Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Российская археология в 2018-м: главные находки и открытия

Обзор подготовили Егор Антонов и Юлли Улётова

1. Клад в черепе мамонта

Клад в черепе мамонта. Палеолитическая стоянка «Зарайск Е».
Заклад из кремней, крупных камней, нуклеуса и куска охры в черепе мамонта между бивнями. «Зарайск А», 2004 год.
Шлем из некрополя «Волна-1».
Наука и жизнь // Иллюстрации
Костяные накладки, бронзовые скобы и колки от арфы из некрополя «Волна-1».
Реконструкция древнегреческой кифары с деталями инструмента из некрополя «Волна-1».
Схема крепления порожка и струнодержателя на кифаре.
Мраморная статуя из Мирмекия.
Золотые листья, бисер, застёжки-фибулы, пряжки и ожерелье в погребении некрополя «Фронтовое 3».
Пронизь с подвеской каплевидной формы с сердоликовой вставкой и окантовкой зернью.
Пластинчатая серьга.
Перстень со вставкой-печаткой из сердолика.
Слева: стеклянная вставка в перстень с печаткой. Справа: оттиск печатки.
Редкий вариант «инкерманской» застёжки-фибулы. Все находки — из некрополя «Фронтовое 3».
Василий Новиков держит в руках меч из культового комплекса, открытого в Гнёздово.
Золотая византийская монета (фолис) императора Феофила. Находка из кургана в Гнёздово.

На палеолитической стоянке в Зарайске («Зарайск Е», Московская область) обнаружили клад, который находился внутри черепа самки мамонта возрастом 16—25 лет. Из черепа были вынуты бивни, а в одну из образовавшихся полостей (альвеолу) положены каменные орудия: крупные пластины, резец, нож со следами использования и камень, побывавший в очаге. Возраст клада — около 19 тысяч лет.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Несомненно, предметы из клада представляли для древнего жителя Зарайска особую ценность. Но зачем их прятать? Самое простое объяснение — орудия сложили, чтобы использовать потом, но по какой-то причине забыли о них. Нельзя исключить того, что клад имел культовое значение.

Руководитель экспедиции Института археологии РАН кандидат исторических наук Сергей Лев говорит, что в подмосковном городе уже находили что-то похожее. Так, в 2004 году на стоянке «Зарайск А» археологи открыли заклад из крупных камней, нуклеуса и куска охры, помещённый между бивнями. Кроме того, на соседней стоянке были обнаружены небольшие ямки, в которые, явно намеренно, уложили в определённом порядке орудия и пластины.

2. Шлем-«Гермиона», арфа и кифара

На Таманском полуострове, в его юго-западной части, находится крупный некрополь «Волна-1»; с 2016 года археологи исследовали там более 600 погребений. Кладбище принадлежало греческому городу, основанному, как считают авторы раскопок, в VI веке до н. э., то есть в то время, когда греки начали осваивать побережье Керченского пролива.

В мае 2018 года археологи обнаружили довольно редкую находку — греческий шлем, который относится к коринфскому типу, группе «Гермиона», и датируется первой третью V века до н. э. Своё название группа получила по аналогии с древнегреческим городом (а не по имени подруги Гарри Поттера, как кто-то мог подумать). Точно такие же шлемы изображены на известных античных скульп-турах — Афины Паллады и Перикла.

«Гермиона» из «Волны-1» — вторая такая находка в России. «Единственный подобный шлем на территории бывшей Российской империи нашли в середине XIX века в Киевской губернии в кургане у села Ромейковка. В греческих городах Северного Причерноморья подобные шлемы ранее не встречались», — рассказал начальник экспедиции Института археологии кандидат исторических наук Роман Мимоход.

По мнению археологов, шлем принадлежал воину, который погиб где-то на Таманском полуострове (восточная часть греческого Боспорского царства). Похоронили его в склепе из сырцового кирпича.

В другом погребении — грунтовом семейном склепе IV века до н. э. — нашли костяные накладки, бронзовые скобы и колки. Всё это — части арфы-тригона, треугольного музыкального инструмента. Эта находка — редкость не только для России, но и для всей Ойкумены (греческого мира). Тригон из некрополя «Волна-1» — один из трёх сохранившихся подобных музыкальных инструментов. При этом первая и самая полная находка из Афин датируется V веком до н. э., а от второй сохранились только колки (они найдены в Таренте и относятся к III—II векам до н. э.).

Несмотря на то что основа из кожи и дерева до нас не дошла, по числу сохранившихся колков ясно: у арфы было 30 струн. То, как лежали части инструмента, говорит о серьёзном повреждении. Вероятно, её сломали специально и аккуратно положили в могилу. (Обычай, когда вещи усопшего нарочно повреждали, — довольно распространённая в древности практика.)

В ещё одном погребении, которое принадлежало воину, умершему в 480-х годах до н. э., нашли костяной струнодержатель, железный порожек для поднятия струн над декой и небольшую резную пластинку из кости (украшение или медиатор-плектр). Они были частями лиры или кифары. Однако лира, как правило, имела резонатор из панциря черепахи, а его в погребении не оказалось, так что, скорее всего, это была кифара. Судя по числу и положению прорезей-желобков, найденный инструмент — классический, семиструнный.

3. Боги Мирмекийские

На городище Мирмекий (небольшой боспорский город в границах современной Керчи) в прошедшем году нашли фрагменты сразу трёх мраморных статуй.

Одна из находок — мраморный торс высотой 24 см. Он был частью композитной (то есть составной) статуи: в нижней части фрагмента есть отверстия для штырей, с их помощью он крепился к основанию. Эта сидящая скульптура изображает какого-то бога, но какого — неясно. Возможно, это был Зевс.

На ещё одном небольшом фрагменте мрамора сохранилось лицо юноши или девушки. Вероятно, лицо было частью большой двухфигурной композиции, которая могла украшать надгробие. Датируется рельеф V веком до н. э.

Третья и самая заметная мраморная находка сезона — статуя высотой 1,15 м, которая изображает одетого, вероятно в хитон, мужчину с открытым торсом. Судя по положению тела и слегка согнутой в колене ноге, левой рукой он на что-то опирался. К сожалению, опора, а также голова, руки и ступни статуи были отбиты ещё в древности. Отверстия для штырей в руке и шее говорят о том, что эта статуя тоже была композитной. Скульптура хорошо обработана со всех сторон, а значит, она предназначалась для кругового осмотра.

Статуя изготовлена в I—II веках н. э. Как считает руководитель экспедиции Эрмитажа Александр Бутягин, больше всего она напоминает Эскулапа, бога медицины. Скульптура могла украшать местное святилище (его пока не нашли, но есть косвенные данные о его существовании).

4. Золото поздних скифов

Археологам, работавшим на строительстве трассы «Таврида», крупно повезло: в юго-западном Крыму они наткнулись на неграбленый могильник поздних скифов. Эти варвары — один из самых загадочных народов в истории полуострова.

Долгое время считалось, что они были потомками «классических» скифов, знаменитых своими курганами. Но в Крыму, постоянно контактируя (торгуя и воюя) с греческими Боспором и Херсонесом, смешиваясь с местными варварами, бывшие кочевники (вроде бы) настолько изменились, что некоторые современные исследователи стали сомневаться в преемственности между скифами-кочевниками и поздними скифами.

Могильник, получивший название «Фронтовое 3», датируется II—V веками. Археологи исследовали его полностью — открыли более 100 погребений. Весьма внушительна и коллекция находок — более 1300 единиц: оружие, конская узда, застёжки-фибулы, бусы, браслеты, серьги, кольца, пряслица, краснолаковая посуда, стеклянные сосуды, ножи и прочее. Все эти находки ценны, прежде всего, как образцы античного прикладного искусства, однако…

«История поздних скифов интересна не только сама по себе, но и тем, что она показывает, как античная культура влияла на варваров и как они влияли на неё, как волны миграций накатывались одна за другой, перемешивая и причудливо переплетая местные народы. Не все детали этих процессов ещё ясны, и пролить на них свет могут только масштабные и тщательные раскопки. Именно поэтому так важно изучение могильника «Фронтовое 3», — считает руководитель Крымской новостроечной экспедиции Института археологии РАН доктор исторических наук Сергей Внуков.

5. Привет от викингов и… Аллаха

Кажется, что сотрудники объединённой экспедиции Московского университета, Исторического музея и заповедника «Гнёздово» как-то договорились с леди Удачей. В 2017 году они после 30-летнего перерыва нашли скандинавский меч (см. «Наука и жизнь» № 2, 2018 год). В прошлом году археологи объявили о находке сразу двух таких мечей.

Как рассказал начальник отряда кандидат исторических наук Василий Новиков, один из мечей был найден в культовом комплексе, который представлял собой округлую площадку, окружённую рвом. Внутри площадки оказался ещё один ровик, разомкнутый с южной стороны. При образовавшемся «входе» и был воткнут меч. Кроме того, здесь же была вырыта яма, в которой совершили погребение по обряду кремации. Аналогичные комплексы на территории Древней Руси неизвестны.

Другой меч нашли в кургане с парным погребением первой половины Х века. Усопших сожгли, на месте кострища вырыли яму, в которую и воткнули меч, а кроме того, копьё. Курган оказался довольно богатым. По словам начальника отряда кандидата исторических наук Сергея Каинова, нашли две железные гривны с молоточками Тора, серебряный перстень, несколько арабских дирхемов (серебряные монеты) и золотой византийский солид (монета императора Феофила), два золотых слитка, а также три сердоликовые вставки в перстне. На каждой из вставок есть надпись на арабском языке. Сразу были прочитаны две: «Воля Аллаха» и «Победа принадлежит Аллаху». В Гнёздово это первая находка арабских надписей. Золотые слитки в погребениях на территории Древней Руси не находили ни разу.

При подготовке обзора использованы материалы пресс-службы и сайта Института археологии РАН (archaeolog.ru), «Дневника занятого археолога» (gnezdovo.blogspot.com), а также комментарии Александра Бутягина и Николая Сударева. Иллюстрации предоставили Александр Бутягин, Роман Мимоход и Николай Сударев.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Вести из экспедиций»