Устаревшая модель

Юлиана Лебединская

Иллюстрация Майи Медведевой.

Руслан

С утра Руслан, как всегда, зашёл в гостевой домик. К маме.

И, как всегда, его окутало облако чужих чувств и эмоций. Обида, непонимание, ставшие уже хроническими, раздражение из-за того, что поздно пришёл и быстро уйдёт, неуверенная радость, что всё-таки сейчас он здесь, робкая трепещущая нежность на задворках этого всего.

Руслан старательно сосредоточился на последнем чувстве. На чистой, незамутнённой материнской нежности. Вдохнул её, как струю свежего ветра, изо всех сил не замечая душного облака. И тонкая струя словно бы разрослась, окутала с головы до ног. Руслан закрыл глаза и на долгое мгновение провалился в детство, в собственный звонкий смех, в материнские объятия, в то время, когда их ещё ничто не разделяло…

Он бы мог сказать, что приходит сюда только ради неё — этой чистой струи материнской нежности, но — нет… Не только. Кто-то мог бы съязвить, что его сюда приводил чип. И сел бы в лужу. Чип, конечно, давил на совесть: мол, раз уж мама не уехала, выполняй сыновний долг, но…

Он приходил к матери каждое утро просто потому, что она — мать. По той же причине Руслан никогда не хотел, чтобы мама переезжала в квартал нечипированных. Хотя сам же и предлагал ей это несколько раз. Там ей было бы легче. Там она была бы среди своих.

Однако ответ был всегда неизменным: «Может, я и устаревшая модель человечества, не доросла духовно до чипа, но знаю одно: место матери и бабушки рядом с сыном и внучкой!»

Мила рассудила иначе.

Её показатели были самыми низкими в семье. И она не выдержала.

Поначалу, когда Руслана чипировали, а её — нет, супруги решили, что справятся. Подумаешь, он станет чувствовать капельку больше её! У него и самого эмпатичные показатели были на пределе. Окажись они чуточку ниже — не видать ему чипа как своих ушей. В принципе, с такими показателями он мог бы и отказаться от операции. Переехали бы всей семьёй в квартал Устаревших Моделей, тем более что технически тот был совсем не устаревшим, но… Заела всё-таки гордость: единственный в семье оказался достоин!

Поначалу они справлялись. Поначалу он старался не демонстрировать усиленные чипом способности. К тому же родилась дочь — маленькая Ангелина. Возникла даже надежда, что и Милины показатели подрастут до нужных — у матери и ребёнка всегда же велика эмпатическая связь, верно? Однако вышло наоборот…

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее