Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МОЙ ДОМ — МОЯ КРЕПОСТЬ

С. ТАРАСОВА, психотерапевт.

Вот это моя клетка?
Вот это моя клетка!

Из старого детского мультфильма

Иногда мы тоже, подобно несчастной зверушке из зоопарка, теряем нечто очень важное, то, что специалисты называют жизненным пространством — Lebensraum. По количеству и интенсивности негативных эмоций психологи приравнивают переезд к разводу или пожару. Помните Обломова? “А как дико жить сначала на новой квартире! Скоро ли привыкнешь? Да я ночей пять не усну на новом месте; меня тоска загрызет, как встану да увижу вон вместо этой вывески токаря другое что-нибудь...” — искренне возмущался Илья Ильич.

Однако не только ленивые домоседы обломовы окружают себя привычным скарбом. “Нормальные” люди грешат тем же. Принесешь на службу любимую голубую фиалку, поставишь гордо рядом со “станком”, то есть компьютером, — рабочее время летит незаметно. И дома: тут фарфоровая собачка, там вазочка, здесь коврик милого сердцу кремового цвета... Масса положительных эмоций. Безделушки, но ВАШИ личные безделушки, как раз и создают атмосферу психологического комфорта. Вспоминается, извините, старый анекдот: “Моя селедка; куда захочу, туда и повешу”. Булгаковская “Белая гвардия” — более эстетический пример: “...часы остались прежними и били башенным боем. К ним все так привыкли, что, если бы они пропали каким-нибудь чудом со стены, грустно было бы... Вот этот изразец, и мебель старого красного бархата... потертые ковры, пестрые и малиновые... бронзовая лампа под абажуром, лучшие на свете шкапы с книгами, пахнущими таинственным старинным шоколадом...” Так и хочется зайти к “Лене ясной” на чашечку чая, как та бабулька, что каждый вечер смотрела спектакль “Дни Турбиных” (да, в гости она приходила!). “Кремовые шторы... за ними отдыхаешь душой... Они отделяют нас от всего мира...” — лучше поэта Лариосика не скажешь.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Три кита нашего психического здоровья — чувство защищенности. Субъективное, подчас иллюзорное. Но мир — комплекс наших ощущений. У каждого он свой. Чувство защищенности появляется в процессе организации именно ЛИЧНОГО пространства. Иной раз “посыпятся” неприятности: с утра начальник накричал, днем ребенок с температурой из школы явился, вечером кошка отказывается употреблять в пищу корм, рекламируемый всеми программами... Хоть из дома беги. Сделаешь уборку — на душе легче станет. Действенное психотерапевтическое средство. Когда есть где убирать.

В наш Центр психолого-медико-социального сопровождения обратилась дама. Жаловалась на дочку-подростка: “Девочка инфантильная, эмоционально незрелая. Чтобы чего-то добиться, надо непременно повысить голос. Ленивая, рассеянная, легко отвлекается. Агрессивная к тому же. Не знаю, что и предпринять”. Послушать маму, одиннадцатилетняя Аня — маленький монстр, готовый “окрыситься” по малейшему поводу. Однако дверь кабинета робко открылась (далеко не все подростки отличаются столь бережным отношением к казенному имуществу), появилось совсем не страшное дитя со светленькой косичкой. “Ну, здравствуй, Анна, усаживайся поудобнее, располагайся. Давай знакомиться...” Контактная, доброжелательная, умненькая девочка — таков итог первого диагностического сеанса. Может быть, действительно, немного “отстает” от сверстниц, вовсю уже гуляющих с мальчиками. У нашей Ани интересы другие: книжку почитать, журнальчик типа “Женского здоровья” полистать, на компьютере развивающую игру запустить... Впрочем, насчет кавалеров мы с мамой быстро пришли к согласию: “Вы, Софья Юрьевна, правы. Даже хорошо, что “отстает”, успеет еще. Куда торопиться в одиннадцать-то лет?!”

Ребенку беседовать с психологом понравилось: “А когда следующая встреча? Здесь тихо, никто не кричит...”

Очередной сеанс состоялся ровно через неделю. Провели так называемые “проективные” методики — “рисунок человека”, “моя семья”, “дом, дерево, человек”. На рисунке “моя семья” Аня изобразила одного единственного человека — бабушку. Никакие намеки, наводящие вопросы не заставили девочку нарисовать себя или маму. Вот “рисунок человека” — просто замечательный: улыбчивая девчушка в кокетливом платьице. Да еще приветливо рукой взмахнула — добрый знак — дружелюбие, стремление к позитивному общению. Значит, уровень врожденной, природной агрессии невелик, а разрушительные тенденции вызваны актуальной жизненной ситуацией. Но смотрим дальше. Самооценка занижена: Анна и глупая, и несчастная, и безвольная, разве что со здоровьем нет проблем. Остальное все плохо: плохая внучка, бестолковая дочь, “наверное, у меня в голове одни опилки...”. В методике “дом, дерево, человек” испытуемого просят изобразить на листе бумаги любой дом, какой хочется. Качество рисунка значения не имеет, важнее те вопросы, которые психолог задает по ходу. Специалисты считают, что так они получают некий идеальный образ, отчасти мечту — “где было бы приятно жить”.

Стоило Анечке приступить к заданию, проблема четко обозначилась. Любимое место в нарисован ном здании — маленькая собственная комнатка. Уютный закуток с цветастыми обоями под шелк, занавесками глубокого синего цвета, ковриком оттенка абрикоса (эстетически продвинутый ребенок!) и своим письменным столом. “Скажи, пожалуйста, детка, а у тебя в квартире своей комнаты нет?” “К сожалению, нету, мы с бабушкой вдвоем”, — грустно отвечает “агрессивный” подросток. Итак, нет своего угла, пресловутого жизненного пространства. Негде посидеть спокойно, побыть наедине с самой собой...

По мнению психологов, человеку необходимо (хочу подчеркнуть это слово), хотя бы два часа в сутки, находиться в одиночестве — отдохнуть от общения, подумать. Да-да, именно поразмышлять, к примеру, о смысле жизни. Вопрос: “зачем я существую на белом свете?” — задает себе каждый подросток. Ведь в это время человек переживает первый серьезный кризис личности. Проблемы практически уже взрослые, а опыта их разрешения еще очень мало. Элементарно комфортная среда обитания нужна как воздух.

“Кому она не нужна?” — спросите вы и будете совершенно правы. Без личного пространства худо всем. У 35-летней Ларисы современная перспективная специальность, любящий супруг-бизнесмен, прелестный восьмилетний сынишка, весьма просторная двухкомнатная квартира. Какая незадача привела Ларису Николаевну на прием к семейному психотерапевту? До сути докапываемся недолго, несколько наводящих вопросов и... “Понимаете, у меня нет своего угла. Казалось бы, комната большая — 24 метра, кухня — 15 метров, мужа целыми днями дома нет. Но на самом деле кругом лежат его вещи. Он обладает какой-то поразительной способностью заполнять все ниши, распространяться: книги, кассеты, компьютер, принтер, рубашки, галстуки... Чувствую себя чужой, негде спрятаться”. Укрыться, спрятаться — в хорошем смысле, — побыть одной среди своих вещей. У нее тоже есть милые сердцу сувениры, фотографии, коробочки, блокнотики, часики, папочки с важными бумагами, мягкие игрушки, в конце концов.

Не думайте, что речь о меркантильности, жадности, материальных благах. Проблема глубже. “Необходимые вещи” могут ничего не стоить в денежном эквиваленте, но они буквально насквозь пропитаны личностным смыслом*. Помните, на этом успешно играл таинственный торговец из одноименного романа Стивена Кинга. Загадочного происхождения бизнесмен открыл в маленьком провинциальном городке магазинчик “Необходимые вещи”. Очень странный магазинчик. Хотите приобрести эксклюзивную фотографию Элвиса Пресли? Пожалуйста, фото короля. Редчайший снимок, ваше сокровенное желание. В лавочке “Необходимые вещи” каждый встречает свою, быть может, еще детскую мечту. Финансовые трудности неважны. Ведь с владельцем всегда можно договориться о мелкой услуге: угнать машину у незнакомца, бросить камень в чужое окно, разрезать веревки с белоснежными простынями во дворе чистюли-хозяйки... Какой пустяк на пути к Мечте!

Что случилось потом, прекрасно рассказал сам Кинг.

А другому писателю — вовсе не приверженцу жанра ужасов — удалось, оказывается, сильно напугать мою школьную подругу. Через десять лет после окончания одиннадцатого класса девушка вздрагивает при имени Андрея Платонова. На ранимую душу подростка произвел неизгладимое впечатление “Чевенгур”: “Советская власть предоставляет буржуазии все бесконечное небо, оборудованное звездами и светилами на предмет организации там вечного блаженства; что же касается земли, фундаментальных построек и домашнего инвентаря, то таковые остаются внизу — в обмен на небо — всецело в руках пролетариата и трудового крестьянства”.

Куда там “королю ужасов” Стивену Кингу. Платонов рисует мир, где нет ничего личного (от слова “личность”, между прочим), все общее — что может быть страшнее?! А страх — плохой сосед чувству защищенности.

Стремление ощущать себя в безопасности — базовая потребность, она предусмотрена нашим наследственным кодом. И, подобно любому природному явлению, развивается в подходящей среде. По ходу жизни форма наполняется содержанием. Из биологической потребности возникает сугубо человечес кая. Здесь уже сказывается фактор психологического пространства. Именно психологического. Ведь на вывеску токаря Обломов всего лишь глядел из окна. Но она была наполнена для Ильи Ильича личностным смыслом. Если мотивы, влечения блокируются, то, вполне вероятно, может сформироваться невротическое расстройство со всеми вытекающими последствиями: человек чувствует себя чужим и ненужным, живет в постоянном напряжении, страхе.

Как же быть? Остается, по возможности, больше времени находиться там, где приятно. Не обязательно в четырех стенах собственного дома (пусть даже самого замечательного). Вам нравятся театр, ботанический сад, Новодевичий монастырь, музей Васнецова? Старайтесь чаще посещать любезные сердцу места. Пройтись по любимому, знакомому с детства парку, предаваясь размышлениям о прошлом, настоящем, будущем... — порой очень полезно для сохранения душевного здоровья. И, конечно, надо брать пример с семьи Турбиных. Устройство Дома (да-да, с большой буквы) — дело святое: “...несмотря на все... события, в столовой, в сущности говоря, прекрасно. Жарко, уютно, кремовые шторы задернуты... Скатерть, несмотря на... томление, тревогу и чепуху, бела и крахмальна... Полы лоснятся, и... на столе, в матовой, колонной, вазе голубые гортензии и две знойных розы, утверждающие красоту и прочность жизни...”

Комментарии к статье

* Личностный смысл — индивидуальное отношение личности к объектам ее деятельности. “Значение для меня” усваиваемых человеком знаний о мире. Круг этих знаний широк — понятия, умения, действия и поступки, социальные нормы, роли, ценности и идеалы. Термин “личностный смысл” исторически связан с научными трудами и разработками русского психолога Льва Семеновича Выготского, чье имя на долгие годы было вычеркнуто из науки. Методики Выгодского, найденные им факты сегодня считаются классическими. Сейчас понятие личностного смысла используется в отраслях психологии, изучающих мотивы, установки, эмоции человека, его отношение к миру.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Человек и общество»

Детальное описание иллюстрации

А вот так она видит свой дом. В клинической психологии давно и успешно применяются методы, не связанные непосредственно с изучением самих психических процессов. Их цель — только установить выраженность тех или иных свойств психики. Методы, тесты условно делятся на интеллектуальные и личностные. Как раз к последней группе и относятся проективные методики, о которых упоминается в статье. Они используют неопределенность для выявления индивидуальных характеристик личности: 'Нарисуй человека', 'Кинетический рисунок семьи', 'Дом, дерево, человек'. Анализируя, специалист смотрит на качество рисуночных линий (нажим, направление, прерывность -непрерывность), расположение рисунка на листе и его размеры... Интересна так называемая контрольная таблица автора теста 'рисунок человека'. По ней психолог оценивает собственное интуитивное впечатление от рисунка: светлый — темный, ясный — пасмурный, яркий — тусклый, изящный — угловатый, агрессивный — доброжелательный, прочный — ненадежный, скромный — напыщенный, утонченный — грубый и пр. Проективные методики не только инструмент психодиагностики, но и эффективное средство 'разговорить' пациента, особенно на стадии установления психотерапевтического контакта. По мнению профессора психологии Елены Теодоровны Соколовой, проективные методы особо ценны тем, что позволяют вскрыть проблему на 'языке'самого клиента. Это современное положение органично вписывается в концепцию личностного смысла.