Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

В стране ледяного безмолвия

Е. И. Толстиков, Герой Советского Союза, начальник III антарктической экспедиции. Фото автора, рис. М. Стриженова

Как известно, советской антарктической экспедиции, работающей в восточной части континента, достались наиболее тяжелые, глубинные районы исследований. Еще первая советская экспедиция, возглавляемая М. М. Сомовым, пройдя в невероятно трудных условиях 375 километров в глубь материка, организовала к югу от «Мирного» станцию «Пионерская». Непрерывные ветры, достигающие скорости до 10—12 метров в секунду, и беспрестанные метели характерны для этого района. В полярную ночь морозы здесь доходили до 66,8 градуса. Летом 1957 года коллектив II комплексной экспедиции под руководством А. Ф. Трешникова сделал попытку продвинуться дальше в глубь континента. Так была создана станция «Восток-1», в 645 километрах к югу от «Мирного». Участники экспедиции провели здесь всю зиму. Сделанные наблюдения показали, что среднемесячная температура в этом районе ниже, чем в «Пионерской», на 7—10 градусов, а ветры значительно слабее. Абсолютный минимум температуры воздуха здесь оказался равным 73,2 градуса мороза. Летом 1957 года участники этой экспедиции достигли геомагнитного полюса, заложив основу для создания будущих станций «Восток» и «Комсомольская». На этих-то станциях и предстояло работать нам, участникам III комплексной антарктической экспедиции.

Наука и жизнь // Иллюстрации
Специальная одежда и маска хорошо предохраняли исследователей от холоди.
С самолета на станцию «Комсомольская» были сброшены бочки с горючим.
Наука и жизнь // Иллюстрации
В трех километрах от станции «Пионерская» велись наблюдения за застругами.
Наука и жизнь // Иллюстрации
Наши соседи, австралийские ученые, приехали в гости в «Мирный».
Наука и жизнь // Иллюстрации

На припайном льду

18 ноября 1957 года, на месяц раньше, чем в предыдущие годы, дизель-электроход «Обь» подошел к кромке припая «Мирного», Ширина припая составляла 33 километра. Имелось несколько трещин, которые, как говорится, «дышали». Местами сдои льда чередовались с прослойками воды и снега. Это заставило нас особенно тщательно обследовать лед и выбрать наиболее безопасный для транспорта путь. Можно было двигаться только в строго определенном направлении: малейшее отклонение от пути — и тракторы могли провалиться под лед. Когда 22 декабря теплоход «Кооперация» подошел к берегам Антарктиды, лед стал еще слабее. Начиналась весна, и толщина льда в некоторых местах достигала всего 40—50 сантиметров. Дорога стала опасной.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Ко всему этому часто свирепствовали штормовые ветры с пургой. Однажды во время выгрузки начался сильный шторм. Было решено отправить тягачи в «Мирный». В сплошной пелене снега, по хрупкому льду совершили 30-киломегровый переход эти 25-тонные машины. Остальные грузы удалось переправить через ближайшую трещину «на тот берег», который находился в 5 километрах от судна. Едва успели закончить переправу, как начался интенсивный взлом припая. Лед ломало и крошило на мелкие куски. В коротких просветах с судна можно было с трудом различить очертания саней, тракторов и самолетов, плавающих на отдельных льдинах. Несколько часов люди напряженно сражались с пургой. Почти весь груз удалось поднять на борт корабля, но один трактор и несколько саней ушли под лед. Так неприветливо встретил нас шестой континент.

Флаг над станцией «Советская»

В конце декабря из «Мирного» вышел санно-гусеничный поезд, возглавляемый кандидатом технических наук А. Ф. Николаевым. Отряд состоял из 10 мощных тягачей, тянувших по двое тяжело груженных саней. Он должен был доставить на станции «Комсомольская» и «Восток» 120 тонн груза, а на расстоянии 500—600 километров от «Комсомольской», в области относительной недоступности, создать станцию «Советская».

Этот поход был одним из самых сложных и трудных за все время экспедиции. В пургу и морозы, при недостатке кислорода и пониженном давлении, в сыпучих снегах, а местами в зонах трещин двигались тягачи по намеченному маршруту. За 69 дней было пройдено расстояние почти в 4 тысячи километров. В то время это был самый большой наземный маршрут за всю историю изучения Антарктиды.

При 60—65 градусах мороза осуществлялось строительство этой станции. Наконец на флагштоке было поднято знамя нашей Родины. Так на далеком от родных берегов материке, в краю вечных снегов начала работать шестая советская научная станция.

В климатических условиях каждой станции были свои особенности, к которым приходилось приспосабливаться. На станции «Оазис» и в обсерватории «Мирный» исследования затрудняли частые метели и сильнейшие ветры, достигающие скорости более 50 метров в секунду. Ветер буквально сбивал с ног. Это очень затрудняло передвижение. Почти непрерывная метель с частыми заносами наблюдалась также на станции «Пионерская». Все здания были здесь занесены толстым слоем снега. Поэтому большую часть времени сотрудники станции провели без дневного света. Приходилось глубоко под снегом прорывать специальные тоннели, которые соединяли отдельные рабочие места. В полярную ночь на самых глубинных станциях морозы доходили до 87,4 градуса. При такой температуре металл делается хрупким, а бензин не вспыхивает даже при опускании в него горящего факела. Естественно, что все внутриконтинентальные станции потребовали специального оборудования и снаряжения. Нужно было позаботиться и об установке центрального отопления. Это было особенно важно, так как при сжигании угля в печах выделяющаяся от сгорания пыль засоряет воздух, а кислород здесь надо беречь на вес золота,

В домах было тепло, но проводить наблюдения, сидя дома, нельзя. Нужно было вести систематические исследования атмосферы, наблюдать за полярными сияниями и т. д. Специальная одежда хорошо предохраняла от проникновения холода. Но как защитить от лютого мороза лицо, глаза и дыхательные пути?

Приходилось использовать специальные маски и очки. По гофрированным шлангам от кислородных приборов воздух поступал из-под одежды. Для обогревания были приспособлены электрогрелки мощностью по 40 ватт для ног, рук и груди. Ток в пункты наблюдений подавался по проведенному сюда кабелю. Но даже при таких мерах предосторожности при морозах ниже 70 градусов пребывание на улице более 10—15 минут было невозможным.

Конечно, работать в подобных условиях было совсем нелегко. Но народ у нас подобрался крепкий, закаленный. Научные коллективы станций, возглавляемые отважными полярниками В. К. Бабарыкиным, В. С. Сидоровым и М. А. Фокиным, полностью выполнили задания, предусмотренные программой МГГ, и даже перевыполнили их.

Весенние походы

Помимо научных работ, всю зиму в «Мирном» шла усиленная подготовка экспедиционных отрядов к весенним походам в центр Антарктиды.

Тягачи требовали капитального ремонта. Тщательно проверялась научная аппаратура и оборудование. Первый поезд в составе пяти вездеходов и четырех тракторов вышел из «Мирного» 27 сентября. Пройдя в тяжелых условиях 375 километров, он доставил на станцию «Пионерская» 50 тонн дизельного топлива, создав, таким образом, промежуточную топливную станцию для готовящегося в «Мирном» второго экспедиционного поезда. 23 октября этот поезд, состоящий из шести тягачей и одного вездехода, отправился в путь. На «Комсомольской» оба поезда встретились. Они были здесь переформированы и снова разделились на два отряда.

Один из них двинулся на станцию «Восток», чтобы доставить туда груз для будущей IV комплексной антарктической экспедиции. А другой направился к станции «Советская» и к полюсу относительной недоступности.

Три месяца длились эти походы. Несмотря на начало весны, морозы упорно держались на 40—50 градусах. Иногда шли сквозь пургу, при полном отсутствии видимости; направление движения определяли по приборам. Вездеходы с трудом тянули тяжело груженные сани. На пути часто встречались большие снежные заносы — надувы. Нередко их высота достигала 1,5—2 метров. В таких свежеобразовавшихся сугробах машины буксовали. На санях рвались сцепные устройства. Однажды утром поднялся сильнейший ветер — начался ураган. Скорость ветра в «Мирном» достигала 40 метров в секунду, а в районах первого поезда — 30 метров в секунду. Продолжать путь стало невозможно. Мы по радио связались с двумя отрядами первого поезда. Штурман Авсюк сообщил: «Стоим в 130 километрах от «Мирного». Пурга. Ветер около 30 метров в секунду. Видимость менее 5 метров. Все здоровы. Настроение бодрое». Через сутки погода несколько улучшилась. Ветер утих. Небо прояснилось. Отряды снова двинулись в путь. Шли строго по следу, так как малейшее отклонение от дороги могло привести в зону трещин. Иногда след терялся. Тогда приходилось вылезать и ощупью отыскивать дорогу. Используя кратковременное улучшение погоды, из «Мирного» поднялся самолет под управлением летчика Иванова. После недолгих поисков штурман Байдала нашел колонну тракторов возвращающегося в «Мирный» отряда и по радио сообщил им курс следования.

В результате похода второго поезда был достигнут так называемый полюс относительной недоступности, то есть место, наиболее отдаленное от берегов. В пункте, расположенном в районе 82°06' южной широты и 55°00' восточной долготы, на высоте 3 710 метров над уровнем моря, была создана еще одна советская станция — «Полюс недоступности».

Наблюдения с самолета

Большую работу выполнил и наш авиационный отряд. Сотни тонн грузов — продовольствие, аппаратуру, горючее — доставили самолеты на станции и в экспедиционные отряды. Многие полеты были сопряжены с большим риском. Так, в очень трудных условиях были совершены продолжительные перелеты в глубину Антарктиды по маршруту «Мирный» — южный географический полюс — американская станция «Мак-Мурдо» — «Мирный»; к полюсу относительной недоступности и на австралийскую станцию «Моусон». Проводившиеся во время этих полетов работы по барометрическому нивелированию восточной Антарктиды позволили собрать обширный материал для составления карты высот этого района. Было установлено, например, что самая высокая точка антарктического плато составляет 4 тысячи метров над уровнем океана. Она расположена между 81°00' и 82°30' южной широты и 65°00' и 80°00' восточной долготы. От вершины этого ледяного купола к северо — северо-востоку тянется гребень, максимальная высота которого составляет 3 600 метров. Он проходит между станциями «Советская» и «Восток» и идет далее к северу. С этими вершинами связан также обширный отрог, простирающийся далеко на восток. От ледника Эймери далеко в глубь континента простирается ложбина. А вот южный географический полюс, оказывается, лежит в котловине, находящейся на высоте 2 800 метров над уровнем моря. Длительные полеты позволили также провести подробнейшую аэрофотосъемку, разведку льда и погоды, актинометрические исследования и наблюдения за атмосферным электричеством. Были взяты пробы облачных элементов. Чрезвычайно интересным оказался полет, который совершил экипаж самолета «Ли-2» под командованием летчика Н. А. Школьникова. Впервые за всю историю изучения Антарктиды самолет приземлился в самом центре материка, в полюсе относительной недоступности.

Сложный полет под командованием летчика В. М. Перова был совершен на бельгийскую антарктическую станцию «Бодуэн». Как известно, экипаж этого самолета спас четырех бельгийских полярников, потерпевших аварию.

7 декабря 1958 года во время полета к полюсу относительной недоступности было обнаружено несколько неизвестных ранее горных вершин. Пирамидальная вершина зарегистрирована в точке 75° 12' южной широты и 61°12' восточной долготы. Их высота определена в 3300 метров над уровнем моря, Крупная горная цепь, состоящая приблизительно из семнадцати вершин, расположена вдоль 74-й параллели между меридианами 60°00' и 63°30' восточной долготы. По пути следования отмечены два ледяных купола и начало неизвестного ледника. Важные результаты дал осмотр с самолета горы принца Чарльза. Здесь обнаружен очень интересный район, который может считаться внутриконтинентальным оазисом.

Экспедиционные полеты помогли внести ряд уточнений некоторых прежних представлений. Так, на американских картах в районе Американ Хейленд имеются обозначения горных цепей, якобы открытых в 1939 году американским исследователем Линкольном Элсуортом. 12 апреля 1958 года на высоте 400 метров советский самолет проследовал над этим районом и никаких гор здесь не обнаружил. Весьма продуктивными были наблюдения экспедиционной группы наших ученых на безымянном острове, расположенном между морскими границами глетчеров Денман и Скотта, которая была сюда доставлена также самолетом.

Некоторые результаты исследовании

Большое применение, особенно в экспедиционных походах, нашли сейсмический и гравиметрический методы наблюдений. С их помощью определена мощность льда и подледный профиль Антарктиды от береговой зоны в районе «Мирного» до почти наивысшей точки материка—до полюса относительной недоступности.

Вот о чем говорят эти наблюдения.

Изучение рельефа показывает, что на протяжении 200 километров к югу от «Мирного» ледник залегает почти на уровне моря, хотя имеются отдельные впадины и возвышенности. На участке между 200 и 400 километрами от берега прослеживается достаточно крупное платообразное поднятие горных пород, залегающих здесь в среднем на высоте 600—700 метров над уровнем моря.

На юге это плато граничит с крупной впадиной, тянущейся на 600 километров, дно которой опущено на 900 метров ниже уровня моря. В этом месте получена максимальная толщина льда, она составляет почти 4 тысячи метров. От границ этой впадины до станции «Комсомольская» подледный рельеф близок к уровню моря. Между «Комсомольской» и полюсом относительной недоступности выявлен залегающий глубоко подо льдом весьма пересеченный горный массив, наивысшая точка которого в 300 километрах к юго-западу от станции «Советская» составляет 3 тысячи метров над уровнем моря. Здесь зафиксирована наименьшая толщина льда, она равна 800—900 метрам.

На основании всех проведенных наблюдений участники III комплексной антарктической экспедиции сделали вывод, что Антарктида является материком, а не архипелагом, как до сих пор это предполагали многие ученые. Это подтверждает и проведенный анализ обнаженных пород прибрежной зоны, среди которых наблюдается материковая структура платформенного типа. Площадь подледного материка несколько меньше, чем это обозначено на карте; очевидно, вокруг него расположена целая группа островов.

Весьма любопытные данные дали метеорологические наблюдения. Установлены климатические зоны Антарктиды. Мы провели анализ снежного покрова. Установлено, что плотность снега в глубине Антарктиды наибольшая в теплый период года, а наименьшая — в холодный. Средняя величина осадков определена в 50—80 миллиметров. Систематические измерения температуры позволили сделать вывод, что районы станций «Советская», «Восток» и «Полюс недоступности» являются полюсами холода земного шара, где среднегодовая температура близка к минус 57°.

Интересные данные получены в результате сопоставления материалов аэрофотосъемки побережья в районе «Мирного» за 1956 и 1958 годы. На протяжении 2 435 километров здесь зафиксированы малейшие отклонения береговой черты. Оказалось, что в среднем за год отсюда в море сбрасывается 450 квадратных километров льда, или от 45 до 55 кубометров воды. Средняя скорость течений выводных ледников колеблется от 0,5 до 5 метров в сутки.

Важные данные получили синоптики. Они установили, что над ледяным куполом Антарктиды довольно часто наблюдаются циклоны, которые иногда заносят сюда тропический воздух. Существовавшее ранее мнение о том, что над куполом якобы располагается мощный стационарный циклон, неверно. Установлено также, что более интенсивная широтная циркуляция в атмосфере над южным полушарием повышает интенсивность циркуляции северного полушария.

Интересные выводы получены в результате изучения атмосферного электричества, определения содержания озона, свечения ночного неба, а также измерения интенсивности солнечной радиации. Так, например, на внутриконтинентальные станции «Советская» и «Комсомольская» поступило 96 процентов радиации, проходящей к границе атмосферы. Это больше, чем все известные на земном шаре величины поступления солнечной радиации на Землю. Очень важные результаты получены геофизиками. Их наблюдения за поведением магнитного поля Земли и земных токов, ионосферы, полярных сияний и космических лучей вносят много нового в изучение этих процессов.

Весьма ценные данные собраны также в области химии осадков, биологических и гидрологических исследований. В частности, в результате выполненных зимой одной из гидрологических станций наблюдений теперь по-новому рассматривается водообмен между Антарктидой и омывающим ее океаном.

Что касается врачей, то они на практике смогли убедиться, что человеческий организм после необходимого для него периода акклиматизации может приспособиться к самым низким температурам.

В настоящее время в Антарктиде работают три станции: «Восток», «Мирный» и вновь организованная станция «Лазарев». Станция «Оазис» нами передана польским ученым.

Работа советской экспедиции проходила в тесном контакте с учеными других стран. Несколько раз в «Мирный» заходили американские и австралийские суда. Наши соседи детально ознакомились с работой всех советских экспедиционных отрядов и результатами исследований. В свою очередь, мы также побывали на австралийской станции «Моусон», американской станции «Мак-Мурдо», новозеландской — «Скотта», на бельгийской — «Бодуэн». Везде нам был оказан теплый и радушный прием.

Как известно, по взаимной договоренности между странами — участницами антарктических исследований состоялся обмен между учеными. У нас в «Мирном» работали чехословацкий геофизик А. Мркос и американский ученый М. Рубин, которые провели ряд интересных исследований, Советский метеоролог П. Д, Астапенко работал год в Центральном бюро погоды на американской геофизической станции «Малая Америка».

Мы уверены в том, что подобные совместные исследования ученых различных стран над одними и теми же проблемами не только дадут важные научные результаты, но и внесут существенный вклад в дело укрепления мира во всем мире.


Случайная статья