Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ОЛЬГА И ЛЕНСКИЙ - ЧТО ДАЛЬШЕ? (О пользе медленного чтения)

Кандидат технических наук Д. ВЛАСОВ.

Мой дядя самых честных правил.
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил...


Кто не знает этих хрестоматийных строк, этого начала великого романа в стихах? "Евгений Онегин" неисчерпаем, каждая строфа, если не строка, при перечитывании открывает более глубокий, а иногда и совсем другой смысл. Что значит "самых честных правил"? Современники Пушкина считали эти слова парафразом строки из басни Крылова "Осел был самых честных правил...", но сейчас басня - не из самых известных, и мы слышим (или думаем, что слышим) только прямой смысл строки.

Многие понятия и выражения русского языка изменили смысл с пушкинских времен. Даже имена: имя "Татьяна" считалось простонародным, а вот "Акулина" - благородным (заменявшимся, впрочем, в обиходе более благозвучным именем - Алина)...

Сколько ни читал и ни перечитывал "Евгения Онегина", меня всегда оставляла в некотором недоумении судьба Ольги и посмертная судьба Ленского. Очень мало об этом сказано в романе и ничего - в опере. Между тем накануне дуэли поэт обращается к своей невесте, и последняя ария Ленского в великой опере Чайковского уже больше ста лет живет и волнует нас:

Забудет мир меня; но ты
Придешь ли, дева красоты,
Слезу пролить над ранней урной...

И что же? В опере даже имена Ольги и Ленского исчезают бесследно. В романе же:

Там у ручья, в тени густой
Поставлен памятник простой...

И в следующей, VII главе:

В тени двух сосен устарелых,
Пришельцу надпись говорит:
"Владимир Ленский здесь лежит,
Погибший рано смертью смелых,
В такой-то год, таких-то лет,
Покойся, юноша-поэт!"

А Ольга? Где та "слеза над ранней урной"? Конечно, мы не ждем от нее вечной верности, но все-таки, все-таки...

Бывало, в поздние досуги
Сюда ходили две подруги,
И на могиле при луне
Обнявшись, плакали оне,
Но ныне... памятник унылый
Забыт. К нему привычный след
Заглох. Венка на ветке нет...

Между тем еще раньше, в VI главе, не Ольга, а

... горожанка молодая
....
Глазами беглыми читает
Простую надпись, - и слеза
Туманит нежные глаза...
Душа в ней долго поневоле
Судьбою Ленского полна;
И мыслит: "Что-то с Ольгой стало?
В ней сердце долго ли страдало,
Иль скоро слез прошла пора?
И где теперь ее сестра?.."

А дальше обязывающие строчки самого Пушкина:

Со временем отчет я вам
Подробно обо всем отдам.

В отношении Ольги отчет очень краткий. Вот наконец в VII главе целая строфа:

Мой бедный Ленский! Изнывая,
Не долго плакала она.
Увы! Невеста молодая
Своей печали неверна.
Другой увлек ее вниманье,
Другой успел ее страданье
Любовной лестью усыпить,
Улан умел ее пленить,
Улан любим ее душою...
И вот уж с ним пред алтарем
Она стыдливо под венцом
Стоит с поникшей головою,
С огнем в потупленных очах,
С улыбкой легкой на устах.

А дальше - прощание, отъезд, последнее упоминание имени:

И скоро звонкий голос Оли
В семействе Лариных умолк.
Улан, своей невольник доли,
Был должен ехать с нею в полк.

Итак, все сказано, впереди еще много переживаний главных героев и сопереживаний читателя.

"Я так люблю Татьяну милую мою", - заявляет автор.

И все-таки обидно за Ленского, обидно и за Ольгу, слезу она так и не уронила...

Но вот в чем сила не только чтения, но и перечитывания. Замечаешь наконец, что эта строфа ("мой бедный Ленский") имеет три номера: VIII - IX - X - такое изредка встречается и в других местах "Евгения Онегина". Значит, были еще строки и строфы. Пушкин их, может быть, потом исключил, но не стал менять сквозную нумерацию в каждой главе.

Есть исследования пушкинистов, касающиеся всех вариантов и черновиков Пушкина, но это все-таки специальная литература, ее надо искать... Может быть, просто взять "Полное собрание сочинений"?

И вот радость почти исследователя, пусть дилетанта, любителя, но все же открытие, возможно, сделанное в 101-й раз. Действительно, в черновой рукописи Пушкина есть еще две строфы, имеющие как раз два "лишних" номера (VIII и IX). Тот же легкий и совершенный пушкинский стих, но строки другие, широкому читателю почти не известные:

Но раз вечернею порою

Одна из дев сюда пришла.
Казалось - тягостной тоскою
Она встревожена была -
Как бы волнуемая страхом,
Она в слезах пред милым прахом
Стояла, голову склонив -
И руки с трепетом сложив.
Но тут поспешными шагами
Ее настиг младой улан,
Затянут, статен и румян,
Красуясь черными усами,
Нагнув широкие плеча
И гордо шпорами звуча.
Она на воина взглянула.
Горел досадой взор его,
И побледнев, она вздохнула,
Но не сказала ничего
И молча Ленского невеста
От сиротеющего места
С ним удалилась - и с тех пор
Уж не являлась из-за гор.
Так равнодушное забвенье
За гробом настигает нас:
Врагов, друзей, любовниц глас
Умолкнет. Об одном именье
Наследников ревнивый хор
Заводит непристойный спор.

Последние 6 строк из 28 сохранились в следующей, XI строфе, но для этого пришлось исключить другие 6 строк:

По крайней мере из могилы
Не вышла в сей печальный день
Его ревнующая тень -
И в поздний час, Гимену милый,
Не испугали молодых
Следы явлений гробовых.

Как жаль, что по только самому ему ведомым причинам Пушкин исключил из окончательной редакции текста все эти строки, летящие, как всегда, а по содержанию - "реабилитирующие" в какой-то степени Ольгу.

В довольно давние теперь уже времена, в послевоенном Ленинграде был известный во всех редакциях и издательствах книжник. Беседы и встречи с ним кончались всегда одинаково. Прощаясь, он говорил: "Мало читаете, дети мои..." И "молодежи" - что двадцати-, что шестидесятилетней - нечего было возразить.

Теперь мне хочется сказать вслед за ним:

- Мало читаем, дети мои! Не пора ли перечитать классиков, причем по полным собраниям сочинений?

Нас ждут 30 томов Тургенева, 30 - Достоевского, Толстого - 90 томов.

А Пушкина - 10...

Начнем с Пушкина?



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Из писем читателей»