Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ОБРАЗОВАНИЕ И РЕФОРМА

Кандидат экономических наук Я. Кузьминов

Первый и второй номера журнала "Отечественные записки" 2002 года посвящены образованию. Думается, читателей журнала "Наука и жизнь" эта тема не оставит равнодушными. Предлагаем сокращенный вариант статьи Я. И. Кузьминова, который в 1992 году вместе с Е. И. Ясиным предложил правительству концепцию создания вуза нового типа (Государственного университета - Высшей школы экономики), ректором которого и является ныне. Ярослав Иванович - автор нескольких учебников и монографий. В 1999 году стал членом совета Центра стратегического развития и руководителем ряда направлений подготовки национальной стратегии, в том числе по развитию образования. Совместно с министром образования подготовил раздел "Модернизация образования" в рамках программы Правительства России.

В декабре прошлого года представитель Организации экономического сотрудничества и развития по вопросам образования Андреас Шлейхер объявил итоги исследования по изучению навыков работы с письменным текстом среди школьников. Результаты поражают: Россия утрачивает звание "самой читающей страны в мире", ее подрастающее поколение практически не умеет осмысливать прочитанный текст, анализировать его и использовать полученную информацию.

15-летние российские школьники оказались на одном из самых последних мест в исследовании среди их сверстников из 32 стран. Подобные показатели имеют школьники Латвии и Бразилии. Возглавляют рейтинг финны, новозеландцы, канадцы и австралийцы. Комментируя итоги исследования, Андреас Шлейхер заявил: "Мы и сами обеспокоены полученными результатами. В начале 90-х годов, когда проводилось первое такое исследование, россияне были наверху. В 1995 году Россия оставалась в первой трети списка. Теперь же она в самом низу. Мы не проводим анализа для конкретных стран, но то, что мы видим, вызывает большую тревогу за снижение стандартов образования в России".

В 2001 году Чехия первой из европейских государств официально отказалась признавать российские государственные дипломы.

Мы привыкли гордиться нашим образованием и нашей образованностью. Горько быть свидетелем того, как уходит первенство - да что там первенство, уходит место в ведущей группе.

Сегодня для России уровень ее образования является одним из немногих факторов, которые обеспечивают ей место в клубе развитых государств и дают основание рассчитывать на продолжение пребывания в этой группе. Так называемый "давосский рейтинг" 59 развитых государств регулярно отводит нам 58-59-е места по всем позициям ("боремся" за последнее место с Украиной), кроме уровня нашей образованности. Здесь мы пока в середине. Россия удерживает свои позиции благодаря оборонной мощи и культуре. А последняя прямо определяется системой образования. И если не поддержать образование, России угрожает опасность уйти из группы развитых (и просто влиятельных) стран уже к середине этого десятилетия.

Именно образование дает России стратегический шанс на вход "на равных" в новую экономику XXI века, когда не машина, а профессионально образованный человек будет составлять главную часть капитала любой фирмы.

Все это делает образование приоритетной сферой при распределении ограниченных бюджетных ресурсов. Приоритетной даже по сравнению с другими социальными расходами. Ведь именно образование - единственная из социальных отраслей, которая непосредственно участвует в формировании предпосылок экономического роста. Но недостаточно только выделять ресурсы. На новые запросы старая система образования не может ответить - ее структура, содержание и методы требуют обновления.

СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РЕФОРМЫ ОБРАЗОВАНИЯ

Как сделать, чтобы содержание образования, которое мы даем и намерены давать нашим детям, отвечало тем проблемам, которые стоят перед человеком и обществом в XXI веке? Какую социальную цену мы заплатим, оставив в нашей системе образования все как есть?

С точки зрения канонов прошлого века наша школа все еще учит очень хорошо. Но новое время ставит перед школой новые задачи. Объем информации сейчас настолько увеличился, что стремление вложить в головы учеников определенное количество знаний заведомо обречено на неудачу. Сегодня школа должна учить думать, самостоятельно находить необходимую информацию и ориентироваться в ней.

В российской школе непозволительно большyю часть учебного времени занимает простая передача информации; специальным обучением рассуждению занимается, пожалуй, только математика. (Наша школа забыла, к сожалению, о таком предмете, как логика, преподавание которой в свое время было вытеснено под напором более сплоченных профессиональных сообществ.)

#1# #2# Художник Ж. Гранвиль, гравюры которого к «Путешествию Лемюэля Гулливера» Дж. Свифта мы помним с детства, сумел очень точно передать сатирический настрой романа, показать, насколько уже тогда, в XVIII веке, дети страдали от чрезмерных нагрузок. Не случайно эти рисунки иллюстрируют одну из статей (журнал «Отечественные записки» № 2, 2002 г.), посвященную сегодняшней реформе образования в России.

Наше время требует принципиально новых технологий образования и воспитания. Это школа полного дня, где нет классно-урочной системы, где дети общаются с учителем и после общих занятий. Это школа, где занятия организованы в виде групповой работы над проектами. Школа, где учитель не претендует на монополию в предоставлении знания, а становится консультантом при самостоятельном поиске знаний в Интернете. Все эти технологии существуют, но примеров таких школ - единицы.

Одна из основных сегодняшних проблем - безумная перегрузка детей. Когда государство от школы отвернулось, то последняя, в отсутствие систематического давления со стороны общества и, в частности, со стороны родителей (которые не консолидированы в качестве заказчиков и ничего внятного потребовать не могут), попала под определяющее влияние предметных лобби. Многие проблемы нынешней школы связаны с борьбой этих лобби за свое место под солнцем. Оказалось, что за себя могут неплохо постоять и физики и литераторы. Постоять за себя не может только ребенок. За его счет и был в итоге достигнут компромисс.

Речь не идет об исключении из программы каких-то предметов (кроме "Основ безопасности жизни" (ОБЖ), все остальное имеет право на существование). Но объем того, что планируется дать школьнику, ни один нормальный человек не способен освоить. Нам надо разгружать школьное образование. Для этого надо систематизировать его по целевым установкам, то есть понять, чего мы хотим от школы. Я думаю, что мы хотим, прежде всего, развития базового навыка самостоятельного поиска информации (поэтому обучение информатике, Интернету сейчас абсолютно необходимо), навыка работы в группе, умения ставить цели и их реализовывать, согласовывая с другими людьми, навыка кооперации, навыка аналитического мышления. Наконец, школа должна социализировать ребенка, формируя общественные ценности и навыки для успешной жизни в обществе. Сейчас школа дает разве что навык аналитического мышления, со всем остальным она справляется неудовлетворительно.

Действующая модель общеобразовательной школы еще в 60-е годы по самой своей структуре нацеливалась на то, чтобы быть фундаментом вуза. Более того, она отбрасывала негодный для вуза человеческий материал, что полностью подорвало качество и престиж среднего профессионального образования. В нашей системе образования обособлены две его крайние формы: фундаментальное образование, дающее знания и только знания (полная средняя школа - вуз - аспирантура), и прикладное профессиональное образование (ПТУ, техникум).

Несмотря на "провузовскую" ориентацию, наша школа в целом никогда не справлялась с задачей качественной подготовки к высшему образованию. Однако в последнее десятилетие разрыв между средним и высшим образованием стал поистине драматическим. И перед нами теперь стоит задача поднять российскую школу (по крайней мере ту ее часть, которая нацелена на подготовку в вуз) до требований системы высшего образования.

Метод есть, и он предложен в программе правительства - это профильная полная средняя школа. В 10-11-м классах вводится пять-шесть специализаций, и каждая из них должна быть доступна любому школьнику, то есть оставаться бесплатной. Это можно сделать без дополнительных расходов, группируя школы в школьные округа. В каждом из них будет три-четыре школы с профилированными старшими классами.

Бесплатность профильного образования - важнейший (я бы даже сказал - ключевой) момент не только реформы образования, но и всех изменений, происходящих в нашей стране.

Повысить доступность образования - сейчас наша главная задача. Мы вошли в рынок, а рынок по своей основе - это конкурентные отношения, его механизм - неравенство. Но неравенство эффективно только тогда, когда каждый сохраняет шанс вырваться вперед. Страшно, когда неравенство не только наследуется, но и становится непреодолимым. Кстати, этого нет ни в одной развитой стране.

Каждое нормальное, заботящееся о себе общество направляет ресурсы на то, чтобы максимально выровнять условия доступа к образованию для выходцев из разных слоев общества. Через систему образования дети богатых и бедных получают одинаковые шансы на личный успех, на то, что их положение в обществе и благосостояние будут основаны на их собственных способностях и усилиях, а не на наследии родителей. Как только профессиональная элита начинает комплектоваться из элиты имущественной, общество окостеневает, и примеров таких в истории множество. Чем yже группа, из которой отбирается элита, тем меньше конкурентоспособность общества. И наоборот, равный доступ к образованию задает внутреннюю динамику общества и увеличивает его жизнеспособность.

В свое время наша страна показала миру потрясающие примеры сосредоточения сил и средств на решающих направлениях. И сегодня наступил тот момент, когда нужно вспомнить опыт индустриализации, войны, опыт решения атомной и космической проблем - и сосредоточить средства на восстановлении и подъеме образования.



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Проблемы образования»