Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПРО СЛОНОВ И ЗМЕЙ

С. САХАРНОВ.

Продолжая традиции своего наставника и друга Виталия Бианки, писатель Сергей Сахарнов описывает в коротких и емких рассказах повадки удивительных зверей, с которыми он встречался во время путешествий в самых разных экзотических странах (см. "Наука и жизнь" № 11, 2005 г.). Из этой подборки вы узнаете о повадках некоторых змей, а также правду о том, поддаются африканские слоны дрессировке или нет.

ТАБОРА И ДУНГУ

- А теперь идемте, я покажу вам могилу слона.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Это сказал мне Мвану, чиновник из небольшого города Табора, расположенного у железной дороги, пересекающей с востока на запад всю Танзанию. Мвану работал на товарной станции кем-то вроде учетчика грузов и, когда выпадали свободные часы, охотно водил меня по городу, знакомил с его историей.

- Хорошо, - согласился я, не сомневаясь, что мне будет показано место, где когда-то убили последнего в этих краях слона, потому что Табора лежит далеко от заповедников и дикое зверье здесь такая же немыслимая редкость, как лось или волк теперь в Москве или Санкт-Петербурге.

- Это не простой слон, - добавил Мвану и больше не проронил ни слова, пока мы, пройдя узкими мощеными улочками мимо одноэтажных белых с плоскими крышами домов, не очутились на окраине. Здесь поляна с дикой колючей травой отделяла последние дома от зеленых огородов и посадок маиса и сизаля.

Мой провожатый остановился перед едва заметным, покрытым желтой травой низким холмиком.

- Здесь похоронен последний из четырех слонов, привезенных из Индии, - торжественно объявил он и рассказал, как в начале прошлого века бельгийский король Леопольд II, установив власть над Конго и объявив ее бельгийской колонией, заинтересовался, почему африканские слоны не поддаются обучению, почему их не используют на работах в лесу.

- Да, не дрессируются, это я слышал, - кивнул я, когда Мвану замолчал. - Слышал и всегда удивлялся: почему? Африканский слон больше индийского. У самок индийских слонов нет бивней. Но в остальном они не отличаются друг от друга. Верно?

- Верно, - ответил Мвану и продолжил рассказ: - По распоряжению короля в Индии закупили четырех хорошо обученных слонов, которые могли бы стать наставниками для местных. Как гувернеров-воспитателей. Животных перевезли через океан в Дар-эс-Салам. Оттуда караван начал путь на запад. Слонов охраняли солдаты - места были неспокойные, - а верхом на животных ехали их махуты - погонщики. Караван медленно продвигался все дальше. Только до границ Конго предстояло пройти тысячу километров. По дороге начались беды. Сначала заболел и умер один слон, потом второй. Затем на караван напали массаи, и, отстреливаясь, бельгийцы смертельно ранили третьего. С последним из оставшихся в живых слоном экспедиция достигла Таборы. Слоны очень выносливые животные, но у этого, преодолевшего столь долгий путь, ноги были сбиты в кровь, началось заражение. Как лечить его, никто из бельгийцев не знал.

- Его похоронили здесь, - закончил свой рассказ Мвану.

Удивительное дело, но не прошло и недели, как мне довелось выслушать еще одну похожую историю. Когда я вернулся в Дар-эс-Салам, моим соседом по гостиничному номеру оказался француз-зоолог. Я рассказал ему про холмик в Таборе.

- Очень интересно, - отозвался он. - Про эту затею короля Леопольда я слышал. Только он напрасно мучил животных таким трудным переходом. Достаточно было найти дрессировщиков. Потому что убеждение, что африканские гиганты не приручаются, - миф. Просто местные племена этим никогда не занимались. Из-за того что не вырубали леса, им не нужны были помощники, они не строили храмы и поэтому обходились без храмовых процессий. Но лет десять назад в Конго-Заире несколько молодых европейцев и конголезцев решили попытаться поработать с местными слонами. Набрали десяток животных... Через год все слоны выполняли десятки команд. Но тут в стране началась гражданская война. Правительственные войска бегут, повстанцы наступают, горят города, толпы беженцев. Что делать? Дрессировщики собрали слонов, погрузили на них вещи, вооружились сами и отправились в путь, в самые глухие места, на север. Шли звериными тропами, отстреливались от грабителей, прятались в болотах. Не раз слоны помогали прогнать бандитов или сами находили путь в дебрях. Наконец через несколько месяцев они оказались в верховьях реки Дунгу, куда мало кто мог добраться даже в спокойное время. "Хотите спрятать у нас какие-то ценности?" - спросили их. "Хотим. Слонов", - ответили пришельцы.

Мой сосед замолчал.

- Если когда-нибудь будете лететь над севером Заира, - продолжил он, - посмотрите вниз, может быть, увидите поляну. Ее вытоптали эти слоны. И еще там стоят несколько хижин - живут люди. Те, кто научился их дрессировать. Нет, африканские слоны не отличаются от индийских...

ЧЕРНАЯ МАМБА И ЗЕЛЕНЫЕ ЗМЕИ

В заповеднике Мката, где мне посчастливилось прожить больше месяца, я познакомился с Генри - пожилым англичанином и его женой, она работала в заповеднике врачом.

- Мы с женой с юга, из-под Претории, она там доучивалась в колледже, а я стал профессиональ ным ловцом змей. Сдавал их в Центр, где их "доили", добывая яд. За это мне хорошо платили! Когда-то равного мне не было во всем Трансваале. Если повезет, я покажу вам, как надо обращаться со змеями, - закончил он.

Однажды утром тревожный грохот в дверь разбудил меня.

- Собирайтесь скорее, идемте! Божичи говорят, что видели какую-то змею в своем сарае, - послышался голос Генри.

Ферма Божичей, сербов, бежавших из Боснии и поселившихся здесь, располагалась на самом краю поселка. Они держали коров и продавали молоко заповеднику. Хозяева, муж и жена, озабоченные, встретили нас на дороге.

- Так кого же ты видел? - спросил Генри хозяина. - Можешь описать?

Серб пожал плечами:

- Я видел только черный хвост. Змея скрылась, как только я вошел в сарай. Там у меня сложены листы - фанера и жесть, что осталось от коровника. Впрочем, в сарае темно, хвост мог быть и коричневым, я, наверное, ошибся.

Генри сбросил с плеча аккуратный чехол, наподобие тех, в которых любители рыбной ловли носят свои спиннинги, вытряхнул две двухметровые палки с зажимами на концах и, сунув руку в карман, достал еще и маску с очками.

- Это, если змея окажется черношеей плюющейся коброй, - объяснил он мне. - Слыхали про такую?

Я кивнул. Еще бы! О кобре, плюющей ядом прямо в глаза человеку, слышал в тех краях каждый.

- Открывай!

Божич распахнул двери сарая. Стену напротив входа закрывали стеллажи. Генри приказал нам держать дверь распахнутой как можно шире, а сам, не выпуская из руки палки, свободной рукой начал стаскивать с полок листы. Он тащил их очень медленно и передавал по одному нам.

Вдруг на полке что-то мелькнуло.

- Стоп! Она здесь, - сказал Генри и сдернул с лица маску с очками. - Это не кобра. Не заслоняйте мне свет!

Момент, когда показалось туловище змеи, я не заметил. Увидел только, как Генри быстрым движением воткнул одну из палок во что-то блестящее. Щелкнул зажим, и Генри начал медленно вытаскивать змею. Еще один зажим на шее - и ловец поволок пленницу к выходу.

- Мамба, - довольно проговорил он. - Черная мамба. Два метра, не правда ли? Даже два с половиной, - гордо добавил он. - Божич, иди вызывай джип. Повезем выпускать ее. А вы, мадам, принесите из дома мешок. Только смотрите, выберете без дырок!

Когда Божич пригнал из штаба заповедника машину, у ног Генри уже шевелился крепко завязанный узлом джутовый мешок со змеей.

Грунтовой дорогой мы повезли нашу добычу в глубь заповедника. Заехав в редколесье, остановились. Генри вынес мешок на дорогу.

- Отойдите! - Он развязал узел, ловко выложил змею на дорогу и отскочил. Ошеломленная ярким светом мамба свернулась в кольцо и настороженно подняла голову. И вдруг Генри крикнул:

- Скорее назад, в джип!

Из-за поворота дороги показался слон. Он медленно шел, поводя ушами. Мы впрыгнули в машину и, оказавшись в безопасности, стали наблюдать, что произойдет. Слон двигался прямо на змею.

Мамба не испугалась и не поползла прочь: вытянулась во всю длину, приподняла голову и широко раскрыла пасть. Мое зрение как-то неожиданно обострилось, даже показалось, что я вижу свисающие с верхней челюсти два длинных кривых зуба и капли яда на них.

Змея была великолепна. Она ничего не могла сделать врагу, не могла прокусить толстую кожу его ног, не могла дотянуться до хобота, но она не уползала.

Слон остановился и, потоптавшись на месте, нехотя повернул и побрел, помахивая из стороны в сторону хоботом. Только когда он скрылся за деревьями, мамба черными петлями скатилась с дороги в траву.

- Не ожидал! - уважительно сказал Генри. Он имел в виду смелость, с которой мамба готова была оказать сопротивление противнику, значительно превосходящему ее по размерам.

*

- Хотите посмотреть, как держат змей, предназначенных для продажи? - спросили меня в маленьком индийском городке Махабалипурам.

- Конечно, хочу!

Меня отвели во двор, где расположился "змеиный магазин": врытое в землю большое бетонное кольцо, а в нем, ожидая, когда ее купят, сидела крупная блестящая кобра. Ей было непонятно, зачем ее поймали, зачем привезли из леса и посадили в эту огороженную стенкой тюрьму. Высоко подняв голову, она устало смотрела на людей, как они подходят к кольцу, как размахивают руками и шевелят губами. Иногда она обвивалась вокруг воткнутого внутри загородки сухого, с опиленными ветвями дерева.

Хозяин магазина молодой человек по имени Фатха-сингх только начинал торговать странным товаром, и это он приказал поставить дерево.

- Пусть забираются на него, пусть ползают. Им будет веселее. Ловко я придумал?!

В тот день на моих глазах кобру продали. Ее поймали петлей, положили в мешок и унесли, а в загородку пустили десяток только что отловленных зеленых древесных змей.

Мне разрешили спуститься к ним.

- Не бойтесь, они не ядовитые, можете даже брать их в руки...

Посмотрев, как качаются на сучках новые пленники, я покинул тихий сонный двор.

Но когда на следующее утро я снова пришел в магазин, там царила паника: ни одной зеленой змеи в загородке. Все исчезли!

- Как они могли сбежать? Как это получилось?! - выкрикивал Фатха-сингх. - Кобра и та не смогла вылезти, а эти... Кто-то ночью их украл. Куда ты смотрел? Ты спал!

При этих словах сторож, который стоял тут же, закатывал глаза, прижимал руки к груди и бормотал:

- Я не спал. Клянусь демонами, никого тут не было. Я не закрывал глаз!

Такая загадочная история... Она так и осталась бы для меня загадочной, если бы через день я не отправился бродить по лесу, который окружал городок.

Иду, лес редкий, на каждом шагу поляна, на деревьях - серые, с зелеными пятнами и желтые, с синей полоской на боку ящерицы. Они бегали по стволам, ловко цепляясь коготками за кору, и вертели головами - высматривали насекомых. Заметив муху, ящерица замирала. Муха ближе, ближе... Бросок - и мухи нет. И снова вертит головой хвостатая пестрая добытчица.

Едва я перешел одну из полян, как мое внимание привлекла зеленая, свешивающаяся с дерева ветка. Ветка шевелилась! Она качалась, вытягивалась, словно пытаясь удержаться на дереве. Ба, да это же старая знакомая - древесная змея! Я подошел поближе. Змея не обратила на меня никакого внимания: она смотрела куда-то в сторону, внимательно за кем-то наблюдая. И вдруг тело ее уплощилось, стало как лист, острая голова метнулась вперед. Как выпущенная из лука, распластавшись в воздухе, зеленая стрела полетела через поляну. Змея летела, поддерживаемая ветром, планируя, словно на крыльях, а перелетев, мягко приземлилась около дерева, на котором низко, у самой земли, сидела большая ящерица. Зеленая охотница тут же снова свернулась для броска, но... то ли добыча показалась ей слишком крупной, то ли змея наконец увидела меня и испугалась. Опустив голову в траву, она изогнулась, "потекла" и исчезла. Перепуганная ящерица тоже скатилась по стволу и пропала.

Я рассмеялся. Так вот как удрали из бетонной тюрьмы зеленые пленники! Они улетели. Улетели по воздуху. Оказывается, есть и такие змеи, которые умеют планировать с дерева на дерево и даже охотиться самым удивительным образом.

Посаженные в каменную клетку пленницы вернулись в свой настоящий дом - зеленый, полный воздуха и света лес.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Невыдуманные истории»

Детальное описание иллюстрации

Африканский слон по праву считается самым крупным сухопутным млекопитающим. Его вес достигает 8 тонн. Бивни одного из таких гигантов весили 220 кг. Индийские собратья уступают им по размерам и по массе. Есть и еще одно различие. Как шутят специалисты, уши африканского слона напоминают карту Африки, а индийского - карту Индии.
Эта африканская кобра способна плюнуть ядом в глаза. Поэтому герой рассказа надевал маску с очками. В переводе с португальского слово 'кобра' означает просто 'змея'. Ее полное название 'кобра де капелло'- 'шлемочная змея', или 'змея в шлеме' - из-за способности расширять шею. Размер взрослой особи может достигать 180 см.
Два самца черной мамбы - ритуальная схватка в брачный период. Свое название змея получила не из-за окраски туловища. Большинство этих змей имеют темно-оливковый, оливково-зеленый, серовато-коричневый или металлически-серый цвет. А вот внутренняя поверхность пасти действительно черная. Мамба способна передвигаться со скоростью 14-19 километров в час. Правда, на небольшие расстояния.