Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МУРАВЕЙ-АМАЗОНКА

Кандидат биологических наук К. УСПЕНСКИЙ

Во второй половине лета степное солнце печет особенно немилосердно. В плавающем воздухе едва различаются столбики полыни и пробивающиеся робкие кустики терна и дерезы. Нигде не слышно ни звука. Только часам к восьми вечера жара ослабевает. Оживают жаворонки и полевые коньки. Начинает по-весеннему «стегать» перепел. По склонам балок пересвистываются сурки. Из зарослей дерезы доносится похожий на отдаленный сигнал паровоза крик фазана.

В это время в степи можно наткнуться на многочисленную колонну ярко-красных муравьев, крепкого сложения, с длинными черными саблевидными жвалами. Это отправились в очередной грабительский набег европейские муравьи-амазонки. Они прославились тем, что сами не выполняют в гнезде никаких работ, на них работают муравьи других видов. В наших лесах в качестве «рабов» чаще используется бурый лесной муравей, в степях — прыткий степной муравей. Рабов амазонки похищают из гнезд на стадии куколки. Вышедшие из куколок муравьи воспринимают гнездо похитителей как свое собственное, а «рабовладельцев» — как равноправных членов своей колонии. Без всякого принуждения они выполняют все работы в гнезде: строят новые камеры, ухаживают за личинками, добывают пищу для себя и своих «хозяев». Сами амазонки абсолютно ничего, кроме как нападать, рвать, убивать, не умеют. Более того, амазонки не в состоянии при необходимости даже защитить гнездо. За них это делают те же рабы.



Но наступает момент, когда жалкие неумехи и побирушки превращаются в грозных воителей. В набеге принимают участие от ста до тысячи амазонок. Иногда в поход отправляются и рабы, вероятно, для того, чтобы помочь нести добычу. Войско движется практически по прямой к заранее разведанной и намеченной цели. Расстояние до объекта нападения обычно не больше ста метров.

Подойдя к нужному месту, амазонки с ходу бросаются на штурм и врываются в гнездо. Необходимо по возможности быстрее, воспользовавшись смятением обитателей, найти камеры с куколками, схватить себе одну и — скорей назад, пока хозяева не спохватились.

В первые мгновения нападающим это удается. Затем защитники гнезда, опомнившись, вступают в схватку с врагом. Одни спешно эвакуируют оставшиеся куколки, вынося их из гнезда (почему-то амазонки не берут куколки, брошенные на поверхности). Другие нападают на амазонок, пытаясь отбить драгоценный груз. К тому времени большая часть амазонок, нагруженная добычей, уже покинула поле битвы. Оставшимся приходится туго: тут уж не до чужих куколок — самим бы унести ноги.

Защитники по двое-трое бросаются на амазонок, которые, надо сказать, никогда не помогают друг другу, а сражаются только в одиночку, убивая и калеча противников своими грозными жвалами. Но если врагов много больше — никакое оружие не помогает. После каждого набега на поле боя остается до десятка убитых амазонок. Некоторых отчаянно упирающихся грабителей защитники затаскивают в гнездо и там разрывают на части.

Муравьи-амазонки распространены на большей части территории бывшего СССР. Северная граница их обитания проходит по широте Москвы. Амазонки населяют Украину, южную половину европейской части России, Кавказ, Среднюю Азию. В Сибири и на Дальнем Востоке обитает близкий вид — темный муравей-амазонка.

Гнезда амазонок не отличаются от гнезд других муравьев и представляют собой подземные сооружения с наружными холмиками из земли (в лесах) или без таковых (в степях). Обычно в гнезде бывает от 100 до 1000 амазонок и от 500 до 1500 рабов. Автору пришлось раскапывать большое гнездо с заметным наружным холмом высотой 15 см, расположенное на пустыре за околицей маленького степного хуторка. В нем было не менее 10000 амазонок и столько же или чуть меньше рабов — прыткого степного муравья.



В последнее время наблюдается постепенное проникновение амазонок в населенные пункты, в том числе в большие города, куда они идут следом за степным муравьем. Мне попадались гнезда амазонок в скверах и на бульварах посреди оживленных улиц и площадей.

...Я проводил взглядом удаляющуюся колонну, в которой почти каждый третий муравей нес в жвалах захваченную куколку. Что поделать, таковы законы эволюции. Муравьи-амазонки — такая же неотъемлемая часть степной природы, как жаворонки, перепела, сурки. Без этих бравых «римлян среди насекомых», как называл их писатель-натуралист И. Акимушкин, степь потеряет значительную часть своего обаяния.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Лицом к лицу с природой»