Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МЕТАЛЛОЛОМ ИЗ СЕВЕРНОГО МОРЯ

В материалах рубрики использованы статьи и сообщения следующих изданий: "New Scientist" (Англия), "Bild der Wissenschaft" и "VDI-Nachrichten"(Германия), "Discover", "Psychology Today" и "Science News" (США), "Зa m'interesse", "Ciel et Espace", "Science et Vie", "Science et Vie Junior" и "Sciences Humaines" (Франция), а также научно-популярных сайтов Интернета.

Подводное месторождение нефти "Экофиск", с открытия которого в 1969 году начался нефтяной бум в Северном море, исчерпано. Теперь стоит проблема - что делать со стальными буровыми платформами, нередко представляющими собой целые острова.

Пилотный проект - демонтаж инфраструктуры исчерпанного нефтяного поля "Морин": 14 платформ, связанных между собой металлическими мостиками-переходами, 235 километров трубопроводов. Вместе это многие сотни тысяч тонн металла. А есть еще огромный бетонный резервуар с защитной стенкой от штормовых волн. Демонтаж и утилизация всего хозяйства обойдутся в миллиард евро. Половину расходов возьмет на себя норвежское государство, остальное возместит международный концерн "Филипс Петролеум", прибыль которого от нефти и газа, добытых на месторождении "Экофиск", составила более 125 миллиардов долларов. Одну платформу такого рода просто затопили, что вызвало возмущение экологов. Поэтому "Морин" разделывают на части, стальные конструкции толщиной до пяти сантиметров режут струей воды под давлением 1000 атмосфер. Полученные куски грузят огромным плавучим краном на буксир и отвозят на остров Сторд, расположенный между Ставангером и Бергеном. Там металл режут на более мелкие части, сортируют и отправляют в переплавку на континент.

Ликвидация всех структур на "Экофиске" займет пятнадцать лет. Тем временем разрабатываются проекты освоения более северных месторождений. В Норвежском и Баренцевом морях уже разведаны новые запасы, которых хватит еще на 30 лет. Но добывать их надо как-то иначе, хотя бы потому, что некоторые из этих запасов лежат под толщей воды глубиной два километра. Поставить платформу на "ноги" такой длины, конечно, невозможно.

Варианты разрабатываются уже сейчас. Буровая платформа должна стоять на огромных понтонах, заякоренных на дне канатами с тяжелыми бетонными блоками. Или это должен быть буй в виде гигантской стальной бутыли высотой 250 метров, на три четверти заполненной нефтью и плавающей в вертикальном положении. Из воды будет выступать только "горлышко" бутыли - верхние 30 метров, где расположены производственные и бытовые помещения. Время от времени к бую должен подплывать танкер и забирать добытую нефть.

Эти разработки существуют пока лишь в виде моделей в масштабе 1:100, испытываемых в волновом бассейне. Разработчики считают, что бурильная платформа для разведки на нефть в океане должна выдержать шторм, который бывает раз в сто лет, с волнами высотой до 20 метров, а нефтедобывающая установка - даже "тысячелетний" шторм с волнами высотой до 35 метров. Ведь разрушение, пусть самое маловероятное, такой установки означало бы разлив нефти и гибель хрупких, крайне медленно восстанавливающихся арктических экосистем.

И без того в Северное море попадает ежегодно около 9000 тонн нефти, из них треть - в норвежском секторе. Дело в том, что с нефтью выкачивают со дна некоторое количество морской воды, которую затем сбрасывают в море. Правда, ее предварительно очищают, но допустимое международными соглашениями загрязнение составляет 40 миллиграммов нефти на литр воды, так и набираются тысячи тонн. Норвегия намерена ужесточить этот показатель до 10 миллиграммов, а остальные европейские нефтедобывающие страны с 2006 года перейдут только к 30 миллиграммам на литр.

Проектируется и целиком автоматизированная подводная установка для добычи природного газа. Она будет стоять на глубине 250 метров и отправлять полученный газ на континент по трубопроводу длиной 170 километров.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «О чем пишут научно- популярные журналы мира»