Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МЯТЕЖНАЯ ПАМЯТЬ МЫШЦ

Доктор технических наук Иосиф ПИСЬМЕННЫЙ.

Вы замечали, как по-разному люди заходят в вагон метро или лифт? Одни сначала дают выходящим покинуть вагон или кабину лифта, а уже потом заходят сами. Другие тут же устремляются внутрь, не давая никому выйти.

Из показаний обвиняемого Макса Грина на суде

- Я где-то читал, что в Средние века второго тысячелетия от рождества Христова не то во Франции, не то в Англии вассалы восстали против короля. После подавления восстания всех тех, кто возглавил мятеж, должны были казнить. Маркиз (назовем его так), руководитель мятежников, решил воспользоваться своим правом - правом приговоренного к смерти на последнее желание - и получил у короля согласие. Маркиз пожелал, чтобы всех осужденных на смерть выстроили в одну шеренгу. Чтобы первым отрубили голову ему, маркизу. И чтобы ему с отрубленной головой было позволено пройти вдоль шеренги. Сколько шагов он сможет сделать после того, как ему отрубят голову, столько его сторонников король помилует. Король согласился. Маркизу отрубили голову, и он пошел. Он сделал один шаг, второй... Пятый, шестой - и рухнул, не дойдя до последнего из приговоренных к смертной казни... Король помиловал всех.

Из показаний свидетеля Юваля Ганана на суде

1

Перед тем как уйти домой, профессор Хендрикс, декан самого престижного в университете факультета, нажал клавишу "Секретарь", и на экране возникло лицо Доры:

- Да, господин профессор?

- Дора! Надеюсь, мне никто не звонил?

- Нет, господин профессор, вам никто не звонил.

- Чудесно. Тогда я могу отправиться домой?

Он уже давно, лет пятнадцать тому назад, установил этот шутливый обычай спрашивать у своей секретарши разрешение отправиться после работы домой. Обычно Дора в ответ улыбалась, а потом торжественно заявляла:

- Хорошо, господин профессор. Разрешаю. Но только не забудьте завтра прибыть вовремя на факультет.

Но сегодня Дора ответила по-другому:

- Думаю, что нет. К вам посетитель.

Дора незаметно нажала нужную клавишу, и на экране у декана рядом с лицом Доры появилось лицо незнакомого юноши лет восемнадцати.

- По какому вопросу? - спросил декан у Доры.

- Не знаю. Он не говорит.

- А профессор Вальски его не устроит?

(Профессор Вальски был заместителем декана, и профессор Хендрикс старался спихнуть на него все свои административные обязанности.)

Дора улыбнулась, но ответила непреклонно:

- Я уже спрашивала. Ни господин профессор Вальски, ни господин доктор Фриш, ни господин профессор Пиперингер не смогут заменить ему вас, господин профессор.

Профессор Хендрикс о чем-то пару секунд подумал и повелел:

- Ну что же... Пригласи молодого человека ко мне...

Пока юноша неловко поднимается со стула, мешковато идет к двери, робко стучится в нее, заходит и медленно идет к столу, профессор Хендрикс успевает изучить посетителя и составить о нем предварительное мнение: деревенский увалень, такой с неба звезд хватать не сможет.

- Добрый день, молодой человек! Чем могу быть полезен?

- Произошла ошибка, господин профессор. Ее необходимо срочно исправить...

Юноша явно волнуется, но старается скрыть свое волнение. Чем больше взволнован посетитель, тем большее спокойствие демонстрирует хозяин кабинета:

- Ну если действительно произошла ошибка, значит, ее действительно необходимо срочно исправить. А в чем она заключается?

- Вывесили списки зачисленных на факультет...

Профессор Хендрикс отмечает, что у молодого человека странная манера разговора: как будто он не проговаривает свои слова, а поет их. "Заика! - неожиданно догадывается ученый. - Заика, пытающийся это скрыть! И надо заметить, ему это неплохо удается".

- И вы находите, что этого не следовало делать? - шутит декан.

- Да нет, не это... Просто меня нет среди зачисленных...

- Простите, как ваша фамилия?

- Меня зовут Макс Грин.

Юноша протягивает пластиковую карточку. Профессор вводит ее в щель компьютера, и на экране появляется информация о госте.

- Позвольте, но вы не решили ни одной задачи на вступительных экзаменах.

- Да. Но нам был предложен выбор: решать задачи или доказать теорему. Я выбрал доказательство теоремы.

- Но вы и ее не доказали!

- Нет, я ее доказал.

- Вы уверены?

- Абсолютно уверен.

Профессор Хендрикс легко касается клавиш, и на экране возникают восемь страниц, написанных Максом Грином на вступительном экзамене.

- Ну что это за доказательство? - благодушно укоряет декан. - Доказательство предложенной вам теоремы занимает всего три страницы. Его необходимо было выполнить по методу Гибса, который вам, видимо, не знаком. А вы тут целых восемь страниц накатали.

- Мое доказательство теоремы занимает всего полторы страницы, - как только Макс Грин заговорил о доказанной им теореме, он перестал заикаться. - Я свел его к частному случаю теоремы Маера. Но я тогда не знал, что теорема Маера уже доказана, и потратил шесть листов на ее доказательство.

- Вы хотите сказать, что сумели доказать теорему Маера?

- Да. Но я тогда не знал, что это теорема Маера и что она уже доказана...

- А теперь знаете?

- Знаю.

- Откуда?

- От моего школьного учителя математики.

Теорема Маера насчитывала уже без малого полтораста лет. Но только совсем недавно ее удалось доказать какому-то малоизвестному математику Ювалю Ганану, и это произвело сенсацию... Так что неудивительно, что этот сельский увалень ничего не знал о ней. Неимоверным было другое - что он ее походя доказал и даже нашел для нее применение. В это верилось с трудом.

- Вот что, молодой человек! У меня сейчас нет времени разбираться в том, что вы здесь написали. Приходите завтра, а еще лучше через три дня, и мы вместе посмотрим ваши выкладки.

("Мальчик мой, - сказал на следующий день Максу его школьный учитель математики, - чует мое сердце, что ты сам станешь да еще и профессора Хендрикса сделаешь нобелевским лауреатом".)

2

Прошло три дня, и Дора сама доложила декану:

- Господин профессор, у меня находится господин Макс Грин. Он говорит, что вы ему назначили на сегодня.

За эти дни профессор Хендрикс успел внимательно изучить восемь страничек, исписанных Грином за четыре часа на вступительном экзамене. Профессор понял, что имеет дело с незаурядным человеком.

- Прекрасно... Пригласи молодого человека ко мне...

- Рад вас видеть, мой юный коллега, - приветливо встретил Грина глава факультета. - Вы действительно доказали заданную вам теорему, взяв за основу теорему Маера. Скажу больше: о возможности такого доказательства мы и не догадывались. Примите мои поздравления!

- Спасибо. Значит, вы зачислите меня на факультет?

- А вот с этим не так просто. К сожалению, я ничего не могу для вас сделать. Все наше делопроизводство чрезмерно компьютеризировано. Из самых лучших побуждений, разумеется. Чтобы никто, даже декан, не мог вмешаться в решение, принятое бесстрастной электронной машиной... Так что примите мои самые искренние соболезнования, но тут я ничем не могу вам помочь. Я просто бессилен. И никто не сможет вам помочь... Даже ректор... Подавайте ваши документы на следующий год, мы будем весьма рады...

Чем больше приветливых слов извергал господин профессор, тем лучше Макс понимал лживость этого чиновника от науки.

- Господин профессор, - сумел вставить юноша, - не будет никакого следующего года: меня же в этом году - по результатам приемных экзаменов - отправят на плантации, и я - с моим здоровьем - просто там долго не протяну...

- Ну, это мы как раз сможем поправить, - обрадовался господин профессор, - я сейчас же, немедленно свяжусь с доктором Редером, главой фирмы "Роботы как люди", производящей самых современных роботов, - он, кстати, выпускник нашего факультета. Думаю, что доктор Редер не откажет мне и примет вас в свою фирму на работу...

- Спасибо, господин профессор...

("Вот гад, - прокомментировал рассказ Макса Юваль Ганан, его школьный учитель математики. - И ректора успел уже настроить. Но ничего, меня еще никогда не подводила моя интуиция. Мальчик мой, не знаю как, но ты все равно станешь нобелевским лауреатом. Жаль только, что и этот прыщ на науке Хендрикс проскочит вместе с тобой".)

3

Прошло десять лет...

Фирменное ателье "Ваш покорный слуга", являющееся дочерним предприятием концерна "Роботы как люди", получило заказ на обслуживание ежегодного банкета телевизионных ведущих. В этом не было ничего особенного - вот уже двадцать лет именно ателье "Ваш покорный слуга" поставляло роботов в качестве официантов для подобных мероприятий. Однако на этот раз во время банкета произошло несколько непредвиденных эксцессов. Правда, все эксцессы удалось быстро загладить, но вездесущие газетчики тут же раструбили о них в газетах, по радио и даже по телеканалам.

Сначала один из роботов-официантов умудрился незаметно опрокинуть в себя пару рюмок вина, а потом - и это, к сожалению, не прошло незамеченным - поднос, уставленный фужерами с шампанским, на красавицу Патрицию Мурено. Другой робот, оказавшийся поблизости, поспешил ликвидировать следы катастрофы, но не смог при этом отказать себе в удовольствии шлепнуть божественную Патрицию по заду.

В это время в другом месте зала официант, между прочим, как отмечали потом все очевидцы, обладающий безукоризненными аристократическими манерами, небрежно вмешался в светскую беседу двух популярных телезвезд. Да не просто вмешался, - чего, как известно, официантам, тем более роботам, делать не положено, - но сумел двумя-тремя вежливыми фразами показать, что оба любимца публики, мягко говоря, наглые лжецы.

Возможно, все это еще можно было бы уладить, если бы во время банкета не обнаружились пропажи большого числа драгоценностей, украшавших плечи, шеи, уши прекрасных дам, и бумажников из карманов их кавалеров. Службе безопасности удалось выследить и задержать робота-вора прямо на месте преступления, но часть украденного пропала безвозвратно...

Организаторы банкета телевизионных ведущих предъявили иск ателье "Ваш покорный слуга" и концерну "Роботы как люди". Началось длительное следствие.

Основная версия следствия была в том, что все события на банкете являются звеньями одной цепи: и скандалы вокруг Патриции Мурено, и вмешательство робота-официанта в светскую беседу популярных телеведущих имели целью отвлечь внимание от робота-вора. Свою задачу сыщики видели в том, чтобы найти того, кто все организовал, кто за всем этим стоит...

Руководитель следственной группы Гаврило Габриелов сразу же отбросил версию, которую раздували падкие на сенсацию теле- и радиожурналисты, а именно версию о том, что роботы вошли в преступный сговор между собой, и стал искать организатора преступления среди сотрудников ателье "Ваш покорный слуга".

Как и предвидел читатель, в результате следственных поисков, Гаврило Габриелов так или иначе вышел на техника Макса Грина, сотрудника ателье "Ваш покорный слуга", переведенного туда два года тому назад по собственной просьбе (это сразу же насторожило Габриелова) из головной фирмы "Роботы как люди". (Я же из соображений экономии времени читателя и бумаги издателя не буду излагать здесь ни того, как Габриелов вышел на Грина, ни те побочные версии, которые он, Габриелов, при этом успел проработать и забраковать.)

- Грин, - начал Габриелов, - не скрывайте ничего! Нам известно, что именно вы готовили роботов-официантов для обслуживания банкета!

- А чего тут скрывать? Это моя работа.

- Не могли бы вы, Грин, подробнее рассказать все, что вы при этом делали?

- Попробую... Утром я получил наряд на экипировку и зарядку пятнадцати роботов-официантов для обслуживания ежегодного банкета телевизионных ведущих. Я получил новых роботов и одежду для них на складе готовой продукции.

- А разве они поступают на склад без одежды?

- Конечно. Ведь заранее неизвестно, кем будет хозяин и как этот хозяин пожелает одеть своего слугу. Многие из покупателей даже присылают для будущих слуг свою старую одежду. Ателье экономит на этом немалые суммы...

- Дальше.

- Потом я одел их всех официантами и поставил на зарядку по программе "робот-официант". После зарядки я пообедал... И тут пришел новый приказ. Кто-то из начальства - такое часто бывает - решил, что пятнадцати роботов будет недостаточно, и велел подготовить еще пять роботов. На складе готовой продукции новых роботов уже не осталось, и мастер выписал наряд: на экипировку и зарядку пяти роботов-официантов из б.у. - бывших в употреблении. Я получил их всех на складе б.у., а одежду для них - на складе готовой продукции. Я одел их всех официантами, потом проверил, что из их памяти стерта вся прежняя информация, и уже после этого поставил на зарядку по программе "робот-официант". Затем пришел экспедитор и забрал их всех - двадцать экземпляров. Больше я их не видел.

- А что произошло на банкете, вам известно?

- Нет. Об этом нас не информируют...

- Так-так... А газет вы не читаете, телевизор не смотрите?

- Нет, я так устаю на работе, что на это у меня сил не остается.

4

С самого начала Габриелову показалось странным, что, как имел наглость утверждать техник Грин, он ничего не знает о событиях, происшедших на банкете телезвезд, - он, де, так устает на работе, что не успевает ни читать газеты, ни смотреть телевизор. Тогда следователь оставил технику для ознакомления солидную пачку газет, в которых освещались события знаменитого банкета, и запер его одного в камере предварительного заключения.

Когда на следующий день сыщик открыл камеру, он увидел Грина, сладко спящего на пачке газет.

- Ну как, будете сотрудничать со следствием? - грозно спросил Гаврило Габриелов.

- С огромным удовольствием, - ответил сотрудник ателье "Ваш покорный слуга". - Пока меня здесь никто не отвлекал, я успел наметить несколько вопросов. Надеюсь, что вместе с вами мы быстро найдем на них ответ.

От неожиданности у руководителя следственной группы глаза полезли на лоб: техник Грин вел себя не как подозреваемый, а так, как будто сам входил в следственную группу.

"Ну что же, не будем разрушать его иллюзий", - подумал Габриелов и спросил:

- Что это за вопросы, которые вы успели наметить?

- Мне бы хотелось знать номера всех роботов, обслуживавших банкет, и отдельно номера роботов, которые вели себя нестандартным образом: того, кто опрокинул в себя пару рюмок вина и поднос с шампанским на Патрицию Мурено, того, который ухитрился шлепнуть Патрицию по заду, того, кто влез в разговор двух телезвезд, и того, кто обокрал участников банкета... Впрочем, возможно, если вы назовете мне номера некоторых из них, номера других я назову вам сам. Но для начала я попрошу вас дать мне полный список всех роботов-официантов с указанием даты их изготовления.

Габриелов подумал и выложил перед Грином все, что тот просил. За одним исключением: он не указал номер того официанта, который был уличен в краже. Следователь сделал это преднамерен но: если простак сам назовет официанта-вора, тем самым подозреваемый техник Грин косвенно подтвердит версию Габриелова.

Все получилось, как замыслил Габриелов. Грин попался в поставленную ловушку - он правильно назвал того, кто был уличен в кражах (вообще-то он назвал не одного, а двух роботов, но это можно было понять как наивную хитрость со стороны Грина):

- Или робот номер 0767-028, или робот номер 0767-081!

- Правильно: робот номер 0767-028. Вы знали это заранее? - невинно спросил следователь.

- Нет, я определил его только сейчас, - возразил Грин.

- Как вам удалось его определить?

- Это длинный рассказ.

- Я никуда не спешу и готов выслушать ваш рассказ от начала до конца, как бы долог он ни был, - ухмыльнулся начальник следственной группы, наливая себе и подследственному по чашке крепкого черного кофе.

5

- Господин следователь, прошу обратить внимание: нестандартным образом вели себя только роботы серии 0767: номера 0767-006, 0767-015, 0767-028, 0767-064. Почти все остальные роботы принадлежат к более поздней серии 0782, и за ними ничего нестандартного не замечено. А почему?

- Почему?

- Да потому, что почти все они, кроме робота номер 0767-081, новые!

- Ну и что с того, что они новые?

- Вы когда-нибудь замечали, господин следователь, как по-разному ведут себя люди, когда вы встречаетесь с ними на узкой дорожке или тротуаре, в месте, где двоим трудно разминуться? Одни прут на вас, словно вы не человек, а пустое место, и буквально заставляют вас сойти с дорожки или с тротуара. А другие заранее прижимаются к самому краю, давая вам и себе возможность разойтись, не задев друг друга.

- Я все это замечал, - отозвался Габриелов, - но какое это имеет отношение к нашему следствию?

- Самое непосредственное. Я раньше думал, что при встрече со мной или другим человеком, те, кто прет напролом, видят, насколько встреченный ими ничтожен по сравнению с ними, и в соответствии с этим ведут себя. А потом понял, что они идут напролом, действительно никого, кроме себя, не замечая. Что это результат их характера, доведенный до автоматизма. Я назвал это явление памятью мышц. В отличие от памяти мозга. Как мне кажется, каждый человек наряду с памятью мозга обладает также памятью мышц. Правильна ли эта гипотеза, я не мог проверить, ибо для этого пришлось бы отключать мозг, что, как вы понимаете, было бы неэтичным. А вот теперь благодаря вам я, кажется, получил доказательства своей правоты.

"Вот негодяй, - подумал Гаврило Габриелов, - и меня уже берет в сообщники", но вслух спросил:

- Какие доказательства?

- Так вот же они! Смотрите: мы имеем пять вариантов роботов для эксперимента. Робот номер 0767-015 - тот, кто опрокинул поднос на Патрицию Мурено... Робот номер 0767-006 - тот, кто шлепнул Патрицию по заду... Робот номер 0767-064 - тот, который влез в разговор двух телезвезд... Робот номер 0767-028 - тот, кто обокрал участников банкета... И наконец, робот номер 0767-081 все той же серии 0767 - тот, кто ни в чем не был замечен! Найдите, кем были их хозяева, и все станет на свои места!

- Какое могут иметь к этому отношение прежние хозяева роботов?

- Самое непосредственное - слугам свойственно перенимать привычки своих господ!

- Не пойму только, на кой вам робот номер 0767-081? Ведь он ни в чем не был замечен!

- Вот именно - ни в чем не был замечен! - для чистоты эксперимента! Его хозяин должен быть обыкновенной, ничем не примечательной личностью!

6

Остап увидел ошеломленное лицо Балаганова. Бортмеханик еще и сам не понимал, что случилось, а его уже держали за руку, в которой крепко была зажата грошовая дамская сумочка с мелкой бронзовой цепочкой.

- Бандит! - кричала женщина. - Только отвернулась, а он...

Обладатель пятидесяти тысяч украл сумочку, в которой была черепаховая пудреница, профсоюзная книжка и один рубль семьдесят копеек денег. Вагон остановился. Любители потащили Балаганова к выходу. Проходя мимо Остапа, Шура горестно шептал:

- Что ж это такое? Ведь я машинально.

И. Ильф, Е. Петров. Золотой теленок

Следственная группа Габриелова уже собрала данные о прежних хозяевах пяти роботов.

Хозяин робота номер 0767-015, опрокинувшего поднос на Патрицию Мурено, был любителем выпить и весьма небрежным человеком, что, очевидно, и перенял у него его слуга...

У робота номер 0767-006, шлепнувшего Патрицию Мурено по заду, хозяин был изрядным ловеласом...

Хозяин робота номер 0767-064, того, который влез в разговор двух телезвезд, принадлежал к аристократическим кругам и был известен как неутомимый спорщик. По утверждению его знакомых, свое искусство ведения дискуссий он оттачивал в постоянных словесных поединках со своим слугой...

Хозяин робота номер 0767-028, того, кто обокрал участников банкета, оказался известным вором, сидящим в данный момент в тюрьме...

А вот у робота номер 0767-081 хозяин действительно оказался заурядной, ничем не примечательной личностью - владельцем небольшого кафе-мороженого на окраине, в котором его слуга-робот использовался в качестве официанта...

Кто гарантирует, что и Грин не знал всего этого заранее, когда готовил роботов для банкета? "Во-первых, роботы действовали машинально, - заявил Грин следствию. - Во-вторых, слугам свойственно перенимать привычки своих господ!"

Если Грин представлял все это заранее, то выходит, Грин и есть организатор преступления!

А может, кладовщик, который подобрал роботов и выдал их Грину?

А если тут целая преступная группа?

7

Габриелов приступил к допросу кладовщика.

Суть предъявленных кладовщику обвинений сводилась к тому, что тот заранее подготовил роботов с соответствующей манерой поведения. Но кладовщик сумел документально показать, что все роботы серии 0767 поступили к нему на склад только накануне вечером. И неудивительно: роботы б.у. продаются за полцены, и потому их расхватывают сразу же, как только они поступают на склад.

Казалось, что этими показаниями и документами кладовщик защитил не только себя, но и Грина, однако...

...Однако... Поскольку организаторы банкета телевизионных ведущих предъявили иск ателье "Ваш покорный слуга" и концерну "Роботы как люди", адвокаты концерна занялись сбором аргументов, доказывающих невиновность и концерна и ателье. Несерьезная гипотеза техника Грина о существовании какой-то надуманной памяти мышц могла бросить тень на производителей роботов, якобы не ведающих о побочных свойствах своей продукции. Поэтому адвокаты концерна потребовали независимой экспертизы пресловутой гипотезы Грина учеными из ведущих университетов страны.

Руководитель следственной группы Гаврило Габриелов запросил мнение трех крупнейших ученых страны. Двое ученых (профессора Хендрикс и Пиперингер) заявили, что гипотеза техника Грина несерьезна и представляет собой образец лженауки и средневекового шаманства. Оба высказали мнение, что скандал на банкете вызван нерадивостью техника Грина, который не проверил, стерта ли из памяти роботов вся прежняя информация, и сразу же поставил их на зарядку по программе "робот-официант". На основании заключений профессоров Хендрикса и Пиперингера концерн "Роботы как люди" и ателье "Ваш покорный слуга" подали в суд на техника Грина.

Третий эксперт (профессор Рагоз) написал, что к гипотезе следует отнестись с максимальной серьезностью. Тогда Габриелов проверил списки акционеров концерна "Роботы как люди" и обнаружил, что и профессор Хендрикс, и профессор Пиперингер являются держателями акций компании "Роботы как люди".

После этого Гаврило Габриелов обратился к трем авторитетным зарубежным ученым и получил прямо противоположную картину: двое из зарубежных ученых высказались за и только один против гипотезы господина Грина.

8

... Прошло три года после того злополучного банкета телевизионных ведущих.

Адвокаты организаторов банкета и адвокаты концерна "Роботы как люди", получив приличный гонорар от своих клиентов, сумели полюбовно уладить дело. Оставался нерешенным вопрос о судьбе техника Грина. В конце концов состоялся суд над Грином по иску концерна "Роботы как люди" и ателье "Ваш покорный слуга".

На суде сам техник Грин и свидетель защиты Юваль Ганан, престарелый школьный учитель Грина, пытались обосновать невиновность обвиняемого на основании придуманной ими же теории о наличии странной памяти мышц у людей и роботов-официантов. Но суд не стал вникать в дебри этой лжетеории, а просто вынес мягкий приговор. Настолько мягкий, что с учетом трех лет, проведенных в заключении, Грина освободили из-под стражи уже в зале суда.

9

... Прошло еще около десяти лет после злополучного банкета телевизионных ведущих.

В адрес Нобелевского комитета, рассматривавшего кандидатуру профессора Хендрикса, автора множества оригинальных работ по теории вторичной памяти и ее влиянию на поведение живых организмов и роботов, пришло письмо шведского академика Стернборна, главного редактора авторитетного журнала "Люди и роботы".

Академик Стернборн писал, что был экспертом по гипотезе памяти мышц малоизвестного ученого Макса Грина и что теория вторичной памяти живых организмов и роботов является развитием работ Макса Грина по гипотезе памяти мышц. В качестве доказательства академик Стернборн приложил копию своего давнего заключения об этой гипотезе и две статьи господина Грина, напечатанные в журнале "Люди и роботы". Поэтому академик Стернборн предложил Нобелевскому комитету включить Макса Грина в число лауреатов за заслуги в создании указанной теории.

Члены комитета согласились с мнением авторитетного академика...

(Академик Стернборн не стал сообщать Ноблевскому комитету некоторые интересные для нас подробности, а именно то, что свое заключение академик писал по просьбе детектива по имени то ли Габриело Гаврилов, то ли Гаврило Габриелов, а статьи для своего журнала "Люди и роботы" специально заказал господину Максу Грину, прекрасно зная, что тот находится под следствием и не помышляет о научных публикациях.)

- Ну, что я говорил, - сказал Юваль Ганан, бывший школьный учитель Макса Грина, когда Макс возвратился из Стокгольма после торжественной церемонии вручения наград. - Мальчик мой, ты все же стал нобелевским лауреатом. Как видишь, меня еще никогда не подводила моя интуиция. Жаль, конечно, что и это ничтожество Хендрикс сумел примазаться к твоему открытию. Но науке и нам с тобой на него наплевать.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Литературное творчество ученых»