Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Музыкальная археология

Б. Смоляков

"Verba volant, scripta manenl" - слова улетают, написанное остается. Это изречение справедливо и в применении к музыке. Современный историк, исследующий музыкальное искусство далекого прошлого, и даже не столь далекого, не удовлетворен этой истиной в наше время с помощью магнитной записи мы научились ловить звуки и хранить их столько, сколько нужно. Но когда обращаешь взор в глубь веков, то оказываешься во власти фантастических историй, подобных той, которая случилась с Пантагрюэлем. "Он (Пантагрюэль) бросил на палубу полные пригоршни замерзших слов, похожих на разноцветные драже. Слова эти, красные, зеленые, голубые, желтые, и золотистые, отогревались... на ладонях и таяли, как снег.., превращаясь в человеческие голоса, удары, звон, напоминавшие по звуку барабан, дудку, рог или трубу".

Рельеф из гробницы Ти. Посредством таких жестов древние египтяне стремились показать определенное звучание. Египет. Древнее царство.
Глиняная табличка с шумерскими клинописными знаками. В среднем столбце - изложение гимна "О сотворении человека", в gравом - ассирийский перевод, в левом столбце, как предполагают, находится запись музыки, относящаяся к шумерской эпохе. III тыс. до н. э.
Это - наскальное изображение музыканта. играющего на "лукомбе". Оно было найдено в горах Малути в Басутоленде.
Шумерские музыканты. III тыс. до и. э.
Рельеф из гробницы Птахотепа. Вполне вероятно, что эти жесты, переданные двумя руками, были записью двух звуков, звучащих одновременно. Древнее царство.
Музыкантши, Древнеегипетская стенная роспись. XV век до н. э.
Наука и жизнь // Иллюстрации
Каменная плита, на которой записан гимн Аполлону, е нотными знаками над текстом. Это самый длинный отрывок, найденный в Греции. II век до н. э.
Эпитафия Сейкиля. I век до н. э.

Хорошо бы подобные звуки-льдинки раскопать в зонах вечной мерзлоты или в гробницах древних царей...

Здесь мы вступаем в область музыкальной археологии, новой науки, предметом изучения которой является "невещественный" звук. Современная музыкальная археология ставит перед собой задачу колоссальной трудности дать реальное представление о звучавшей когда-то музыке, услышать ее хотя бы близкое подобие. Время приучило нас к удивительным вещам, которые открывает, и разрабатывает современная наука. И тем не менее попытка восстановить (эти работы сейчас ведутся в нескольких странах) подлинное звучание музыки прошедших веков достойна удивления, и восхищения.

Современная музыкальная археология использует в своей работе сложные акустические приборы, и электронно-вычислительные машины. Археолог помогает добыть самый важный материал - музыкальные записи на камне, глине, коже, папирусе и не менее важный источник для работы музыкальные инструменты различных эпох, музыкально-теоретические трактаты. Здесь одинаково ценны фрески, и рельефы, скульптуры с изображениями поющих и играющих музыкантов, исторические, и поэтические сочинения древних авторов, описывающих празднества и обряды, в которых музыке отведено значительное место. Год назад в американском журнале зарубежный музыковед-археолог Ф. Кутнер писал "Методы этой науки, принципы разрешения той или иной проблемы одинаковы как для XVI века до н. э., так, и для XVI века н. э."

Как же восстанавливается музыка прошлого?

На найденном музыкальном инструменте, если тот хорошо сохранился, определяют диапазон звучания и технические возможности инструмента. Если он плохо сохранился, то же самое делают на реконструированном или заново сделанном (скопированном) инструменте, которому придают акустические свойства оригинала. Найденные струнные инструменты обычно лишены струн. Поэтому прежде всего устанавливают количество струн, их прочность. В музыкальных трактатах древности можно найти сведения о звукорядах, и интервалах, применявшихся у разных народов. Из тех или иных источников узнают принцип настройки инструмента и технику игры на нем. Наконец, если имеется расшифрованная музыкальная запись, остается исполнить мелодию, и тем самым возродить небольшую частицу подлинной древней музыки...

Многие из вас улыбнутся если это так просто, почему же мы не слушаем музыку древних египтян или римлян? Но дело в том, что весь процесс "оживления" музыки таит в себе огромные, порой непреодолимые трудности. Как правило, исследователь оперирует не всем комплексом материалов и источников, а небольшой их частью. Есть инструмент - нет музыкальной записи (или она не расшифрована), известен прием игры на инструменте - нет никаких теоретических сведений, и т. д.

Если, восстанавливая звучание музыкального инструмента (при отсутствии записи), можно услышать тембр инструмента и произвольные звуки, то хоровую, и вокальную музыку возродить без музыкальной записи совершенно невозможно.

Что касается музыки Древнего мира, то мы располагаем большим количеством музыкальных инструментов и ничтожным количеством памятников музыкальной письменности. Раннее средневековье дает приблизительно такое же соотношение. Начиная с первого тысячелетия н. э. число дошедших до нас музыкальных рукописей растет, а к XVIII веку их уже тысячи. Но, и здесь нас ждет разочарование, ибо эти рукописи в большинстве своем не расшифрованы.

Памятники музыкального письма расцениваются наравне с шедеврами литературы, изобразительного искусства, архитектуры прошлых веков. Однако, к сожалению, их поисками занимаются пока очень немногие. Круг этих людей невелик. И помочь им необходимо.

КАК ЗАПИСЫВАЛИ МУЗЫКУ В ДРЕВНОСТИ

Записывать музыку гораздо труднее, чем мысль, и речь. Музыкальный звук имеет определенную высоту, длительность, и силу, так сказать, три измерения. Следуя друг за другом, звуки дают мелодии движение, и она развивается во времени. Все эти свойства музыкальных звуков, и обусловливают огромную сложность их графического воплощения.

Человечество долго не могло справиться с этой трудностью. Больше того, даже современные ноты, проделавшие тысячелетний мучительный путь своего развития, не в состоянии выразить все богатство звучащей музыки. "То, что может быть записано и напечатано,- это всего лишь часть того, что должно прозвучать в подлинной музыке",- пишет крупнейший музыкант современности Л. Стоковский. Существует мнение, что в древности музыка имела гораздо большее значение, нежели теперь. Как огонь, постоянно хранимый первобытным человеком, музыка хранилась в народной памяти, и передавалась устно последующим поколениям. Такая передача, называемая устной традицией, существует у многих народов и поныне. Ряд звуков определенной высоты мог передаваться другим поколениям посредством музыкальных инструментов, которые долговечнее людей,- это каменные пластины (литофоны), и другие ударные инструменты, это костяные флейты, свистки и т. п. Но пытались ли древние люди найти графическую символику для запоминания звуков, и мелодий?

Да, пытались. Видимо, первые нотные записи были подобны первым древнейшим письменным знакам - пиктографии, то есть рисуночному письму. К сожалению, рисунки доисторического времени, выражавшие музыкальное содержание, не сохранились. Но известны любопытные рисунки, обнаруженные у некоторых племен североамериканских индейцев в конце прошлого века, когда мелодия передавалась в виде волнистой или прямой линии, тянущейся изо рта фигурки охотника или заклинателя. А человек со "счастливой звездой", вылетевшей из его уст, обозначал целую охотничью песню.

Прошли века. Первобытный рисунок как средство письма становится все более схематичным и упрощенным. Появляются иероглифы, клинопись и, наконец, буквы.

И любопытно, что все эти знаки становятся графическими символами музыкальной записи.

ЕГИПЕТСКИЕ "ДИРИЖЕРЫ"

Долгое время при всем обилии египетской иероглифической письменности не удавалось обнаружить "следов" музыки. Многие ученые поэтому отрицали наличие музыкального письма в Древнем Египте. И все же такое положение казалось странным ведь музыкальное искусство в Древнем Египте процветало, музыканты, как свидетельствует история, были в большом почете, были известны среди жрецов большие знатоки музыкальной теории. Да, и трудно примириться с мыслью, что египтяне, имея такое развитое иероглифическое письмо, не смогли создать музыкальную письменность.

Немецкий ученый Г. Хикман, крупный авторитет в области египетской музыкальной археологии, тщательно исследовал иероглифические надписи, связанные с музыкой. Он доказал, что иероглифами египтяне выражали звуки, соединенные даже в музыкальные "фразы".

В музыкальных сценах, высеченных на стенах сооружений эпохи Древнего царства (III тысячелетие до н. э.), рядом с музыкантами-исполнителями изображались, как правило, еще и "дирижеры". Согнутая в локте рука такого "дирижера" с определенным положением кисти, и пальцев обозначала определенный звук. Смысл этих сцен не вызывает сомнений. Это так называемая игра (или пение) по хирономии (от греч. слов cheir - рука, nomos - закон). Таким же термином выражали уже впоследствии музыкальную запись, графически копирующую жесты руки. Важно только знать, какой жест соответствует тому или иному звуку. Это пробует определить Г. Хикман.

Сейчас эти изображения являются пока древнейшей музыкальной записью, дошедшей до наших дней. "Рука" древнего египтянина указала путь к современным нотам.

Хирономия была распространена и в других странах Древнего мира, но свидетельства о ее существовании относятся к более позднему времени.

У КОГО ЖЕ ПЕРВЕНСТВО

Еще одна музыкальная запись, относящаяся также к III тысячелетию, пришла к нам из Древнего Двуречья. Ее расшифровал известный немецкий музыковед К. Закс. Эта запись была на глиняной табличке с текстом шумерского предания "О сотворении человека". Здесь рядом с клинописными знаками текста стояли несколько иные, тоже клинописные знаки. Эти знаки, и считаются музыкальной записью. Всего оказалось 57 таких обозначений, причем некоторые выражали один звук, другие сразу два или три. По мнению К. Закса, здесь была записана музыка для арфы, сопровождавшая вокальную мелодию.

Недавно советские читатели познакомились с научно-популярной книгой американского шумеролога С. Крамера "История начинается в Шумере", все главы которой имеют подзаголовки, начинающиеся со слова "первый" "Первые школы", "Первый историк", "Первые литературные споры" и т. д. Есть там, и такие главы "Первые погребальные песни", "Первая любовная песнь". Касаясь последней, автор рассказывает о ежегодном царском бракосочетании, происходившем в день Нового года. Этому обряду "предшествовали празднества и пиры, сопровождавшиеся музыкой, пением, и танцами. Стихи, записанные на маленькой табличке, по всей видимости, были пропеты избранницей царя Шу-Сина в один из таких новогодних праздников".

Шумерская нотная запись III тысячелетия, которая известна музыковедам, могла бы послужить С. Крамеру материалом для главы "Первая музыкальная запись".

Знаки, найденные в памятниках музыкальной письменности как у египтян, так и у шумеров, еще нельзя связывать с нашим понятием нотной записи. Это скорее следы графического изображения отдельных звуков. Они не дают нам еще представления о живой музыке этих древних народов. Мы не знаем их мелодий.

ГРЕКИ ПРИДЕРЖИВАЮТСЯ БУКВЫ...

Соседям шумеров, древним финикийцам, принадлежит честь создания звукового (алфавитного) письма. Многие народы, с которыми торговали финикийцы, познакомившись с этим простым, и удобным письмом, охотно заимствовали его и создали на этой основе собственные алфавиты. К таким народам относились, и древние греки.

Мы не знаем, пытались ли финикийцы использовать буквы для музыкальной записи, но греки сделали это очень успешно. Если буква выражает отдельный звук речи, то можно легко обозначить буквой и отдельный музыкальный звук.

Зарождение буквенной нотации у древних греков можно отнести к VII веку до н. э. Древнегреческая нотация состояла из двух систем, называемых инструментальной, и вокальной. В первой употреблялись греческие и финикийские буквы, во второй-только греческие. Обе системы относились к такому виду музыкального письма, которое в средние века получило название "табулятуры". Сущность ее заключалась в том, что буквы (могли быть цифры или другие условные знаки) не отождествлялись с высотой того или иного тона, а указывали на соответствующую струну, на пальцы, которые нажимают на эту струну, иначе говоря, на средства, и приемы, с помощью которых извлекаются звуки. Например, в древнегреческой "вокальной" нотации альфа, бета и гамма указывали на одну, и ту же струну лиры или кифары. Если стояла буква "Г", следовало взять звук на открытой струне, если "В", то нужно было брать звук на этой же струне, но нажать ее указательным пальцем в соответствующем месте, если "А" - то средним пальцем.

Буквы этой нотации можно было также отождествить с высотой тонов, следуя теории греческих звукорядов (гамм) и правилу настройки данного инструмента. Кстати, буквенные нотации других видов, не являвшихся "табулятурами", так, и называются "высотными", где каждая буква обозначает свой звук, высота которого определена теорией.

Около дюжины памятников древнегреческого музыкального письма известно в настоящее время. По сравнению с "нотами" других стран Древнего мира это много. Если же сравнить с предполагаемым музыкальным письменным наследием древних греков,- это крохи. Короткие поврежденные фрагменты хоров, гимнов, эпитафий, что-то похожее на музыкальные упражнения вот все доставшееся нам богатство.

Самым древним фрагментом считают хор из трагедии "Орест" Еврипида, написанный на папирусе. Его датируют 408 годом до н. э. Большую ценность представляют мелодии, высеченные на каменных плитах. Это два гимна Аполлону и эпитафия Сейкиля. Гимны относятся ко I I веку до н. э., эпитафия - к I веку до н. э. Самым длинным отрывком из сохранившихся древнегреческих мелодий называют Первый гимн Аполлону, высеченный на мраморе (плита повреждена, и нет начала гимна). Музыкальные знаки в этом гимне стоят над слогами текста.

А эпитафия с нотацией, которую оставил на могиле своей жены человек по имени Сейкиль, - самый известный из всех древних памятников музыкальной письменности "живи, друг, ни о чем не печалься, лови минуты радости..." - советует Сейкиль прохожему, напоминая ему при этом и мелодию песенки.

Древние римляне наследовали у греков музыкальное письмо. С крушением древнеримской империи буквенная нотация была забыта, но в раннем средневековье она все-таки находила ограниченное применение в Западной Европе, и в Византии. В конце первого тысячелетия нашей эры появились другие виды буквенной нотации, построенные уже на основе использования латинского алфавита.

Самостоятельные буквенные нотации имелись в древности у арабов, индийцев и некоторых дальневосточных народов (кое-где подобные нотации сохранились до нашего времени). Таким образом, буквенное музыкальное письмо существовало в течение многих веков в разных странах. Оно соответствовало определенному уровню музыкальной культуры, и вполне удовлетворяло запросы музыкальной практики своего времени.

Читайте в любое время

Другие статьи из рубрики «Архив»




Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее