Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Виртуальное путешествие по библейским местам

А. АЛЕКСЕЕВ, историк

Что приходит обычно на ум при слове "Библия"? Сотворение мира. Адам и Ева. Что еще? Иисус Христос... Правда, его история относится уже к Новому Завету, а речь пойдет о Ветхом. Неужели все? А ведь на библейские сюжеты написаны сотни, если не тысячи, картин, библейские псалмы перелагали многие поэты, в том числе Державин и Пушкин. Хорошо знают Библию в протестантских странах. Там это настольная книга, ее постоянно вспоминают, цитируют, так что даже те, кто сам ничего не читает, волей-неволей что-то узнает и запоминает. Многие, наверное, помнят, как герой Марка Твена американский мальчик Том Сойер участвовал в конкурсе на лучшее знание Библии и получил приз - правда, не совсем честным путем.

В нашей стране содержание Библии представляют себе очень немногие. Вероятно, не все даже знают, что Библия - это множество книг и историй, записанных в разное время разными людьми. В ней есть предания о жизни первого человека Адама и его потомков, технические описания предметов культа и инструкции для жрецов бога Иеговы (будем называть его именно так, поскольку привычнее для нашего уха, хотя правильнее говорить "Яхве" или "Ягве", с ударением на последнем слоге). В Библии вы найдете длинные перечни законов и жизненных правил, полные проклятий и обличений причитания пророков, любовные песни и мудрые мысли разочарованного в жизни царя Соломона, который многое изведал, испытал и понял, что все - лишь суета и томление духа. Так что же такое Библия, точнее, ее первая часть, именуемая Ветхим Заветом? Предания еврейского народа. Предания очень древние, но записаны и отредактированы они значительно позже событий, в них отраженных.

Согласно Ветхому Завету, Иегова - единственный настоящий Бог. Именно он создал мир, животных и человека; он особо отличал сначала праведника Ноя, которого спас от потопа, а затем его потомка Авраама. Иегова пообещал чтившему его Аврааму отдать его потомкам Ханаан - современную Палестину. И это был первый договор Иеговы с избранным народом, его первый Завет.

Арабы, именующие Авраама Ибрахимом, считают себя потомками его старшего сына Измаила. Правда, в Коране, который создан намного позже Библии, никакого Иеговы нет, а единственным Богом - создателем вселенной назван Аллах (Авраам в Коране именуется "другом Аллаха"). А евреи свою родословную возводят к Исааку, младшему сыну Авраама, и к сыну Исаака Иакову, получившему прозвище Израиль (Богоборец). Согласно Ветхому Завету, именно за потомством Иакова-Израиля Иегова закрепил право на Палестину.

По библейским сюжетам снимают игровые фильмы - более или менее художественные - и мультфильмы - более или менее забавные. Однако их режиссеры обычно ограничиваются тем, что переносят на экран слова авторов (или редакторов) Библии. Чтобы живо представить события той далекой эпохи, совершим мысленно путешествие туда, где древние скотоводы столетиями брели по степям за овечьими и козьими стадами и куда ныне российские туристы ездят погреться под южным солнцем. Вспомним некоторые события, описанные в Библии, в ее Ветхом Завете, и те времена, когда на карте мира появился Израиль, а древний Ханаан получил новое имя - Палестина.

Итак, мы погружаемся во времена, отстоящие от наших дней на тысячи лет. Перед нами словно бы развертывается огромная кинохроника - только в обратном порядке. Почти все, к чему мы привыкли, исчезает по пути через ХХ и XIX столетия, и к 1800 году из информационных технологий остается лишь конная почта. Соединенные Штаты Америки превращаются в группу разобщенных английских колоний и, быстро уменьшаясь, спустя еще два столетия исчезают вовсе. Вслед за ними одна за другой пропадают Испания, Франция, Русь, за ними уходит с исторической карты Англия: племена англосаксов, пятясь, возвращаются на побережье Британии, садятся в длинные ладьи и задним ходом отплывают в Европу, чтобы вскоре вместе с прочими варварами уйти в леса и степи на востоке.

А вот и Рим. Превратившийся в центр великой империи, охватывающей все Средиземноморье, он затем возвращается к республиканскому устройству, чтобы ввязаться в войны с наследниками Александра Македонского. Империю же Александра не успеваем рассмотреть - так быстро она промелькнула. Зато хорошо уже видна Эллада - классическая Греция. Представьте себе, многие из ее тогдашних небольших городков всерьез воображают себя государствами, хотя настолько малы, что даже в самом крупном общее собрание граждан напоминает в лучшем случае небольшой нынешний митинг. И тем не менее здесь живут люди, которых помнят и будут помнить еще не одно столетие: Аристотель, Сократ, Платон, Эпикур, Еврипид, Перикл... Перечислять можно долго.

Пока мы наблюдали за Грецией, римляне успели вернуться к монархии, их владения уменьшаются, съеживаются, и от самого Рима уже остается лишь несколько деревянных поселков на склонах поросших зеленью холмов. Греция дичает и пустеет, по остальной Европе бродят немногочисленные дикие племена в звериных шкурах. Центр мировой цивилизации смещается на восток, самыми культурными регионами остаются теперь Египет и Месопотамия - территория, занимаемая ныне Ираком.

Итак, исходный пункт путешествия - Месопотамия. До Рождества Христова еще восемнадцать веков... Вокруг совершенно чужой мир. Главное - здесь нет знакомых названий. А ведь названия едва ли не важнее, чем окружающая реальность. Вокруг незнакомые великие (по тем временам) державы - Хатти, Митанни. Есть, правда, Египет, но он называется Кемет (греки, которые назовут эту страну Египтом, еще не родились). Из истории мы помним Вавилонию и Ассирию; однако пока вместо Ассирии есть лишь городок Ашшур, а Вавилон (точнее, Баб-Или - "Врата Бога") здесь чаще именуют по-шумерски - Кадингирру.

Вавилонский царь Хаммурапи создал большую державу. И хотя держава эта скоро распадется, Вавилон на целую тысячу лет станет самым большим, красивым и богатым городом мира. Если какой-то другой город играл подобную роль на протяжении столь же долгого времени, то это, конечно, Рим. Провинциалам-евреям, писавшим библейские книги, Вавилон представлялся огромным муравейником, прибежищем всех смертных грехов, скопищем безбожников и развратников. В Библии недаром приводится легенда о вавилонском столпотворении и смешении языков: в Вавилоне действительно звучала речь всех народов тогдашнего мира. Здесь стояли шести- и семиэтажные дома, а высота башни-зиккурата в храме Эсагила достигала (правда, значительно позже нашего путешествия) 90 метров.

Хаммурапи покорил много народов, но это все малые народы, и почти все они говорят на сходных семитских языках, близких к арабскому и ивриту. Среди них есть и древние города-государства, лежащие в междуречье Тигра и Евфрата, - Ур, Урук, Киш и другие, - и пастушеские племена, бродящие в степях между Евфратом, Египтом и Аравией. Люди одинаково смуглолицы и загорелы, все закутаны примерно в одинаковые самотканые хламиды, защищающие тела от беспощадного солнца.

Согласно Библии, отец Авраама, Фарра, переселился из города Ур в нижнем течении Евфрата в верховье, в Харран. Историки согласны с тем, что потомков Авраама между XVIII и XIV веками до Р.Х. вытеснили из плодородной долины Евфрата более сильные племена, и они, уйдя на юг, расселились вокруг Мертвого моря и в Северной Аравии. Их называли общим именем ибри - "перешедшие" (имелось в виду "перешедшие реку", то есть Евфрат).

Большинство их позже смешаются с окружающими народами, но часть, не найдя свободных территорий, со временем дойдет до Египта и, получив от фараонов разрешение пользоваться египетскими пастбищами, осядет на восточной окраине дельты Нила, в области Гошен. Только эти племена, считавшие себя потомками Иакова-Израиля, сохранят имя "ибри", которое мы произносим как "евреи".

Но отвлечемся на время от судьбы потомков Авраама, чтобы посмотреть, что происходит в других районах Восточного Средиземноморья. А происходит вот что: начинается очередное Средневековье. Мы привыкли называть Средневековьем череду мрачных столетий, с упадком культуры, голодом, эпидемиями и инквизицией, которая наступила в Европе после падения Западной Римской империи. Но редко кто вспоминает, чти подобных трагических эпох в Средиземноморье было несколько. Назовем и их Средневековьем.

Уже в третьем тысячелетии до Р.Х. Средиземное море пересекали торговые пути, по которым на больших гребных судах плавали критские и финикийские купцы и пираты (обычно это были одни и те же люди). Остров Крит. Здесь в те времена существовала могучая морская держава, которой правили цари из династии Миноса. Финикией же называлась узкая полоса на востоке средиземноморского побережья. Там, где сейчас находятся Ливан и северо-западная Сирия, тянулась вдоль берега цепочка финикийских городов - Библ, Тир (современны й Сур), Сидон (Сайда), Берута (Бейрут), Угарит и другие. Финикийские купцы торговали с Египтом, Малой Азией, Месопотамией и европейскими варварами традиционными товарами своей родины - зерном, сушеной рыбой, оливковым маслом, вином, кедром и дубом. Вели они и посредническую торговлю кипрской медью, малоазиатским серебром, цветной стеклянной посудой. Чрезвычайно выгодной была торговля рабами, которых финикийцы покупали или захватывали в Европе и Африке. Позаимствовав у египтян вспомогательные знаки, что те добавляли к иероглифам для записи отдельных слогов, финикийцы создали из них слоговую азбуку - первую неиероглифическую систему письменности.

Торгуя с критянами и финикийцами, дикие жители Малой Азии и Балканского полуострова - сначала вожди, старейшины и жрецы, а потом и все остальные - постепенно научились хорошо одеваться, пользоваться красивыми вещами, даже читать и писать. У них появляются города и крепости, самая известная - Лерна. Но на рубеже III-II тысячелетий до Р.Х. многие из этих городов погубило нашествие варваров, говоривших на индоевропейских языках, что стало началом первого Средневеко вья из тех, которые нам известны. Дворец в Лерне был разрушен, потомки же пришельцев сохранили предание о победе их героя Геракла над Лернейской гидрой.

А между тем корабли из Финикии и с Крита по-прежнему посещают европейское побережье, и постепенно, в течение столетий, уровень культуры восстанавливается, а место Лерны занимают Микены. Однако в середине II тысячелетия до Р.Х. критскую морскую державу разрушает череда природных катастроф. Самая ужасная из них - извержение вулкана Санторин на острове Фера, сопровождавшееся сильнейшим землетрясением, цунами и тучами раскаленного пепла. По преданию, на греческое побережье обрушился тогда потоп, после которого некоторые земли оставались необитаемыми около двухсот лет, вулканический пепел выжег огромные пространства и словно экраном закрыл Солнце - девять месяцев царила ночь. Изменился климат, привычные приемы сельского хозяйства уже не позволяли выращивать достаточные урожаи.

Спустя два столетия после гибели критской державы на Восточное Средиземноморье обрушивается новая напасть. Варварские дружины с севера движутся по суше и по морю на юг и юго-восток. Их называют "народами моря", хотя многие из них - скорее разбойничьи шайки (впрочем, первоначальное население Рима тоже состояло из разноплеменных разбойников). У этих варваров есть одно важнейшее преимущество: они умеют обрабатывать железо, и их железные мечи и боевые топоры легко перерубают медные мечи и доспехи их более культурных противников.

Перебить часть жителей, а остальных увести в рабство - так поступали тогда цивилизованные нации. Пришельцы же начисто уничтожают, вытаптывают зачатки цивилизации в Восточной Европе и Передней Азии. На месте разоренных ими городов и селений остаются груды тлеющих развалин, и никто ничего здесь уже не строит. Остатки народов, потерпевших поражение, бегут на острова и в Малую Азию, невольно становясь частью этого разрушительного потока и заставляя сжиматься от страха сердца тамошних жителей. Похоже, что поход греков-ахейцев против Трои (Илиона), описанный в поэме Гомера "Илиада", был одним из эпизодов этого гигантского человеческого круговорота.

Под ударами "народов моря" рушатся Микены, в Малой Азии в битвах и пожарах гибнет великая держава хеттов, один за другим капитулируют финикийские города-государства. Во всем Эгейском мире смолкает стук кузнечных молотов и шуршание нитей в царских мастерских. Еще много веков не войдут в здешние гавани корабли с командами прикованных к бортам гребцов, не будут встречать их веселым визгом портовые проститутки и на площадях не будут раздаваться крики продавцов, торгующих горячими лепешками и холодной водой. Словом, наступает очередное Средневековье.

События, происходящие в юго-восточном уголке Средиземноморья, выглядят на этом фоне мелким эпизодом, но благодаря Библии они достаточно хорошо известны.

Еврейские племена, поселившиеся на северо-восточной окраине Египта, первое время живут весьма привольно, однако постепенно их все чаще заставляют работать на фараона. Особенно тяжело приходится им в XIII веке до Р.Х., во время долгого царствования фараона Рамсеса II.

По свидетельству библейской книги "Исход", над Израилем "поставили начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он (Израиль) построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов...

Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал, так что опасались сынов Израилевых.

И потому египтяне с жестокостию принуждали сынов Израилевых к работам. И делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами, и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостию...

Времени же, в которое сыны Израилевы обитали в Египте, было четыреста тридцать лет".

В конце концов евреи, занятые на строительстве Раамсеса, новой столицы Рамсеса II, подняли бунт. Возглавили его двое братьев: младшего звали Моисей (вернее, Моше - "дитя"), старшего - Аарон. Что же касается истории жизни Моисея, то трудно сказать, в самом ли деле младенца Моисея отнесли на нильский берег, чтобы укрыть от слуг фараона, получивших приказ убивать всех еврейских младенцев мужского пола. Действительно ли какой-то фараон издал подобный приказ? Маловероятно, что лежащего в колыбели Моисея подобрала дочь фараона, а еще более сомнительно, что кто-то долгие годы следил за судьбой никому не известного подкидыша и потом правдиво ее описал. Гораздо больше похоже на правду слова Библии о том, что Моисей, будучи взрослым, совершил убийство и был вынужден бежать из Египта в Северную Аравию. Египет переживал тогда очередную смуту, и в сохранившемся папирусе говорится, что "один убивал другого, будь то среди знати, будь то среди простых людей".

В Аравии Моисей женился на девушке из народа мадиам и долгое время жил в семье тестя, жреца Иофора. Видел ли Моисей горящий и несгорающий куст ("неопалимую купину"), из которого говорил с ним бог Иегова, тому тоже нет свидетельств. Во всяком случае, после этого он вернулся в Египет, чтобы встать во главе недовольных жизнью соплеменников. С трудом различимы божьи кары - "десять казней египетских", которые, согласно Библии, Иегова обрушил на египтян, не желавших отпускать евреев: ведь и эпидемии, и мор скота, и нападения саранчи, и наводнения происходили в Египте более или менее регулярно.

Однако некоторые события достаточно заметны и для стороннего наблюдателя. Окраина Раамсеса неподалеку от мест обитания еврейских племен. Раннее утро 15-го числа лунного месяца нисанну по вавилонскому календарю (март-апрель), день, который евреи запомнили и который со временем стал еврейским национальным праздником Пасха. Слово "Пасха" (правильнее "Песах") означает примерно "обошла беда". Считается, что в этот день начался исход евреев из охваченного эпидемией Египта.

Племена у евреев назывались "колено". Ко времени исхода из Египта таких "колен", считавших себя потомками Иакова, насчитывалось тринадцать. Моисей и Аарон принадлежали к "колену Левиину" - племени левитов, почитавшему Иегову. Как ни стремятся авторы Библии доказать, что Иегова изначально был богом всех евреев - "богом Авраама, Исаака и Иакова", из текста видно, что сами-то евреи так не считали. Все свои надежды они связывали непосредственно с Моисеем и Аароном, а не с Иеговой и на Моисея и Аарона, а не на Иегову возлагали вину за тяготы своих скитаний. Реально Иегова был богом именно левитов, которые стремились расширить его почитание на все остальные племена и таким образом самим занять господствующее положение. Вся история исхода из Египта как раз и свидетельствует об этом. Видимо, лишь спустя столетия родилась версия о "земле обетованной", которую Иегова обещал евреям через договор сначала с Ноем и Авраамом, а затем с Моисеем.

В самом ли деле фараон Мернептах, сын Рамсеса II, напуганный могуществом Иеговы и ниспосланными им "казнями", разрешил евреям покинуть Египет? Вряд ли. Такие разрешения даются не на словах, они оформляются документами, а никаких документов, согласно Библии, у евреев не было. Значит, они снялись с места самовольно. Более того: похоже, что их вожди воспользовались отсутствием Мернептаха, который в это время воевал в Ханаане с тамошними князьями и "народами моря". Не желая сталкиваться с воюющей армией фараона, Моисей и Аарон не повели соплеменников по обычной дороге в Ханаан - "чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет" (книга "Исход"). Решено было идти южнее, к Синайскому полуострову, а затем через Синайскую пустыню.

Однако с войском фараона евреи все-таки встретились. Видимо, узнав, каким путем евреи уходят из Египта, Мернептах пошел им наперерез и встретил их на границе Египта, недалеко от залива Тростникового (то есть Красного) моря, отделяющего африканскую территорию от Синайского полуострова. В дошедшей до нас египетской надписи Мернептах хвалится усмирением ханаанских княжеств, а в конце упоминает и победу над израильтянами: "Захвачен Ханаан со всеми врагами, уведен Ашкелон, разрушен Газру, Иеноама как не было, Израиль пуст, нет его семени". Эта надпись Мернептаха - самое раннее из дошедших до нас упоминаний об Израиле.

Хотя Мернептах и преувеличил масштабы своей победы, израильтянам действительно пришлось туго. Их спасение Библия приписывает чудесному вмешательству Иеговы: "И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь, сделал море сушею; и расступились воды.

И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону...

И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу воде. Так потопил Господь Египтян среди моря". Вряд ли Моисею было необходимо простирать руку - отлив все равно начался бы вовремя, но для напуганных евреев, никогда не видавших моря, все это, вероятно, выглядело весьма эффектно.

"В третий месяц по исходе сынов Израиля из земли Египетской, в самый день новолуния, пришли они в пустыню Синайскую" и натолкнулись на мадианитян, а Моисей встретился со своей женой и тестем Иофором. По совету Иофора он отказался от бесплодных попыток самолично решать все дела, вплоть до самых мелких, а поставил начальников над тысячами, сотнями, полусотнями и десятками.

Хотя Синайская пустыня тогда больше походила на степь, путь через нее был трудным. Библия рассказывает, как евреи постоянно роптали из-за нехватки воды и продуктов и как Моисею с помощью Иеговы удавалось находить выход из положения: то вода забьет из скалы, то горькая вода станет сладкой, то с неба посыплется манна - видимо, мелкие смоляные катышки какого-то кустарника; этой манной израильтяне питались во все время странствования через пустыню. А спустя полтора тысячелетия Иосиф Флавий, римский историк, напишет, что в тех местах она по-прежнему встречается в изобилии.

Израильтянам пришлось столкнуться с народом амалек, бродившим между Синайским полуостровом и Ханааном. Благодаря то ли заступничеству Иеговы, то ли своей многочисленности им удалось одержать победу над амалекитянами. В пустыне у горы Синай произошло и главное чудо, которое должно было убедить всех израильтян в могуществе Иеговы. Вот как оно описано в Библии: "На третий день, при наступлении утра, были гром, и молнии, и густое облако над горою, и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стане...

Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась...". Похоже на извержение вулкана. Зрелище действительно внушительное, и неудивительно, что оно произвело такое сильное впечатление на израильтян. (Однако, по мнению геологов, во времена Моисея на Синае не было действующих вулканов.)

Предполагается, что в сей момент Моисей и Аарон находились на вершине огнедышащей горы и общались непосредственно с Иеговой. В самом ли деле они полезли в жерло просыпающегося вулкана или просто спрятались в каком-нибудь укромном месте, мы не знаем. А вот результат общения с богом известен. Посредине большого двора появился шатер. Ограда двора сделана из ткани, висящей на сборном каркасе. Стороны ограды, обращенные к югу и северу, имеют длину более 40 метров, а с востока и запада - более 20 метров, высота ее несколько более 2 метров. Шатер в центре двора - так называемая "скиния собрания", переносной храм бога Иеговы. Следовательно, левитам удалось склонить остальные "колена Израилевы" к почитанию их племенного бога.

Высота скинии около 4,5 метра. Ее синяя поверхность - верхний из двух кожухов, укрывающих скинию от воздействия солнца, ветра и дождя. Под кожухами шатер разноцветный - синий, красный и пурпуровый. Заходить в скинию имеют право только Моисей и высшие священники, то есть его брат Аарон со своими сыновьями; при этом в дальнюю ее часть, отгороженную занавесом и называемую "святая святых", вход разрешен одному лишь Моисею. Там помещается обитый золотом сундук со сторонами примерно 100 на 70 и на 70 сантиметров. Это и есть знаменитый Ковчег Завета. Внутри его лежат две каменные плиты - "скрижали" - с выбитыми на них знаменитыми "Десятью заповедями" Иеговы. В шатре находятся жертвенный стол и другие принадлежности для совершения жертвоприношений.

Воздвигнуть такой храм в походных условиях непросто. Ткани и кожи для шатра и ограды, золото и серебро для украшений, а самое главное, дерево для брусьев шатра и ограды - все предоставили из своих скудных припасов люди, кочующие в повозках.

Однако как появились скрижали? Во время общения с Моисеем на горе Синай (а пробыл он там сорок дней) Иегова самолично высек свои заповеди на камне. Помимо "Десяти заповедей" Иегова дал Моисею множество указаний, крупных и мелких, которые должны были определить весь порядок жизни израильтян. Видеть этот процесс могли только двое - Моисей и его брат Аарон, который некоторое время находился на горе Синай. Остальных на гору не пускали: "а священники и народ да не порываются восходить к Господу, чтобы не поразил их".

Между тем, пока Моисей находился на горе, людям нужно было кому-то молиться. Поэтому Аарон, якобы по их настоянию, собрал с них золото и отлил из него статую бога в виде тельца. Телец, то есть бык, был древним символом мощи, и ему часто уподобляли различных богов. Видимо, телец, отлитый Аароном, воплощал Ваала - "Владыку", как обычно именовали семиты своих богов (каждый народ имел своих Ваала или Ваалат - Владычицу). Когда Моисей спустился с горы и увидел, как евреи пляшут вокруг золотого тельца, "он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали, и разбил их под горою... Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его.

И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень - ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.

И он сказал им: так говорит Господь, Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего.

И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день около трех тысяч человек".

Так в результате этой ужасной резни левиты разгромили неорганизованных поклонников прежнего культа, чтобы вознести на пьедестал своего бога - Иегову. Моисей же вторично поднялся на гору Синай и сам вытесал скрижали по образцу прежних. Вот они-то и лежат теперь в Ковчеге Завета...

После затянувшегося пребывания на Синайском полуострове израильтяне двинулись на север, в Ханаан. Спустя год после ухода из Египта вожди похода произвели перепись. Сосчитали всех боеспособных мужчин, кроме левитов, поскольку их обязанностью является не война, а обслуживание Иеговы. "И было всех, вошедших в исчисление, сынов Израилевых, по семействам их, от двадцати лет и выше, всех годных для войны у Израиля, и было всех вошедших в исчисление шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят".

Подойдя к Ханаану с юга, израильтяне выслали лазутчиков. Вернувшись, те сообщили, что земля ханаанская очень хороша и богата, но "народ, живущий на земле той, силен, и города укрепленные, весьма большие". Многие лазутчики считали, что вторжение в Ханаан обречено на поражение, но все же вторжение состоялось. Результат оказался плачевным для израильтян: ханаанеи и амалекитяне "разбили их и гнали их до Хормы".

Но как же случилось, что Иегова не допустил избранный им народ на землю, которую сам же обещал ему предоставить? Всю вину авторы Библии возложили на тех маловерных евреев, которые противились вторжению; вот на них-то Иегова разгневался и именно их не захотел допустить в Ханаан. Он пообещал, что никто из этого поколения не попадет в "землю обетованную".

Потерпев неудачу, израильтяне отступили в оазис Кадеш-Барниу, к югу от Мертвого моря. Здесь Моисею и Аарону пришлось выдержать по крайней мере еще один крупный бунт. Многолетние тяготы истощили людское терпение, и народ вновь принялся сетовать, что Моисей и Аарон увели их из Египта, "где течет молоко и мед". Особенно опасно было то, что к бунтовщикам присоединилась теперь и часть левитов во главе с Корахом (в синодальном переводе Корей).

Согласно Библии, Моисей добился, что бунтовщики разбили отдельный лагерь, но более вероятно, что те сами отделились. После этого на "сепаратистов" обрушилась заслуженная кара: "И разверзла земля уста свои, и поглотила их и домы их, и всех людей Кореевых, и все имущество.

И сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю, и покрыла их земля, и погибли они из среды общества".

Возможно, то были последствия какого-то землетрясения, истолкованные левитами как результат гнева Иеговы, а всех погибших задним числом записали в мятежники, хотя они вряд ли были виновны более остальных.

Однако участь Кораха и его сторонников не остановила волнения. Напротив, Моисея и Аарона обвинили в их гибели. Но вспыхнула очередная эпидемия, унесшая еще четырнадцать тысяч семьсот человек. "И сказал Моисей Аарону: возьми кадильницу, и положи в нее огня с жертвенника, и всыпь курения, и неси скорее к обществу, и заступи их: ибо вышел гнев от Господа и началось поражение.

И взял Аарон, как сказал Моисей. И побежал в среду общества, и вот уже началось поражение в народе. И он положил курения, и заступил народ.

Стал он между мертвыми и живыми, и поражение прекратилось". Чем бы ни обкуривал Аарон своих подопечных, дезинфекция эта явно возымела действие. Покончив одновременно с эпидемией и мятежом, Моисей добился, чтобы Аарона избрали первосвященником и главой левитов.

Однако оставим события в Ханаане и посмотрим на то, что происходило в других районах Восточного Средиземноморья, пока израильские племена бродили по пустыне.

"Народы моря" продолжали тревожить Египет и сопредельные страны. Впоследствии эти неведомые грозные пришельцы бесследно растворились среди других народов, никаких исторических сведений о воинственных походах их потомки не сохранили. Единственное исключение составляют греки-ахейцы, которые впоследствии вместе со своими сородичами создали высокоразвитую цивилизацию. В их преданиях содержатся упоминания о разбойничьих набегах на Египет. В поэме Гомера приводится рассказ вернувшегося на родину Одиссея:

"Целый месяц провел я с детьми
и с женою в семейном
Доме, великим богатством
своим веселясь; напоследок
Сильно в Египет меня устремило
желание; выбрав
Смелых товарищей, я корабли
изготовил; их девять
Там мы оснастили новых;
я много зарезал быков и баранов,
В жертву богам, на роскошное
людям моим угощенье;
Но на седьмой день, покинувши
Крит, мы в открытое море
Вышли..."

После пятидневного плавания ахейские викинги подплывают к Египту:

"Все корабли утвердив, я велел,
чтоб отборные люди
Там на морском берегу сторожить
их остались; другим же
Дал приказание с ближних высот
обозреть всю окрестность.
Вдруг загорелось в них дикое буйство;
они, обезумев,
Грабить поля плодоносные жителей
мирных Египта
Бросились, начали жен похищать
и детей малолетних,
Зверски мужей убивая, - тревога
до жителей града
Скоро достигла, и сильная ранней
зарей собралася
Рать; колесницами, пешими,
яркою медью оружий
Поле кругом закипело; Зевес,
веселящийся громом,
В жалкое бегство моих обратил,
отразить ни единый
Силы врага не поспел, и повсюду
нас смерть окружила;
Многих тогда из товарищей
медь умертвила, и многих
Пленных насильственно в град
увели на печальное рабство".

Подобные набеги продолжались несколько десятилетий. Перелом наступил спустя двадцать лет после смерти Мернептаха, когда египетский престол занял Рамсес III. В тяжелейшей битве он сумел нанести "народам моря" настолько решительное поражение, что более поздние источники уже ничего не сообщают об их нападениях на Египет.

После этого исторического поражения пути "народов моря" расходятся. Они рассеиваются по всему Средиземноморью, и лишь их имена сохраняются в знакомых нам названиях: Сицилия (сикулы), Сардиния (шардана), Тирренское море (тиррены). Пеласги, или пеласты (в Библии они названы "филистимлянами"), оседают в Ханаане, образуя союз пяти самоуправляемых городов - Газы, Ашкелона, Аккарона, Гата и Ашдода. Возможно, именно с ними воевал и Мернептах, упоминавший Газу и Ашкелон в одном ряду с Израилем. Ханаан все чаще теперь называют новым именем - Палестина (Фалестын).

А что же израильтяне? За время странствования по степям и пустыням умерли сначала сестра Моисея Мариамь, а вскоре и брат его Аарон; пост первосвященника перешел к его сыну Элиазеру. Израильтяне продолжают двигаться на север, в сторону Месопотамии, огибая Мертвое море с восточной стороны. Каждое племя идет отдельно: скот у них в разном состоянии, животных надо осматривать, кормить, подлечивать заболевших либо резать тех, кто уже не может идти. Кроме того, между племенами периодически вспыхивают разногласия, и часто проходит много времени, пока им удается договориться.

К юго-востоку от Мертвого моря находится царство Эдом. Эдомитяне, или идумеи, - близкие родичи израильтян, они ведут происхождение от Исава, брата Иакова, и даже почитают Иегову - наряду с прочими богами. Тем не менее они отказались пропустить израильские племена через свою территорию, поэтому Эдом пришлось обходить.

Перенесемся вперед, еще примерно на десятилетие, в район нынешнего Дибона в Иордании. Израильтяне выходят к восточному берегу реки Иордан. Здесь находится царство Моав, но часть его территории незадолго до прихода израильтян была завоевана аморейским царем Сихоном. Согласно Библии, израильтяне одержали тогда победу и над Сихоном, и над васанским царем Огом, пуская камни из пращей (луков еще нет), и овладели их землями. Но, по мнению некоторых ученых, первая волна израильтян прошла в Ханаан беспрепятственно и лишь второй волне пришлось воевать. Бродившим по соседству мадианитянам не помогло их родство с Моисеем: израильтяне напали на них и почти полностью истребили.

Из Библии известно, что новые грозные соседи так напугали моавитского царя Валака, что он попытался изгнать пришельцев с помощью заклятий пророка Билеама (Валаама). Из этого, однако, ничего не вышло: и сам Валаам, и даже его ослица категорически отказались мешать исполнению промысла Иеговы.

Версия о Ханаане как о "земле обетованной", издревле предназначенной потомству Иакова, в это время, скорее всего, еще не возникла, а если и возникла, то сами евреи относились к ней без энтузиазма. Они искали вовсе не "обетованную землю", а просто хорошую землю, пригодную для спокойной жизни и где для скота была бы обильная пища. Поэтому так им приглянулась относительно свободная территория на восточном берегу Иордана, что "колена" Гада, Рувима и часть Манассии решили не идти дальше, а осесть здесь. Большинство же других племен намеревались перейти через Иордан и попытаться отвоевать себе жизненное пространство в Ханаане. В результате переговоров Гад, Рувим и Манассия согласились участвовать во вторжении, оставив на восточном берегу женщин и детей, чтобы после победы вернуться к ним.

Накануне перехода через Иордан скончался Моисей. Библия повествует: "И умер там Моисей, раб Господень, в земле Моавитской, по слову Господню". Ему, который вывел свой народ из Египта, довелось лишь издали взглянуть на "обетованную землю".

Вторжение возглавил Осия, сын Навина, которого Моисей переименовал в Иисуса (Иисус Навин). В канун выступления было проведено массовое обрезание в знак подтверждения "Завета" - договора Израиля с Иеговой (за сорок лет кочевой жизни обрезание среди израильтян почти не проводилось).

И вот израильтяне, оставив женщин с детьми, стариков и скот на восточном берегу, кто на плотах, кто вплавь переправляются через Иордан. Нам трудно сейчас установить, действительно ли это было самое начало вторжения евреев в Ханаан. Возможно, Халев ранее проник в Ханаан с юга, приведя с собой потомков Исава, обитавших в Эдоме.

Вторжение началось с нападения на Иерихон. Этот город, едва ли не древнейший на земле, еще в VII тысячелетии до Р.Х. был окружен высокими и толстыми стенами, которые, вероятно, повидали множество сражений. И вот теперь "около сорока тысяч вооруженных на брань перешло пред Господом на равнины Иерихонские, чтобы сразиться". По уверению авторов Библии, при подступе израильтян к Иерихону его стены пали от трубного гласа. Но к этому времени стен как таковых вокруг города не осталось, лишь отдельные укрепления, главная же их часть давно развалилась и не восстанавливалась. После недолгой осады Иерихон был взят и до основания разрушен.

Затем израильтянам удалось взять еще несколько городов, но жители города Гай, расположенного близ Иерихона, нанесли им поражение, убив 38 человек; этого оказалось достаточно, чтобы "сердце народа растаяло и стало как вода". Согласно преданию, Иисус Навин запретил евреям пользоваться каким бы то ни было имуществом местного населения вплоть до полной победы. Теперь было решено, что поражение - это кара Иеговы за то, что кто-то нарушил запрет. Но виновного нашли.

Если стоять на вершине горы, то внизу - долина Ахор. Можно представить, как все это было. Движущаяся кибитка, окруженная идущими людьми, и около нее стадо овец и коз. Это ведут семейство Амана, сына Зарина, присвоившего часть награбленного - одеяния месопотамского производства, двести сиклей серебра и пятьдесят сиклей золота (на наши деньги - это примерно 10 тысяч долларов). И вот теперь его вместе с женами, детьми, рабами, ослами, овцами и награбленным добром ведут, чтобы совершить над всеми ними показательную казнь - забить до смерти камнями. Их останки потом сожгут.

Свое племя - "колено Ефрема" - Иисус Навин вывел к городу Силому. Здесь они установили скинию с "ковчегом Завета", а сами расселились вокруг города. Остальные колена также осели в Ханаане, кроме "колен" Гада, Рувима и части Манассии, которые, как и было условлено, вернулись на восточное побережья Иордана.

Когда умер Иисус Навин, иудеи взяли на себя инициативу в войне против ханаанеев. Они двинулись на юг и, разрушив по пути Иерусалим, заняли все южно-ханаанское нагорье, вплоть до пустыни, простиравшейся к юго-западу от Мертвого моря. По словам Иосифа Флавия, "колена Иудово и Симеоново заняли все города в нагорной части Ханаанеи, а из тех, которые были расположены на равнине и у моря, - Ашкелон и Азот, тогда как Газа и Аккарон не сдавались им".

На том и заканчивается путешествие в историю библейских мест.

*

Израильские племена осели среди местного населения Ханаана. "Вот те народы, которых оставил Господь, чтобы искушать ими израильтян... И жили сыны Израилевы среди Ханаанеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев; и брали дочерей их себе в жены, и своих дочерей отдавали за сыновей их, и служили богам их. И сделали сыны Израилевы злое пред очами Господа, Бога своего, и служили Ваалам и Астартам. И воспылал гнев Господень на Израиля, и предал их в руки Хусарсафема, царя Месопотамского, и служили сыны Израилевы Хусарсафему восемь лет". Историки предполагают, что этим "Хусарсафемом" был один из правителей Ассирии, скорее всего, Тиглатпаласар I, правивший в 1114-1076 годах до Р.Х.

Израильские племена не имели единого управления; у каждого "колена" были свои "судьи" - выбранные или просто авторитетные люди, обычно главы сильных и богатых родов. "Колена" то вели мирную жизнь на захваченных землях, то воевали - с ханаанеями, филистимлянами, моавитянами, амаликитянами и друг с другом.

Постепенно сложилось неустойчивое равновесие сил. Израильтяне владели главным образом малонаселенным нагорьем, а долины большей частью оставались или за старожилами-хананеями, или за недавними пришельцами-пеластами, "потому что у них были железные колесницы". Наиболее важные города не были подчинены Израилем; одни, как, например, еввейский Гаваон, вступили с ним в союзные отношения, другие обязались платить дань или исполнять какие-то повинности, третьи, в том числе иевуссейский Иерусалим, расположенный на неприступной скале, остались независимыми.

В течение нескольких столетий различия между более древним ханаанским населением и позднейшими пришельцами - пеласгами и израильтянами - сглаживались. К концу II тысячелетия до Р.Х. сами израильтяне называли свой язык хананейским; на том же языке говорили и потомки пеласгов, давшие Ханаану его новое имя. Но это уже другая история, описанная в Книгах Судей, Царств и Паралипоменон (Хроники).



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Страны и народы»