Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПРОФЕССОР АЛЕКСЕЙ СИСАКЯН: ФИЗИКА И ХИМИЯ ОПРЕДЕЛИЛИ СУДЬБУ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Владимир ГУБАРЕВ.

…Отец был биологом. Втайне он надеялся, что сын пойдет по его стопам, но случилось иначе. У сына рано проявилась тяга к физике. Он поступил в МГУ на физический факультет. Учился легко, как бы играючи - эта черта перешла к нему от отца. Отец имел прямое отношение к полету первого человека в космос. Естественно, сын гордился этим.

Отец остался Учителем в жизни и науке.

Однажды он позвонил в школу, попросил сына к телефону и сказал два слова: "Слушайте радио!" Через несколько минут передали сообщение о полете в космос Юрия Гагарина. Авторитет сына среди сверстников поднялся столь высоко, будто он, а не Гагарин, отправился в полет. Сколь же велика была любовь отца, если даже в такие минуты он не забывал о том, что может принести радость своему сыну!?

Пришло время, когда сын завоевал право говорить о своем отце - академике Норайре Мартиросовиче Сисакяне - как ученый об ученом. Для этого Алексею Сисакяну потребовалось немало лет работы в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне.

"Судьба подарила ему счастье быть первым: вожак молодежи в своем родном селе, ведущий советский биохимик, стоявший у истоков молекулярной биологии, один из первых в новой науке - космической биологии, первый советский человек, возглавивший крупнейшее международное собрание - Генеральную конференцию ЮНЕСКО… "Когда умирает ученый, то умирает целый мир…" Мир идей и размышлений, мир не родившихся еще теорий и готовых родиться гипотез, мир только ему присущих мыслей, которые не успели стать мыслями многих. Умирает мир ученого - полный ясных и точных представлений о нашем большом мире, полный гениальных, но смутных догадок, а порой и заблуждений. И это, как закон жизни, необратимо…"

В полной мере я не могу согласиться с Сисакяном-младшим, потому что не только ученики и последователи несут идеи в будущее, но и все, с кем довелось встречаться гению. В их судьбах - его отражение. В том числе и в судьбе Алексея Норайровича Сисакяна.

Я спросил его:

- Как вы оказались в Дубне? И давно ли это случилось?

- Еще когда учился на физфаке Университета, я попал на кафедру квантовой статистики, которой руководил Николай Николаевич Боголюбов. Он предложил мне поехать в Дубну и поработать стажером. Такая "командировка" обычно продолжалась года два. Я так и думал: постажируюсь и вернусь в Москву. Я - коренной москвич, да и женат уже был к тому времени. Но Дубна меня "засосала". И конечно же огромное влияние на меня оказал Николай Николаевич.

- Насколько я помню, академик Боголюбов приехал в Дубну после работы на "Объекте", то есть в Арзамасе-16, где он работал над термоядерной бомбой?

- Это так, но о том времени он не рассказывал. О его участии в создании водородного оружия стало нам известно гораздо позже, когда появились воспоминания Андрея Дмитриевича Сахарова…

- Давайте вернемся к словам "засосала Дубна". Невольно возникает ассоциация с неким болотом…

- Я сказал бы "физическим болотом", и эти слова несут хороший, благородный смысл. Я приехал сюда на пару лет, а остался на всю жизнь. Естественен вопрос: почему? Здесь очень хороший климат для занятия научной работой. Он лучше, чем в столичных институтах. И очень важно, что в Дубне руководили изначально люди умные, не только блестящие ученые, но и с уникальными человеческими качествами. Это относится и к Блохинцеву, и к Боголюбову. Созданная ими атмосфера держится до сих пор, и эта традиция бережно сохранятся. Мне кажется, она в основе всех достижений, которыми славится Дубна.

- Значит, "дух науки" необычайно важен?

- Научная школа, ее традиции - это краеугольный камень, на котором держится наука. Довольно трудно подчас определить, что такое "научная школа", но тем не менее она существует! Для Дубны характерна большая приверженность к науке всех, кто здесь работает. Особенно ярко это было видно в последние 15 лет. Те бытовые неудобства, которые испытывают ученые, отходят на дальний план, а на первом плане - возможность реализовать свою научную идею. Это один из атрибутов научной школы, созданной в Дубне.

- А почему нынче молодые физики не стремятся в Дубну?

- Вопрос не совсем корректен. Я много контактирую с научной молодежью, а потому могу с уверенностью сказать, что молодые ученые совсем не хуже нас. Я имею в виду молодость своего поколения. Просто научная молодежь - другая. Они приезжают в Дубну учиться, в университет, в научно-учебный центр, где находятся кафедры ведущих вузов страны. Отсюда им легче "стартовать в будущее".

- Как ракетам с экватора?

- Будем считать, что экватор современной науки - это Дубна.

- А почему исследовательский центр так много внимания уделяет образованию? С кем бы из крупных ученых я не говорил, они обязательно говорят о тех учебных центрах, что действуют сейчас в Дубне?

- "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих"! Если мы сами не будем привлекать молодых людей в Дубну, то за нас это никто не сделает. В дни моей юности физика была престижной областью науки. Мы воспитывались на таких фильмах, как "Девять дней одного года", с увлечением читали книги, посвященные физикам. Мы жили в ином времени, в иных измерениях. К сожалению, сегодня молодежь не считает фундаментальную науку престижной областью, где имеет смысл приложить свой талант и плодотворно поработать. Иные ценности присущи нынешнему поколению молодых. Плохо или хорошо - не мне судить. Одно время конкурсов на физические факультеты вообще не было, и брали всех, кто просто подал заявление. Сейчас конкурсы появились, и, надеюсь, это свидетельствует о некотором изменении отношения к фундаментальной науке в лучшую сторону.

- Неужели не просматриваются "светлые пятна"!?

- Они есть! Мне кажется, приходят к нам более осмысленно. Я имею в виду, что в науку стремятся те, кто мечтает ею заниматься. И это осень важно, потому что такие молодые люди и учатся лучше, и работают с энтузиазмом, которого, к сожалению, сейчас маловато. И не только в науке.

- А может быть, вы заблуждаетесь? Предположим, что у молодых более меркантильные интересы…

- Я понимаю, что вы имеете в виду. Конечно, получить образование в Дубне заманчиво: оно высокого качества. Да и уехать потом работать в западные научные центры гораздо легче. Однако для подавляющего числа молодых главное все-таки таинство науки, а потому они хотят ею заниматься… Но прошу вас не думать, что ситуация с пополнением науки катастрофическая. Это не так. Сейчас мы ежегодно принимаем на работу в институт 30-50 молодых физиков. Это довольно много, потому что даже в "лучшие годы" эти цифры были не намного больше.

- Их качество подготовки вас удовлетворяет?

- Пока в стране есть такие высшие учебные заведения, как МГУ, Физтех и МИФИ, с физиками будет все нормально. Лучшей подготовки специалистов в мире просто нет, выпускники этих вузов повсюду пользуются огромных спросом.

- На всех их не хватает, а потому вы и создали в Дубне университет?

- Студенты некоторых периферийных вузов сегодня больше отвечают нашим требованиям, чем те, кто учится в столице…

- Почему же?!

- Они лучше приспосабливаются к нынешним условиям жизни в Дубне. Менее капризны, работают увлеченно. Может быть, несколько уступают в качестве подготовки, но в то же время работают с большим энтузиазмом и подчас с большей эффективностью, чем их коллеги из престижных вузов. Ну, а уровень образования мы стараемся повысить, "пропустив" их через свой университет. Мы взяли группу выпускников университета в Твери, поработали с ними, и выяснилось, что они выигрывают по сравнению с выпускниками известных вузов. Так что ставка на периферию вполне оправдана. Кстати, мы весьма ценим тех ребят, кто воспитывался в научной среде… Раньше это называлось "семейственностью", подчас даже осуждалось. Знаю по своему опыту. Если ребенок воспитывался в семье ученых, затем заканчивал университет и шел в науку, то почему-то это не приветствовалось, мол, "семейный клан". Теперь же мы подходим по-другому: если паренек вырос в научной среде и решил посвятить свою жизнь науке, то он сделал правильный, осмысленный выбор.

- Сейчас много говорится о том, что физика отходит на второй, если не на третий план, а в лидеры выходят другие науки. Вы согласны с этим?

- Такое представление ошибочно. Думаю, что это временное заблуждение.

- Но так считают не только обыватели и журналисты, но и высшие чиновники государства, которые выделяют средства на науку.

- Заблуждения присущи всем людям, просто они могут быть более трагичными, если ошибки совершают государственные деятели.

- В таком случае попробуем доказать чиновникам, что физика требует особого внимания!

- Пожалуй, не имеет смысла говорить только о физике - изменения столь фундаментальные, что можно смело утверждать: жизнь человечества стала иной! В течение жизни всего одного поколения произошел революционный скачок. Каждый здравомыслящий человек прекрасно понимает, что это заслуга науки. А основа ее в последние 150 лет - физика и химия. Они определили развитие цивилизации. И если человечество не намерено останавливаться в своем развитии, то ему без физики никак не обойтись! Конечно, физика и химия будут проникать в науки о жизни, в экологию, в медицину, другие области. Мне кажется, приближается очередной виток развития цивилизации, и он ярко продемонстрирует, что без фундаментальной науки жить невозможно.

- Но у нас в стране тенденция иная?! И это отчетливо видно. Разве не так?

- Наше поколение испытало некоторое разочарование в фундаментальной науке. Но уже следующее - станет свидетелем нового "витка очарования". Однако на этом пути нас подстерегают опасности.

- И главная из них?

- Образование. Новые реформы, которые задуманы и сейчас начинают осуществляться, расплывчаты, неопределенные и весьма спорные. Экспериментировать же над образованием людей очень опасно, так как мы можем получить "поколение невежд". Знание всегда воюет с Невежеством, эта борьба беспощадна. Там, где Знание отступает хотя бы на короткое время, оно проигрывает навсегда, потому что Невежество агрессивно, нахально и беспощадно - оно уничтожает Разум.

- Вам кажется, что такую ошибку мы способны совершить?

- Мы стараемся скопировать западную систему образования. Зачем заменять то, что у нас хорошо?! За минувшие тяжелые годы мы убедились, что научное, математическое образование в России весьма неплохое, ничем не уступает ни западноевропейскому, ни американскому, а зачастую намного лучше. Надо сохранить традиции в образовании, которые у нас были и есть. Заимствование западных образцов в политике вовсе не означает, что это следует делать во всем. Хотя такая тенденция, к сожалению, в России просматривается.

- Вы с оптимизмом смотрите в будущее?

- У меня для этого есть все основания, потому что у нас богатое прошлое.

Дубна, 2005 г.

См. в номере на ту же тему

Е. ЛОЗОВСКАЯ - Дубна, улица Жолио-Кюри.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Люди науки»