Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ВРЕМЯ РОМАНТИКОВ

Доктор химических наук В.Лузиков, профессор МГУ им. М.В.Ломоносова

Вместить в несколько журнальных страниц личность такого масштаба, как Николай Маркович Эмануэль, невозможно. Действительный член Академии наук СССР, лауреат Ленинской и Государственной премий, Герой Социалистического Труда ... В нем все было не-ординарно - научная деятельность, жизненный путь, человеческие качества. Я и не ставил своей целью дать исчерпывающую картину. Мне просто захотелось обратиться к годам моей молодости, вспомнить атмосферу тех лет и своего учителя. То, что помнится мне, - это лишь маленький кусочек мозаики, составляющей портрет ученого. Но мне кажется, что такие фрагменты-воспоминания разных людей смогут воссоздать образ ушедшего от нас человека во всей полноте.

Сейчас много говорят о "шестидесятниках". Я сам отношусь к этому поколению и часто с теплотой вспоминаю то время. Итак, сначала о 60-х... Прошло лишь немного более 15 лет с того дня, как была сломлена исполинская военная машина фашистской Германии. Советские люди ощущали себя победителями, верили в то, что им все по плечу, что все можно преодолеть. Они не очень переживали отсутствие собственных квартир, машин, дач, модной одежды, а знали, что это придет, если наша страна продолжит свое восхождение к идеалам справедливости.

Царившие в обществе энтузиазм и романтика не могли не отразиться и на научной атмосфере 60-х. Освоение новых источников энергии, величайшие геологические открытия, полеты в космос, гигантские стройки - все это формировало твердую уверенность в неограниченные возможности человеческого разума в любой сфере.

Николай Маркович Эмануэль в 60-е годы был уже крупным ученым, под его руководством выполнялись классические работы в области окисления углеводородов. "Эпидемия" романтики в науке не обошла стороной и его - только так можно объяснить, почему он решил использовать теорию цепных свободнорадикаль ных реакций, которая ранее применялась к процессам горения, взрывов, ядерного распада и т. д., для решения чисто биологических проблем: лечения лучевой болезни и злокачественных новообразований. Согласно его идее, подобные заболевания развиваются по законам цепных реакций и их инициаторами являются химически активные свободные радикалы. Отсюда был сделан вывод: такие болезни можно лечить химическими веществами, останавливающими цепные реакции, - антиоксидантами.

Для разработки гипотезы в Институте химической физики АН СССР был создан отдел химических и биологических процессов, а затем и его филиал в подмосковном научном центре Черноголовка. Не последнюю роль в успехе предприятия сыграли энергия Эмануэля, его необыкновенное личное обаяние и деловые связи.

По моему мнению, теперь уже очевидно, что Николай Маркович на 20-25 лет опередил время. Тогда, в 60-е и 70-е ему не удалось подвести свой первоначальный замысел к тому уровню исследований, который требовали биохимия и молекулярная биология. Школа Н. М. Эмануэля развивалась обособленно от других областей биологии и медицины, оставаясь в большой степени эмпирической. Вероятно, по этой причине множество лабораторий в мире, изучающих "модное" в настоящее время явление клеточного апоптоза (генетически запрограммированной гибели живой клетки), не вспоминают ранние работы Эмануэля, хотя пользуются его представлениями о роли свободнорадикальных окислительных процессов в биологии, применяют антиоксиданты для их подавления и т. д.

Может быть, дело в том, что он не оказался "в нужное время в нужном месте"? В противном случае, как знать, о нем говорили бы сейчас, как о лауреате не только Ленинской, но и Нобелевской премии.

В руководимых Эмануэлем научных подразделениях был создан спектр новых лекарственных препаратов, которые, если и не решили проблему рака в целом, то принесли пользу многим пациентам. В рамках его научной школы сформировались новые продуктивные научно-практические направления.

Вернемся в романтические 60-е, когда я, скромный аспирант химического факультета МГУ, очарованный очередной публичной лекцией Николая Марковича, пришел к нему, тогда члену-корреспонденту АН СССР, профессору, Герою, лауреату, и попросил принять в свою команду. Будучи человеком решительным и рискованным, Николай Маркович после короткой беседы сказал "да", хотя я был ему совершенно незнаком. Через некоторое время Эмануэль сформулировал тему работы в самой общей форме, не ставящей исполнителя в узкие рамки, привел в пустую комнату в своем отделе в Институте химической физики АН СССР, что на Воробьевском шоссе, и сказал приблизительно следующее: "Надеюсь, вы представляете себе, что от вас требуется, так что принимайтесь за дело. Все бумаги на приобретение оборудования, реактивов и всего прочего буду подписывать. Для пользы дела можете пользоваться моим депутатским удостоверением. (Он был депутатом Московского городского совета депутатов трудящихся.) Жду вас через год с первыми результатами". Вот так - полная свобода в рамках генерального направления и неограниченная поддержка. Оставалось дерзать и оправдывать доверие.

Годы, когда Н. М. Эмануэль, по существу, руководил кафедрой химической кинетики химического факультета МГУ (он был заместителем заведующего, а заведующим являлся его учитель Н. Н. Семенов - академик, лауреат Нобелевской премии), несомненно, были лучшими в жизни кафедры. Николаю Марковичу удавалось сочетать высокую научную требовательность с удивительным демократизмом в общении. В те времена на семинарах кафедры публично обсуждалась каждая статья, направляемая для публикации. Научные дискуссии чередовались с веселыми праздниками на кафедре и на природе. Такая обстановка позволяла молодым ученым ощущать себя частью научной школы и не быть подавленными авторитетом старших коллег.

Николай Маркович, в высшей степени терпимый к окружающим, никогда не упускал случая напомнить, что не следует погрязать в бесплодных фантазиях ("искать функцию пси в эпсилон-окрестности", как он часто говорил), что нужно заниматься "настоящими делами". В то время это было очень важно, поскольку экстремальный романтизм нередко подталкивал молодежь к слишком экстравагантным идеям и непродуктивной деятельности.

Моя научная судьба сложилась так, что я недолго проработал под руководством Эмануэля. Хотя мои научные интересы оказались далекими от того, чем занималась школа академика, я всегда считал его одним из своих главных учителей в науке и жизни. Из сотрудничества с ним я вынес три основных урока: всегда искать принципиально новые направления, всегда вести работу на уровне современных стандартов и никогда не замыкаться в рамках устоявшегося коллектива.

В последнее десятилетие много перемен произошло в отечественной науке. АН СССР превратилась в РАН, пришло новое поколение академиков и членов-корреспондентов. Конечно, среди них много талантливых людей и хороших организаторов. Проблема состоит в том, что наука перестала быть востребованной государством, поэтому вряд ли кому-нибудь из них удастся почувствовать те светлые "муки и радости" творчества во имя отечества и народа, которыми жило поколение Николая Марковича Эмануэля.



Научная деятельность академика АН СССР Николая Марковича Эмануэля (1915-1984) связана с Институтом химической физики. В 40-50-е годы вслед за своим учителем академиком Н. Н. Семеновым он применил классические методы химической кинетики сначала в исследовании цепных реакций простых химических веществ в газовой фазе, потом более сложных окислительных систем, а позднее - жидкофазного окисления углеводородов. В 1958 году за работы в области исследования свойств и особенностей цепных реакций Н. М. Эмануэлю была присуждена Ленинская премия по химии.

Н. М. Эмануэль возглавлял исследования в области изучения старения и стабилизации полимеров.

В 60-е годы Н. М. Эмануэль был одним из тех, кто высказал новаторскую в то время идею о возможности протекания цепных реакций с участием химически активных молекул, так называемых свободных радикалов, в живой клетке. Этим он намного опередил время. Он впервые предположил, что свободные радикалы могут инициировать биологические процессы, происходящие в живом организме, и в том числе паталогические, как, например, рост злокачественных опухолей и старение. Для описания этих процессов он использовал физико-химические, биохимические и математические методы, что способствовало созданию и развитию нового научного направления - физико-химической биологии.

Н. М. Эмануэль впервые предложил в качестве противоопухолевых и радиозащитных средств вещества, останавливающие цепные реакции окисления, - антиоксиданты и сделал все возможное, чтобы наиболее эффективные препараты начали применять в клинической практике.

С момента образования кафедры химической кинетики на химическом факультете МГУ (1944) в должности заместителя заведующего кафедрой вел большую педагогическую работу: читал лекции, руководил научной работой молодых ученых.

Научную школу, созданную академиком, продолжают развивать его ученики и последователи в Институте биохимичес кой физики имени Н. М. Эмануэля, созданном в 1994 году в системе Российской академии наук.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Люди науки»