Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ В КАНБЕРРЕ

Кандидат технических наук А. ПОПОЛОВ.

Салоны, выставки, гонки, регаты и экзотические круизы водного гелиотранспорта становятся все более популярными. Самые известные из них - ежегодные гонки "солнечных" судов "Солар эдвонтидж текнолоджи боут рейс" на озере Барли Гриффин в столице Австралии Канберре. Мне довелось участвовать в них в 1998 году.

Подготовку к регате я начал с того, что взялся реанимировать старый катамаран, несколько лет без пользы пылившийся на антресолях гаража. Надо было установить на его палубе две 150-ваттные солнечные панели размером 1х1,5 метра, уже побывавшие вместе с солнцемобилем "Москва" на гонках в Краснодарском крае, Германии, Австралии и дважды в Японии.

Весна в Подмосковье в 1998 году сильно запоздала. Химкинское водохранилище, где я собирался испытать переоборудованный катамаран, весь апрель было сковано льдом. Поэтому подготовку пришлось ограничить сборкой катамарана в моей малогабаритной квартире на пятом этаже без лифта.

В Сидней я прилетел поздно вечером 5 мая. И уже на следующее утро успел побывать в бухте Дарлинг Харбор на торжественном спуске на воду солнечного катамарана "Карин". Его построил мой давний друг известный путешественник, изобретатель, автогонщик и организатор многочисленных ралли солнцемобилей датчанин Ханс Толструп.

Сегодня катамаран "Карин" - один из самых больших в мире судов, приводимых в движение солнечной энергией. Его десятиметровые поплавки из нержавеющей стали напоминают боевые торпеды. Палубу и навес над капитанской рубкой покрывают 28 солнечных модулей. В погожий день они дают достаточно энергии для питания трех подвесных электромоторов "Хонда" мощностью по 600 ватт.

На набережной Дарлинг Харбор собралось много зрителей, телеоператоров и фотокорреспондентов. Как положено, о корму яхты разбили традиционную бутылку шампанского, и капитан Толструп сделал круг почета по просторному заливу. После плавания в интервью журналистам он пообещал вложить миллион долларов в постройку солнечной флотилии из 12 катеров на озере Барли Гриффин в австралийской столице. "Я инвестирую деньги в строительство солнечной флотилии в Канберре по двум причинам, - сказал Толструп. - Во-первых, там запрещены мотолодки с бензиновыми двигателями, и у "солнечных" лодок не будет конкуренции, а во-вторых, я хочу показать на практике возможности энергетики, не потребляющей невосполнимых природных ресурсов".

Специалисты полагают, что солнечная эскадра привлечет в Канберру еще больше туристов. Солнечные катера можно будет брать напрокат, совершать круизы по живописному озеру и экскурсии в интересные места, разбросанные по его берегам. Часть судов предполагается приспособить для пикников на воде. По мнению Толструпа, со временем солнечные лодки в Канберре станут такой же неотъемлемой частью города, как гондолы в Венеции или гребные плоскодонки "пант" на Темзе в Оксфорде.

Из Сиднея в Канберру яхту "Карин" везли на огромном трейлере. А мой разобранный катамаран "Москва" легко уместился вместе с чемоданами других пассажиров в багажнике междугородного рейсового автобуса, на котором туда отправился и я.

На столичном автовокзале меня встретили координатор солнечной регаты Тереза Белчер и председатель русской общины Канберры граф Димитрий Николаевич Вуич.

Времени на подготовку к гонке оставалось очень мало. Я хотел прямо с автовокзала отправиться на озеро, чтобы заняться сборкой и испытанием катамарана. Но оказалось, что это можно будет сделать только за день до старта, когда приступит к своим обязанностям специально нанятая береговая охрана.

Поселили меня в гостеприимном доме двух милых женщин, потомков белоэмигрантов, - 82-летней Галины Терентьевны Козиной и ее дочери Наташи. Там я провел несколько счастливых, но суматошных дней. По вечерам Наташа катала меня на машине по раскинувшейся на пяти холмах ярко освещенной Канберре, а хлебосольная Галина Терентьевна всю свою неиссякаемую энергию тратила на то, чтобы посытнее и повкуснее накормить меня.

В пятницу 8 мая, накануне регаты, вместе с двумя другими выходцами из России - программистом Михаилом Дремайловцом и анестезиологом Юрием Ерогиным - мы наконец доставили катамаран на берег огромного озера Барли Гриффин, окруженного зелеными парками. Австралийцы считают его одной из главных досто-примеча тельностей столицы. Эта искусственная "жемчужина" Канберры образовалась, когда перекрыли плотиной ручей Молонгло и вода заполнила долину.

Едва мы приступили к сборке катамарана, как обнаружили колотую "рану" в одном из поплавков. Миша сгонял на своей "Тойоте" за быстроотвердевающим клеем. На дырку наложили заплатку. Потом Тереза привезла аккумуляторы, но оказалось, что у них слишком малая емкость. Довольно много времени ушло на их замену. Когда катамаран был полностью собран, вдруг обнаружилось, что злополучный только что заклеенный поплавок снова медленно, но верно "травит" воздух. Пришлось его отстегнуть. Стоя по колено в холодной воде, мы переворачивали рвущийся из рук четырехметровый поплавок с боку на бок в набегавших пенистых мутных волнах, и я безуспешно пытался найти место утечки воздуха. Решили везти дырявый поплавок домой к Юре Ерогину. Там булавочный прокол сразу нашли, окунув поплавок в прозрачную воду бассейна.

А время шло. Сборку катамарана заканчивали уже в сумерках. Взглянув на усталые лица моих добровольных помощников, я отказался от намерения тотчас же испытать его на плаву.

В субботу 9 мая ровно в 10 утра от берега в парке Гревилья стартовали 39 солнечных лодок, катеров, каяков, каноэ, катамаранов и тримаранов, а также неподдающихся никакому определению совершенно фантастических плавающих устройств.

В Канберре стояла довольно прохладная, но солнечная погода. Под порывами ветра по озеру гуляли рваные волны. Это здорово осложняло управление судами, особенно моим неуклюжим катамараном. Надо сказать, что я выступал на этих престижных международных соревнованиях, не имея ни малейшего опыта управления своим собственным судном.

Прямо на старте я зацепил соседний катер, к счастью, не повредив его. Потом катамаран дважды развернуло вокруг оси, и ветер погнал его обратно к берегу. Изумленный граф Вуич уронил фотоаппарат в песок. На глазах Наташи Козиной появились слезы. Миша закрыл лицо ладонями и прошептал: "Это конец!". Только анестезиолог Юра сохранил хладно-кровие. Никто из них не знал, что я самостоятельно иду на солнечном катамаране впервые в жизни. Не выпуская из рук непослушный румпель, я все же направил судно по курсу, обозначенному оранжевыми буйками.

По правилам гонок в них могут участвовать не только специализированные фирмы, строящие водный гелиотранспорт, но и самодельные суда спортсменов-любителей с очень скромными финансовыми средствами.

Водные "солнечники" подразделяются на пять классов: открытый, гоночный, коммерческий, международный и гибридный. В некоторых классах выделена дополнительная классификационная группа для судов длиной меньше четырех метров. В коммерческом классе могут выступать только имеющиеся в продаже суда, причем на них должны быть установлены выпускаемые серийно солнечные батареи, электромоторы и другое оборудование. На судах гибридного класса электропривод дополнен веслами или педалями. Гонки продолжаются пять часов без перерыва. Победителем в каждом классе считается тот, кто пройдет за это время наибольшее число кругов протяженностью около пяти километров. На одном из кругов определяют максимальную скорость каждого судна.

Часа не прошло после старта, как мою "Москву" начали обгонять другие суда, предназначенные исключитель но для гонок и обладающие прекрасными мореходными качествами.

Стремительно резал волну солнечный рекордсмен "Инкат 39", построенный известной в Австралии судостроительной компанией "Инкат". Судно снабжено плавно поворачивающейся навстречу солнечным лучам фотоэлектрической панелью. Его скорость достигает 9,5 узла.

Вслед за ним мимо меня прошел солнечный катер "Саншип", построенный Вольфгангом Флатоу. Он установил солнечные батареи на крыше просторной рубки катера. Перед соревнованиями в Канберре "Саншип" прошел 200 морских миль вдоль западного побережья Австралии.

Судостроительная компания "Сейлор" выставила на гонку красавицу-яхту "Марджори К". На ней установлены две мачты с четырех-угольными парусами, покрытыми фотоэлементами. Паруса, как крылья гигантской птицы, откидываются горизонтально на борта яхты и начинают работать как солнечные батареи.

Участником гонки был и катамаран "Солесист II". Им управляли 70-летний Алан Колбек и 76-летний Боб Слейтор. В 1993 году они установили австралийский рекорд дальности походов солнечных судов, пройдя 2100 километров по реке Мюррей. Если бы в гонках в Канберре награждали старейший экипаж, они, безусловно, были бы победителями.

Рекорд Колбека и Слейтора в том же 1993 году побила команда студентов колледжа принца Альберта из Аделаиды. На тримаране "Санбоут II" они прошли по Мюррею 2500 километров. На судне был кубрик со спальными местами на шесть человек, солнечный холодильник и спутниковый телефон. Интересно, что из 39 судов, участвующих в гонке, больше десятка построили ученики высших школ и студенты технических колледжей Австралии.

Френк Вилер из Сиднея плыл на катамаране "Пират", который до этого 28 раз прошел вверх и вниз по реке Хоуксбюри между Бруклином и Виндзором, преодолев в общей сложности 3330 километров. Корпус судна изготовлен из 35 тысяч банок из-под пива и весит около полутора тонн. На его палубе устроен настил из солнечных модулей площадью 20 м2. В безоблачный день они дают около 2 кВт электроэнергии, это позволяет катамарану развивать скорость до 6 узлов. От солнечных батарей на "Пирате" работают не только тяговый электромотор, но и холодильник, СВЧ-печь и миниатюрная опреснительная установка.

К концу гонки большинство соперников обошли меня, причем некоторые не по одному разу. Тем не менее катамаран "Москва" под российским и андреевским флагами, борясь с ветром и волнами, продолжал путь. На первом круге я освоился с управлением и ознакомился с маршрутом. Скорость в такую ветреную погоду не превышала 2,5 узла, так что можно было спокойно любоваться красотами парков Канберры, неповторимыми силуэтами зданий старого и нового парламентов, величественным Австралийским военным музеем. Прямо из озера била вверх мощная 150-метровая струя фонтана капитана Кука. С часовни Корильон ветер далеко разносил мелодии оркестра из 53 колоколов, подаренных городу английской королевой Елизаветой II.

Мой катамаран, сопротивляясь сильным порывам ветра, уже почти пять часов упорно следовал заданному курсу. От солнечных батарей без перебоев работали навесные моторы. Сине-фиолетовые фотоэлементы, обдаваемые водяной пылью, искрились и переливались на солнце. Почувствовав аппетит, я принялся уничтожать румяные пирожки с капустой, испеченные заботливой Галиной Терентьевной.

После финиша выяснилось, что в моей группе "В" международного класса было всего три судна. Одно из них перевернулось вверх килем вскоре после старта, на другом вода попала в электронный блок управления и отказал мотор. Таким образом, на финише я оказался первым в своей группе, хотя прошел по озеру только три полных круга, а абсолютный победитель регаты "Инкат 39" - девять кругов. Под музыку и аплодисменты президент компании "Байер", главного спонсора регаты, вручил мне красивый диплом с замысловатым логотипом своего фармацевтического концерна. Точно такой же диплом за максимальную скорость среди судов группы "В" международного класса я получил от премьер-министра Центральной территории Австралии.

Высушенный ветром и обожженный солнцем, усталый и довольный, я возвратился домой.

- Как успехи? - спросила поджидавшая меня на крыльце Галина Терентьевна.

- Все хорошо: не перевернулся, не сломался, не заблудился в проливах и мостовых пролетах. Вот даже два диплома получил. Это мне ваши пирожки помогли.

Но старушка не приняла шутки:

- Нет, это, Сашенька, потому, что я благословила тебя на дорогу и трижды помолилась за твое благополучие и здоровье.

Вот так! А я-то думал, что мне необычайно повезло, потому что гонка проходила 9 мая, в День Победы.

Свой катамаран с солнечными батареями мне пришлось оставить в Канберре у Наташи Козиной: не хватило денег, чтобы оплатить обратный провоз багажа в самолете. Через год из информационного письма об очередной солнечной регате на озере Барли Гриффин я узнал, что команда старшеклассников высшей школы Виллиттона участвовала в гонках на солнечном катамаране, подаренном "русским профессором Александром Пополовым". И на этот раз ребята были первыми в своем классе, успев за пять часов четыре раза обойти по периметру озеро Барли Гриффин со средней скоростью 2,1 узла.

Об истории, сегодняшнем дне и перспективах развития экологически чистых транспортных средств с солнечными батареями, о драматических приключениях их создателей - участников международных ралли и регат на трех континентах я рассказал в пока еще не опубликованной книге "Исповедь солнечного чемпиона". Очень хочется верить, что она найдет своего издателя и выйдет в свет в ближайшем будущем.

См. в номере на ту же тему

А. ПОПОЛОВ - "Солнечным" судам счастливого плавания.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Путевые заметки»