитации детей, пострадавших во время войн и катастроф.

А вообще работа с любой из усадеб интересна тем, что мы в гораздо большей мере можем позволить себе использовать старые и новые технологии, экспериментировать. Нужна база для плодовых и лесоводческих питомников, место, где можно было бы применить все, что мы сегодня знаем. Это даст возможность на 10 000 гектаров создать жизненное пространство, позволяющее людям убедиться, что усадьбы - не только наше прошлое, но, возможно, и будущее.

На месте исчезнувших деревень мы мечтаем построить домики для сотрудников заповедника и для приезжающих к нам помощников-доброхотов.

Вот круг проблем, которые мы предполагаем решить в обозримое время.

Приют спокойствия

Сельцо Михайловское, оно же Зуево и Устьице, до сих пор соответствует трем своим старинным названиям. В ноябре, в день Михаила Архангела, привлекает оно тишиной, за которой угадываются века и вечность, легким незримым покрывалом лежащие на мгновениях дня, быстро истаивающего в преддверии зимы.

Весной серые цапли из года в год возвращаются из теплых краев, "из вырая", как называли те дальние места наши предки-кривичи, в михайловские рощи, на берега речки Сороти. Цапель издавна зовут на Псковщине зуями.

Будто след пушкинского пера по листу бумаги, вьется русло Сороти по заливным лугам. Близ Михайловского река, делая петлю, едва касается вод озера Кучане, напоминая течение библейско го Иордана, проходящего, не смешиваясь, сквозь соленые воды Мертвого моря. Место касания реки и озера Кучане в народе зовется устьицем.

А еще земля, воспетая Александром Сергеевичем Пушкиным, называется Святогорье. С XVI века осенена она славою Святогорского Свято-Успенского монастыря, появившегося в 1569 году на месте чудесного явления икон Божией Матери Одигитрии (Путеводительницы) и Умиления. Все три придела главного собора Святогорского монастыря, у стен которого похоронен А. С. Пушкин, посвящены Богородице.

Пушкиногорьем назвал в одной из своих книг Михайловское, Тригорское, Петровское и земли, лежащие окрест этих старых усадеб, Семен Степанович Гейченко. Человек, которого не без основания сравнивали с управляющим пушкинской усадьбы, называли то внуком или сыном Пушкина, то "домовым", оберегающим дорогой сердцу поэта уголок.

Здесь Пушкину довелось познать счастье, печаль, разочарование несбывшихся планов побега в далекие, как ему казалось, прекрасные и полные свободы края, обретение чувства уверенности в божественности врученного ему при рождении дара гармонии, рифмы, запечатлевающей и сохраняющей самую тонкую, божественную красоту мира.

Пушкин не просто писал стихи, не просто воспевал любимые сердцу места. Он делал это так, что свет вдохновения совмещал в единое целое небесные и земные границы мира. В этих поэтических пушкинских божественных границах Пушкиногорье существует и сегодня.

Проверить это легко. Стоит лишь с книгой поэта в руках или со стихами его в сердце прогуляться от Михайловского к Тригорскому, навестить имение его предка Петровское, постоять ранним утром на Савкиной Горке, а вечером проводить закат с Вороничанского холма-городища. Границы пушкинского края невидимы глазу, но узнаваемы сердцем. Редкий человек, побывав однажды в Михайловском, не стремится вновь навестить его.

Михайловское - не храм, не пантеон Поэта. Оно как мост связывает воедино предания старины глубокой, седую историю, прошлое и настоящее. Связь эта проходит по горам и долам поэтических пушкинских текстов.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Музей»

Детальное описание иллюстрации

Усадьба Петровское принадлежала знаменитому предку Пушкина Абраму Петровичу Ганнибалу. Пушкин бывал здесь у своего двоюродного деда Петра Абрамовича Ганнибала. После революционных и военных пожаров все постройки на месте ганнибаловской усадьбы были сожжены. В 1977 году воссоздан усадебный дом, который решено теперь перестроить, чтобы в какой-то мере приблизить к оригиналу.