Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

НЕЖДАННЫЙ ГОСТЬ

Н. Красильников (Москва)

Наша палатка находилась в долине под могучей чинарой. Отсюда мы с рассветом уходили в горы на полевые работы, сюда же возвращались на отдых.

Однажды вечером наша кашевар Тоня заглянула в палатку и воскликнула:

- Поглядите, ребята, кто к нам пожаловал!

Мы, понятно, выскочили наружу. Смотрим, неподалеку от чинары, метрах в двадцати, стоит огромная птица. Переминается с ноги на ногу. Какая-то нахохленная, помятая...

- Гриф, - удивился я. - Бородач-ягнятник. Собственной персоной пожаловал!

- И что ему, интересно, надобно у нас?

- Нет, братцы, птица так просто не подойдет сама к человеку...

- Может, кто-то ее ранил?

Мы двинулись навстречу незваному гостю. Гриф не повернул обратно в горы, не попытался взлететь или отбежать от людей. Ему явно не здоровилось. Мы взяли птицу за крылья и подвели к палатке.

Наш изыскатель Анатолий Степанович, к счастью, по первой профессии оказался ветврачом. Он без труда нащупал в зобу у птицы кость, но вытащить ее удалось с великим трудом. Целый час мы "ассистировали" нашему Айболиту, пока тот с помощью железных крючков и плоскогубцев не извлек - сантиметр за сантиметром - на свет злополучную кость. То ли домашней козы, то ли овцы... Размером со сковородную ручку. Хорошо еще, что "пациент" оказался послушным, не выказывал сопротивления.

Бородача мы оставили в лагере: не выгонять же больную птицу. Дня через два гриф полностью пришел в себя. Ел все, что предлагали с общего стола. Птица приобрела лоск, былую силу и мощь. Иной раз делала вид, что защищается, если кто-либо приближался к ней. Однако явных агрессивных намерений не наблюдалось. Понимала, видимо, кто ее спас.

А я иногда любовался закатно-бурым оперением грифа, его длинными узкими крыльями, клиновидным хвостом. Но особое внимание привлекал массивный роговый клюв, под которым красовалась "борода" из жестких щетинистых перьев. Поэтому, наверно, грифа и назвали бородачом-ягнятником.

Когда гриф полностью выздоровел, мы отвели его поближе к скале: тяжелой крупной птице с земли даже с разгона подняться трудно. Ей обязательно нужен обрыв.

Вот наш гость короткими шажками подошел к скале, оттолкнулся и... полетел, полетел!

Круг за кругом, набирая высоту, он словно не хотел с нами расставаться. Да и нам тоже стало грустно: мы успели подружиться и привыкнуть к нему.



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «О братьях наших меньших. Зооуголок на дому»