Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ДВА ЛИЦА ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Доктор экономических наук, профессор Ю. ШИШКОВ

В последние годы в научный, политический и информационный оборот все настойчивее входит термин "глобализация". Как и всякую модную новинку, его подхватили и стали приклеивать ко многим явлениям и процессам. Важно поэтому с самого начала внести терминологическую ясность.Глобализация - новейшая стадия давно идущего процесса интернационализации экономического, политического и культурного взаимодействия разных стран. На нынешнем этапе этот процесс разросся настолько, что охватил весь земной шар. В основе глобализации лежит развитие международных экономических связей. Потому речь пойдет прежде всего о данном ее аспекте.

ЧТО ДВИЖЕТ ГЛОБАЛИЗАЦИЕЙ?

Взаимосвязанность, или, как ныне мы говорим, интернационализация хозяйственной жизни, уходит корнями в XVI-XVII столетия. Тогда появившийся мануфактурный способ производства потребовал существенно расширить рынки сбыта и наладить устойчивое поступление сырья, в том числе - иноземного. Именно тогда торговые связи разных стран обрели новое качество: из второстепенных и нерегулярных, не игравших на протяжении тысячелетий почти никакой роли в национальных процессах воспроизводства, они превратились в устойчивые и весьма существенные. Международная торговля переросла в международное разделение труда, стали формироваться производственная и экспортная специализации стран.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Центрами такого разделения труда сначала были лишь технически передовые для своего времени государства - Англия, Нидерланды, Франция и некоторые другие. Но распространялся индустриальный способ производства, и расширялся круг стран, вступавших на путь международного разделения труда.

В ХХ столетии интернационализация хозяйственной жизни, основанная на торговле, дополнилась вывозом капитала. Стали появляться крупные транснациональные корпорации, складываться международные производственно-кооперационные связи. Возник международный рынок капиталов. Вместо рухнувшей в 1914 году мировой валютной системы, регулировавшейся с помощью золотого стандарта, сложились новые, гораздо более сложные валютные отношения. Они требовали координации действий правительств и центральных банков. Уже к середине ХХ века мировое хозяйство получило невиданную прежде взаимосвя занность.

И тем не менее национальные хозяйства (большие и малые) оставались достаточно автономными субъектами международных экономических отношений, а их развитие определялось преимущественно внутренними причинами. При этом каждое правительство самостоятельно решало основные макроэконо мические задачи: как обеспечить максимальную занятость населения, стабильность цен, регулирование внешних связей, процентных ставок на кредитном рынке, поддержание курса национальной валюты...

Во второй половине ХХ столетия нарастание взаимозависимости национальных хозяйств вступило в качественно новую фазу. Что послужило тому причиной?

Прежде всего - опережающий рост обрабатывающей промышленности (как в индустриальном ядре мирового хозяйства, так и в его развивающейся периферии). С 1956 по 1996 год объем мирового производства готовых изделий увеличился в 6,9 раза, продукция добывающих отраслей выросла в 3,2 раза, а сельского хозяйства - лишь в 2,8 раза (это хорошо видно на графике). Мировая торговля получила громадный прирост. В отличие от сельского хозяйства и добывающей промышленности рост производства готовых изделий, особенно высокотехнологичных, постоянно порождает все новые и новые продукты и полупродукты. И тогда возникает потребность в обмене продукцией все более узкоспециализирующихся производств (и внутри стран, и между ними). На национальном рынке наряду с отечественными появляются различные марки импортных автомобилей, телевизоров, холодильников, часов и т. п.

Более того, развитие машинного производства создает условия для расчленения самого производственного процесса на отдельные операции. Они выделяются в самостоятельные производства, поставляющие продукцию для сборки конечного изделия. В сущности, это уже качественно новая ступень, когда разделение труда в прежнем, классическом смысле перерастает в разделение производственного процесса. Зародившись еще в XVIII веке в недрах мануфактуры, этот феномен получил дальнейшее развитие в фабричном производстве, потом вышел за стены фабрик и наконец перешагнул через государственные границы.

В первой трети ХХ века стало активно развиваться международное производственное кооперирование - формируются технологически и экономически целостные производственные цепочки, отдельные звенья которых находятся в разных странах, но функционируют по единому плану и в едином ритме, подобно цехам одной фабрики. Между ними по строгому графику перемещаются потоки деталей, узлов, компонентов, обеспечивая непрерывность всего технологического процесса. Его конечный результат - тот или иной готовый продукт. Иначе говоря, все большая часть внутризаводских потоков недавнего прошлого обретает международный статус. К середине 90-х годов уже почти треть экспорта составляли детали и компоненты.

Новый тип международного обмена - внутриотраслевая торговля шаг за шагом вытесняет традиционную межотраслевую торговлю. Такого рода мультиплицирование проявляется тем сильнее, чем выше уровень сложности изделия, то есть чем более развита страна технически и экономически. Чем больше высокотехнологичных изделий в ее производстве, тем больше доля внутриотраслевой торговли в ее товарообороте с другими странами, но тем шире и потоки сопровождающих его услуг и финансовых ресурсов. Национальные хозяйства разных стран все теснее привязывают их друг к другу.

Еще одна важная предпосылка глобализации. В последние десятилетия существенно улучшилась международная транспортная инфраструктура. Возникли новые поколения авиационного, автомобильного, водного и железнодорож ного транспорта, быстро наращивалась сеть международных трубопроводов. Перевозки грузов и пассажиров значительно ускорились и стали дешевле. Средняя стоимость человеко-мили воздушных авиаперевозок, например, в 1930 году составляла 68 центов (по курсу доллара 1990 года), в 1950 - 30, в 1970 - 16, в 1990 - 11 центов. За шесть десятилетий авиаперевозки подешевели более чем в 6 раз. Подобное происходит и в других конкурирующих между собой отраслях транспортных услуг. С 1920 по 1980 год реальная стоимость морских грузоперевозок упала (благодаря главным образом контейнеризации) почти на 75%, а телефонная связь между Лондоном и Нью-Йорком с 1930 по 1990 год подешевела на 85%. В результате различные страны стали как бы в несколько раз ближе друг к другу.

Громадную роль играет и информационная революция. В последние десятилетия бурно развиваются электрони ка, кибернетика и космические спутники связи, производя переворот в средствах телекоммуникации. Его вершиной в наши дни стала всемирная сеть компьютерной связи - Интернет. Она охватывает планету с невероятной скоростью: в 1991 году количество компьютеров с доступом в Интернет во всем мире составляло около 5 миллионов, в 1996 - 60, в 2001 году, как пред
полагают, оно достигнет 300 миллионов. В 1998 году завершено создание новой глобальной системы телекоммуникаций, обслуживаемой 66 спутниками связи: теперь из любой точки земного шара можно общаться по телефону, телефаксу и иным видам связи с абонентом в любой другой его точке (ожидается, что к 2004 году пользователями такой системой станут 12-15 миллионов человек).

Новейшие телекоммуникационные и информационные технологии создали наднациональные мосты, благодаря которым информация легко преодолевает на своем пути физические преграды и государственные границы. Складывается глобальное киберпространство. Возможность в короткое время получать необходимую
информацию с любого расстояния и быстро принимать решения беспрецедентно облегчает организацию международной торговли, инвестирования капиталов, кооперирования производства и маркетинга. Иначе говоря, современные системы телекоммуникаций ускоряют взаимоприспособление макроэкономической политики разных государств. На наших глазах формируется новая мировая экономика, функционирующая поверх государственных границ.

Вместе с тем информационная революция создает условия для глобализации таких процессов, которые до сих пор оставались локальными по самой своей сути. Появляется, например, возможность получить высшее образование, находясь вдали от лучших университетов мира и других учебных центров. Многие, прежде всего развивающиеся, страны обретают доступ к знаниям и возможность повысить качество своего "человеческого капитала". Побочный результат стремительной экспансии международной паутины электронно-компьютерной связи - распространение по планете английского языка как глобального средства общения, что также облегчает международные коммуникации.

В последние десятилетия на фоне всего перечисленного произошел взлет экспорта прямых зарубежных инвестиций (см. график) и бурный рост транснациональных корпораций - ТНК. Уже к 1970 году в 14 ведущих странах мира насчитывалось 7,3 тысячи ТНК, имевших 27,3 тысячи зарубежных филиалов, а их оборот составлял 626 миллиардов долларов. Число ТНК и масштабы их международ ной экономической деятельности быстро растут, особенно бурно в последние полтора - два десятилетия. К 1998 году общее число ТНК достигло примерно 60 тысяч, число их зарубежных филиалов - почти 500 тысяч, накопленные ими зарубежные инвестиции превысили 4,3 триллиона долларов. Сегодня они контролируют от трети до половины мирового промышленного производства, более половины международной торговли, около 4/5 мирового банка патентов и лицензий на новую технику, технологии и "ноу-хау".

Международные потоки товаров и услуг вследствие этого не только значительно интенсифицирова лись, но и обрели новое качество: около 40% таких потоков носят теперь внутрикорпорационный характер, что придает им особую устойчивость и прочность. Более того, торговое взаимосцепление национальных хозяйств дополнилось новыми прочными узами - международной собственностью на основные производственные фонды. Экономика каждой страны (как экспортирующей капиталы, так и принимающей иностранные инвестиции) становится все более транснациональной. Если в 1980 году объем экспорта и импорта всякого рода инвестиций составлял 8,4% мирового валового продукта, то в 1996 году этот показатель достиг 14,5%, а для промышленно развитых стран он еще выше - 11,4 и 19,3% соответственно. Экономика любой страны все больше зависит от внешних обстоятельств: не только от экспорта и импорта товаров и услуг, но и от притока или оттока капиталов.

Итак, мировое экономическое пространство перестало быть ареной взаимодействия и противобор ства одних лишь государств. Не менее важную роль стали играть негосударственные транснациональные центры принятия стратегических экономических решений - ТНК, транснациональные банки (ТНБ), международ ные инвестицонные фонды и т. п. Множество таких частных субъектов внедряется в сферу хозяйственной деятельности национальных правительств и вносит коррективы в их политику. Самые крупные из них способны влиять на финансовую и иную конъюнктуру мирового хозяйства. Государства и транснациональные негосудар ственные структуры стали почти одинаково сильными партнерами на мировой экономической арене. Они взаимодействуют и соперничают друг с другом, образуя своеобразный симбиоз двух качественно различных подсистем глобальной экономики.

И еще одно ее существенное преимущество. Стремительное развитие ТНК и информационной революции заметно ускоряет процесс распространения по всему миру новых производственных и управленческих технологий. Они рождаются в высокоразвитых индустриальных и постиндустриальных странах, где под давлением конкуренции беспрерывно обновляются технологии и на рынок выходят все новые и
новые виды продукции с улучшенными характеристиками. Недавно внедренные технологии быстро устаревают не только в качественном, но и в ценовом отношении.

Постоянный подъем жизненного уровня и заработной платы в таких странах подстегивает рост цен на производимые ими товары и услуги, что подрывает их международную ценовую конкурентоспособность. Это заставляет предпринимателей перемещать свое производство в те страны, где труд стоит дешевле, но уровень квалификации персонала все же позволяет освоить перемещенные туда технологии. Такие страны, когда поднимается их собственный технологический и кадровый уровень (с ростом оплаты местной рабочей силы), в свою очередь переносят часть производственных мощностей в те регионы мира, которые в технико-эконо мическом развитии следуют за ними...

Перед нами - более или менее каскадный характер процесса. С самого верхнего уровня мировой технико-экономической пирамиды технологии попадают, как правило, на ближайший к нему по уровню развития "ярус", ускоряя темпы его развития и подтягивания к вершине пирамиды. Оттуда нижние "этажи" местного производства со временем переносятся на следующий зарубежный "ярус" и т. д. Такое перемещение технологий проводят главным образом ТНК, выносящие свои производственные филиалы в страны, где соотношение квалификации персонала и уровня его оплаты представляется оптимальным. Обычно "вниз" по цепочке сначала передается текстильное производство, затем - химическое, потом - металлургия, за ней - автомобилестроение и, наконец, электроника.

Новые (для менее развитых стран) технологии "растекаются" из высокоразвитого ядра мировой экономики к менее развитой периферии, способствуя ускоренному повышению ее технологического уровня. Поэтому отношение развивающихся стран к ТНК в последние полтора-два десятилетия существенно изменилось. Вместо прежнего недоверия, а порой и неприятия появилось соперничество между принимающими странами за привлечение филиалов той или иной ТНК. Такие корпорации рассматриваются ими не только как фактор стабильного экономического роста, но и как источник новых технологий, искусства управления и маркетинга. Между принимающими странами идет конкурентная борьба за привлечение инвестиций ТНК. Так глобальное экономическое пространство медленно, но неуклонно становится все более однородным и в технологическом отношении.

Наконец, в 60-х годах произошел качественный сдвиг в развитии международного рынка ссудных капиталов. Активная экспансия ТНК и быстрый рост международного товарооборота требовали больших кредитных ресурсов и легкого доступа к ним в любой точке мирового экономического пространства. В ответ появились вненациональные рынки капитала на базе оффшорных операций в так называемых евровалютах (в иностранных валютах по отношению к стране дислокации банка). Очень быстро сложился, по существу, целостный мировой рынок таких специфических кредитных ресурсов, масштабы которого возросли с 20 миллиардов долларов в 1964 году до 6 триллионов долларов в начале 90-х годов. В настоящее время ежедневный объем валютных операций во всем мире составляет около 1,3 триллиона долларов, что превышает суммарные валютные резервы всех стран и вдесятеро превосходит валютные ресурсы, необходимые для обслужива ния мирового товарооборота. Это существенно усилило процесс международного переплетения ссудного капитала.

Но еще важнее то, что в отличие от традиционных национальных рынков, проводящих международное кредитование в местной валюте, евровалютные рынки оперируют, как уже сказано, иностранными деньгами. Такие операции не требуют конвертации валют и потому находятся вне сферы действия национальных валютных законодательств и не подлежат правительственному контролю, то есть оказываются надгосударственными. Сегодня трансграничные потоки ссудного капитала в 50 раз превышают объем международной торговли и связывают воедино финансовые рынки разных стран, размывая их былую относитель ную обособленность. Поэтому любые существенные сбои в кредитно-финансовой сфере одной страны незамедлительно передаются в другие страны. Мировая кредитно-финансовая сфера превратилась в своего рода систему сообщающихся сосудов, в которой перепад уровней жидкости в одном из них приводит в движение всю ее массу.


Перед нами - целостный глобальный организм, спаянный уже не просто международным разделением труда, но и гигантскими по своим масштабам, порой всемирными производственно-сбытовыми структурами, глобальной финансовой системой и планетарной информационной сетью. Мировое экономическое пространство становится единым полем для деловых игр крупного бизнеса, когда география размещения производительных сил, отраслевая структура инвестиций, производства и сбыта определяются субъектами хозяйственной жизни с учетом глобальной конъюнктуры, а экономические подъемы и спады приобретают всемирные масштабы.

На рубеже ХХ и ХXI веков глобализация экономики стала всеохватывающим саморазвивающимся процессом, своего рода цепной реакцией, которая, разветвляясь и ускоряясь, прокладывает себе путь через все препоны. Рано или поздно она приведет к технико-экономической "вестернизации" всего мирового сообщества. Это, по всей вероятности, и будет основным стержнем мировой экономической истории в XXI веке.

(Окончание следует.)


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Беседы об экономике»