Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

«Русские рукавицы» в регистрах Зунда

Юрий Кирпичёв

В начале мая 2020 года была расшифрована, переведена на современный язык, оцифрована и выложена в открытый доступ последняя плёнка таможенных регистров Зунда. На сайте проекта Sound Toll Registers Online (STRO) появились записи за 1497 год — Колумб ещё не вернулся из второго плавания! Монументальный проект завершается: 700 томов таможенных журналов, 377 плёнок-фильмов, два с лишним миллиона записей за 360 лет — с 1497 по 1857 годы!

Эльсинор на раскрашенной гравюре «Атласа городов земного мира» («Civitates Orbis Terrarum»), 1588 год. Авторы: Georg Braun & Frans Hogenberg. Фото: www.soundtoll.nl.
Запись в регистрах Зунда от 7 сентября 1751 года о Парфёне Смирнове (Parfen Smernow на правой странице). Фото: www.soundtoll.nl.

Зундские таможенные регистры

Введению регистров в широкий онлайн-оборот мы обязаны голландцам. Ценя историю своей страны, они решили создать электронную базу данных, посвящённую мореплаванию, одной из самых ярких страниц своего прошлого, но быстро выяснили, что без зундских данных база окажется неполной, столь важна была для Нидерландов торговля с Балтикой. В 2009 году Университет Гронингена и Фризский центр истории и литературы Tresoar в Леувардене начали подготовку онлайн-публикации базы. С 2010 года проект стал воплощаться в жизнь, его надеялись завершить в 2017 году, но организаторы недооценили сложности и масштаба работ. Впрочем, устранение накладок, структуризация и классификация записей теперь всего лишь вопрос ближайшего времени.

Имеющихся в архивах и привлечённых специалистов не хватало, поэтому прибегли к помощи волонтёров. Ограничились группой в полсотни человек — практика показала, что это оптимальное количество. Каждый прошёл соответствующую подготовку и получил для работы один таможенный журнал. Также уже после расшифровки записей администраторы с благодарностью принимали помощь со стороны для работы по выявлению ошибок, в которой принимали участие многие, в том числе и я. К примеру, однажды мне удалось «закрыть Америку»! Я показал, что самый ранний рейс балтийского капитана на острова Вест-Индии на самом деле был сделан в Норвегию — расшифровщик хорошо знал язык, но хуже географию и его подвели похожие названия портов. После чего запись была исправлена и перемещена в другой раздел.

Участвуя в проекте с 2017 года, я уточнял некоторые моменты, отыскивал информацию о плаваниях в Россию и из неё — о российских капитанах и кораблях. Удалось найти записи о голландском шипмастере Яне Гилбрандте (он в 1703 году привёл первый корабль в Петербург) и составить по их частоте, количеству и характеру груза картину плаваний на Балтику, профессиональных успехов и активности этого капитана. Нашёлся рейс первого американского корабля в Петербург — капитану Джону Илвелу-младшему (порт приписки Бостон) посвящена запись от 24 июля 1741 года. Вёз он в Россию 168 000 фунтов brasilienholt — ценного бразильского дерева, предмета вожделений пиратов, источника бразилина, красного красителя для тканей.

Регистры дают возможность проанализировать объём и динамику поставок тех же красителей на Балтику, показать влияние континентальной блокады1 на зарубежную торговлю России (в 1807—1812 годах судопоток через Зунд сократился катастрофически) и то, что в XIX веке на её порты приходилось до четверти зундского грузопотока. Притом что через Зунд шло более 90% балтийской торговли.

Примеры можно множить. Суммы пошлин, уплаченных судами Российско-американской компании (так называлась компания с частно-государственным капиталом, акционерами которой были члены царствующей фамилии) на пути в Америку и обратно, свидетельствуют об убыточности этой компании, что и стало одной из причин продажи Аляски Соединённым Штатам. Отражены в записях имена Ф. Ф. Ушакова и М. П. Лазарева, гордости русского флота. Данные STR дают возможность оценить роль импорта американского хлопка в становлении текстильных мануфактур России, динамику развития торгового мореходства страны и т. п. Поэтому огорчительно, что регистры столь мало использованы в научных работах на русском языке. Многое можно почерпнуть из этого кладезя сведений — вплоть до числа капитанов из западных славян, хаживавших Зундом. Десятки тысяч фамилий капитанов фигурируют в этих записях. И сотни наименований товаров. Об одном из них и пойдёт речь. Почему я выбрал его? Потому что товар называется русским.

Рукавицы

Handschen, Handscher, Handsche, Handscker, Handscke, Handtscher — множество вариантов названий этого изделия встречается в регистрах Зунда. Граммар-фантазия клерков Хельсингёра (таможня располагалась именно в шекспировском Эльсиноре, как ещё называли этот датский городок2 на берегу самого узкого места пролива) была неисчерпаемой!

Название идентично русскому слову рукавицы (хотя включает и перчатки) и часто встречается вместе с шапками (Handsche huer dossin — дюжина рукавиц и шапок) или с ремнями (remmer). А зачастую они так и фигурируют в записях: Russiske handsker — русские рукавицы, даже если их шили не в России, а в шотландском Данди, главном экспортёре этого товара. Они были, как ныне говорят, брендом, известным видом товара, как фламандское полотно Flamsk lærred или краковское постельное бельё Krackouws Lerridt, каковые ткали во многих странах, включая Россию, а не только во Фламандии и Кракове.

Одна из самых ранних найденных записей о «русских рукавицах» датирована 10 мая 1562 года: шипмастер Виллем Баркер вёз из Liedtt (ныне Leith, Лейт — портовый район Эдинбурга) немало товара, в том числе «xxxvi Døssyn Handsche (xviii Daler)», то есть 36 дюжин рукавиц на 18 далеров (крупная серебряная монета высокого качества, датский аналог известного талера).

Вот ещё характерная запись тех времён, от 24 марта 1563 года: Карнелис Лангенелл (Carnelis Langeneell) из Ther Feer, ныне Вере (Veere), Нидерланды, задекларировал товары, кои вёз из Лейта на Балтику (порт назначения не указан, как было принято в те годы). Среди них имелось и «LXX Døssynn Handsche» на «xxxv Daler», то есть 70 дюжин рукавиц на 35 далеров. Из чего заключаем, что одна пара оценивалась в четыре скиллинга (далер насчитывал 96 скиллингов, мелких медных монет, вспомните английский шиллинг). Откуда следует, что деньги тогда были дороги (массовая порча монеты начнётся через 60 лет, во время Тридцатилетней войны).

В самой большой группе ранних записей (их в ней 117) с вариантом Handsche 64 раза упоминается Данди (как место резиденции капитана, либо как порт отправления), 19 раз Лейт и 8 раз Сент-Эндрюс, городок неподалёку от Данди, плюс несколько соседних городов и местечек (Абердин, Куинсферри и др.). Та же картина и с иными вариантами названия, что говорит чуть ли не о монопольном положении Шотландии в международной торговле рукавицами в 1563—1620 годы. Торговля шла интенсивно, и были капитаны, делавшие за год несколько рейсов оттуда на Балтику. Шили их, по-видимому, из шкур ягнят, каковые часто встречаются в коносаментах3 — Шотландия славится своими овцами.

Регистры разбиты на два отдела: 1497—1633 годы и 1634—1857 годы. В первом записи по разным товарам велись в разных журналах разными клерками, поэтому один и тот же рейс может встретиться дважды, трижды и даже четырежды, причём имя капитана и названия портов будут записаны по-разному. К тому же в то время крайне редко указывался порт назначения и далеко не всегда порт отправления. Всё это весьма затрудняет анализ грузо- и судопотоков.

Каков же итог поисков в ранних журналах? Нашлось около 520 рейсов с разного рода вариантами handscher, восемь записей с Rydsche handscher, Rydske и прочие варианты, указывающие на некую связь с Русью, и одна с Wanter (варежками).

Конечно, рукавицы это не жизненно важная для Европы рожь с Балтики, на которую в разных вариантах и сочетаниях приходится около 150 тыс. записей из 668 654, сделанных в первом периоде, но товар популярный. Не удивительно: вспомним Питера Брейгеля Старшего: в 1565 году он написал известную картину «Зимний пейзаж с ловушкой для птиц». На ней зима, Голландия укрыта глубоким снегом, замёрзшая река и множество народу — на коньках. В самом разгаре был «малый ледниковый период», на коньках тогда катались по Темзе, а у берегов Голландии корабли затирало льдами. В такие погоды без рукавиц несладко. Что интересно, везли их не только в страны Северной Европы — рейсы в Лиссабон также попадаются в регистрах!

Хотя подавляющее большинство записей касалось рейсов из Шотландии, и Данди с Лейтом — безусловные лидеры среди портов отправления, пару раз мелькает Нарва времён московского правления, а с начала XVII века всё чаще встречаются порты восточной Балтики: Рига, Ревель, та же Нарва и Либава, причём именно в связи с «русскими рукавицами».

Во втором периоде отражён 1 484 051 проход через Зунд. Сколько же судов везло рукавицы? На все варианты handske приходится 1335 записей, больше всего (828) вариантов handspiger (в первом периоде этот термин отсутствует). Wanter, vanter и их модификации дали 75 записей. «Русские рукавицы» всех грамматических фасонов — 877 рейсов. Так, 9 июня 1682 года Джордж Ферватер (George Ferwatter) вёз из Данди в Стокгольм сельдь, шерстяную ткань и носки, прочий товар, включая шкуры ягнят, и 1000 пар Rusche handsher. «Русские рукавицы» везли из Шотландии в Швецию!

Эту тысячу пар обложили пошлиной в 0,5 далера 12 скиллингов. Судя по отсутствию сообщений о повышенном тарифе (так, порой взимали «тридцатые деньги», то есть 1/30 от стоимости товара, плюс дополнительной пошлиной облагали товары некоторых ганзейских городов — Дания враждовала с Ганзой и т. д.), на них действовала стандартная ставка пошлины в 1%, и в таком случае эта партия рукавиц была оценена в 62,5 далера, а одна пара стоила шесть скиллингов. Как видим, инфляция имела место и за 120 лет рукавицы подорожали на 50%.

Влияние Америки на рост балтийской торговли

Кстати, об инфляции — в росте европейских цен в XVI—XVII веках велика роль недавно открытой Америки и Голландии — без-
условного лидера в морской коммерции. Эта маленькая страна была великой морской и колониальной державой, и на неё приходилось до двух третей не только балтийской, но и всей европейской торговли!

Но таковы парадоксы истории: своим возвышением Голландия обязана Испании, за освобождение от власти которой она боролась многие десятилетия. Дело в том, что торговое посредничество, в частности реэкспорт зерна и других продуктов сельского хозяйства, на чём поднялись города нижних провинций, стало особенно выгодным благодаря тому, что весь XVI век в Испанию тёк из Америки мощный поток серебра и золота. Он привёл к вспышке рыночной лихорадки, цены на товары непрерывно росли, благодаря чему Испания стала землёй обетованной для купцов-посредников, вёзших в неё товары из стран, где они были гораздо дешевле. А самыми дешёвыми они были в странах Восточной Европы, главный торговый путь откуда лежал по Балтике. То есть через Зунд.

Этот путь и привёл Голландию к процветанию, тогда как Испанию завёл в тупик. Дешёвые привозные товары душили её производителей, и без того угнетённых высокими налогами, тогда как злато-серебро, рекой уплывавшее за границу, стимулировало экономику иных стран. Торговая лихорадка вышла и за пределы Испании — реагируя на спрос, местные продавцы также стали вздувать цены, в особенности на продукцию сельского хозяйства. В итоге «революция цен» в той или иной мере охватила всю Западную Европу, что подстегнуло ставший чрезвычайно выгодным товаропоток с Балтики (регистры Зунда наглядно это демонстрируют), до стран которой, особенно до Польши и Московского государства волны этой революции докатывались сильно ослабленными. Оттого и была столь выгодной «нарвская», то есть русская торговля.

Нарва и русские капитаны

Всего во втором отделе регистров около 2,3 тыс. записей о рукавицах. То есть товар много веков пользовался постоянным спросом. Не скажу, что это удивляет, любопытно иное: в XVII веке Нарва потеснила шотландцев и лидировала в экспорте рукавиц (кто бы и где бы их ни шил) вплоть до 1702 года! Затем как отрезало. Почему? Потому что с попытки отвоевать Нарву Пётр I начал Северную войну. В 1701—1703 годах его войска нанесли шведам ряд поражений в Ливонии, захватили почти всю шведскую Ингерманландию, а 20 августа 1704 года взяли Нарву. Эстляндия и Лифляндия отошли к России, и наровчанам почему-то стало не до рукавиц.

В мае 1703 года войска царя взяли и шведский город Ниен с крепостью Нюенсканс, стоявшие при впадении реки Охты в Неву (в русском языке закрепился немецкий вариант названия крепости — Ниеншанц). На их месте возник Санкт-Петербург. Процветающий город Ниен (голландцы называли его Шанцтерней, Шанц дер Ниен и ещё десятками способов, вплоть до Ганстери) был хорошо известен мытарям Зунда. Фигурирует он в их записях и в связи с рукавицами.

Так, 1 июля 1688 года Ян Дириксен Хен (Jan Dirichsen Hen, резиденция в г. Хоорн, Голландия) вёз из Шанц дер Ниен (Schans der Nj) в Амстердам балки, большие стеньги и прочий корабельный лес, а также 425 рукавиц (Handspiger). Однако после 1703 года Ниен всё реже появляется в регистрах, да и называли так по инерции уже иной город: новую столицу России — Санкт-Петербург.

Возникает закономерный вопрос, а не было ли среди капитанов, возивших сей груз, русских? Были, но появились они на голубой арене поздно: Россия гораздо больше уделяла внимания военному флоту, нежели торговому, отчего долгое время её коммерческие экспедиции и отдельные плавания совершали военные корабли, включая многопушечные линейные. Что невыгодно с точки зрения экономики. Плавания «купцов», то есть гражданских коммерческих судов вплоть до 70-х годов XVIII века можно пересчитать по пальцам.

Вот одно из них: 7 сентября 1751 года Парфён Смирнов (Parfen Smernow) шёл из Петербурга в Амстердам и был всего лишь вторым русским гражданским капитаном, отмеченным на таможне Зунда (я искал старательно). Вёз 327 скиппундов пеньки (1 скиппунд, балтийская мера веса, ср. англ. Shippound, корабельный фунт = 20 Lispund = 320 фунтов = 158,7 кг), кудель, два вида льна, 100 рулонов тонкой парусины и 1000 пар «русских рукавиц» (Russiske handsker). Пошлина составила 67,5 далера и шесть скиллингов, плюс fyrpenge, «огневые деньги», то есть маячный сбор4. За рукавицы отдано 0,5 Da 17 Sk.

Иных записей найти не удалось вплоть до начала плаваний в Русскую Америку, что обычно означало кругосветное путешествие. Таков рейс капитан-лейтенанта В. С. Хромченко, записанного в регистрах как Lieutenant og Ridder (лейтенант и рыцарь, кавалер ордена) W. J. Chromschenske, а его корабль «Елена» как Russiske skib (ср. англ. ship — корабль) Helena. Рыцарь вёл его через Зунд 1 сентября 1828 года, и в его товарных коносаментах числилось 43 пункта: сталь и железо (листовое, прутковое, проволока, сетка и жесть); медь; табак и перец, сахар, кофе и специи; два сорта парусины; оконное стекло, бумага и оливковое масло; ликёр, портвейн и мадера. А также 287 пар Haandspiger — рукавиц.

Комментарии к статье

1 Континентальная блокада — система экономических и политических мер Наполеона I, направленная против Великобритании с целью удушения её торговли. Проводилась в 1806–1814 годах, в 1807 году к ней присоединились Италия, Голландия, Испания, Дания, Россия и Пруссия. Великобритания ответила контрблокадой, широким развёртыванием морской торговой войны и контрабандной торговлей.

2 За порядком в Зунде следили пушки замка Кронборг, стоящего на мысу у Хельсингёра. Он был перестроен королём Фредериком II в 1574—1585 годах (на деньги Зундских пошлин) из средневекового Крогена и стал прообразом замка, в котором разворачивается действие шекспировского «Гамлета». Имеется, кстати, довольно обоснованная гипотеза, что по некоторым причинам автору пьесы пришлось провести пару лет в Эльсиноре, благодаря чему он и знал так хорошо местные детали вплоть до направления сезонных ветров.

3 Коносамент — товарораспорядительный документ, выдаваемый перевозчиком грузовладельцу с обязательством доставить груз в порт назначения и выдать его законному держателю коносамента, с перечнем груза и описанием его видимого состояния.

4 Маячный сбор — сбор на содержание маяков. В те времена их роль выполняли костры на береговых возвышенностях или на специальных башнях. Часто встречаются также tøndepenge, то есть «буевые деньги», взимаемые на обустройство фарватеров бакенами и вехами.

Другие статьи из рубрики «По страницам Всемирной истории»




Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее