Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

САД ИЗ ТЫСЯЧИ СОРТОВ

В. Дадыкин, ученый агроном.

При дефиците саженцев в прошлые времена нынешнее их изобилие кажется манной небесной, правда, отечественный материал стал почему-то редкостью, да и российских производителей растений остались считанные единицы. Расскажем об одном из них - Научно-производственном центре биотехнологии "Фитогенетика".

За отечественными саженцами в столичных ярмарочных центрах по-прежнему очереди. Садоводов "научила" прошлая зима, когда погибли или сильно пострадали хвойники, рододендроны, вейгелы, будлеи, многие луковичные, садовая земляника, яблоньки и груши, привезенные из зарубежья. Но рынок снова назойливо предлагает саженцы, выращенные в питомниках южной Европы, на вид весьма соблазнительные, в больших пластиковых горшках.

Об этом я и начал свой разговор с начальником производства одного из российских питомников - НПЦ "Фитогенетика" А. А. Шипуновой.

"Хотите знать, почему российский садовод покупает польские розы, немецкую сирень и итальянский крыжовник, которые, скорее всего, придется выкорчевывать уже следующей весной? - переспросила меня Анна Аркадьевна. И коротко объяснила: - Садовым центрам, а точнее, посредническим фирмам гораздо выгоднее закупать весь посадочный материал именно там по оптовым ценам, которые втрое ниже российских из-за низкой себестоимости производства. И дело тут не столько в механизации и автоматизации. Сама южная природа с продолжительным и теплым вегетационным периодом тому способствует: лето там на несколько месяцев длиннее нашего. Метровый прирост саженцев получают под открытым небом, а мы - в теплицах, которые вынуждены отапливать, используя дорогостоящее горючее и электроэнергию".

Из многих десятков питомников в нынешних обстоятельствах сумели выжить лишь единицы: два опытных питомника при Московском и Орловском институтах (ВСТИСП и ВНИИСПК) и еще по одному в Московской, Кировской областях и Чувашии. Вновь созданных, частных, тоже немного, с мизерными объемами производства.

Судя по отзывам специалистов, Научно-производственный центр биотехнологии в Туле - самое крупное питомническое хозяйство России на сегодняшний день. Десять лет назад это было небольшое производство, организованное известным в стране тульским оборонным предприятием. Сейчас здесь несколько обогреваемых, круглогодично действующих теплиц общей площадью 3000 м2 и четыре лаборатории биотехнологии, оснащенные по последнему слову техники.

"А знаете, что лидирует в рейтинге спроса вот уже несколько лет? Рассада садовой земляники, - поделилась коммерческой информацией А. А Шипунова, добавив: - Особенно после ее массовой гибели прошлой холодной зимой. Второе место поочередно занимают совсем разные растения: сирень, розы, вишня, крыжовник ".

ПИТОМНИК В ПРОВИНЦИИ

Дважды за прошлое лето побывал я в окрестностях Тулы, хотелось своими глазами удостовериться, насколько ценно все то, что продает питомник.

Рядом с теплицами маточный сад, отсюда берут исходный материал для размножения и здесь же проводят "дегустацию" поочередно созревающего урожая. С каких деревьев он исчезает быстрее всего, тот сорт и получает наивысшую коллективную оценку.

Удалось и мне попробовать прямо с веточки плоды и ягоды многих продаваемых сортов. Запомнились ягоды крыжовника Грушенька, нежные, с почти неощутимой кожицей, и ягоды Садко, с медовым привкусом. Всего же в коллекции питомника около 10 сортов. И, как мне рассказали, большинство покупателей в первую очередь интересует почему-то не вкус, а цвет плодов крыжовника, чаще всего спрашивают зеленые и желтые. И... ошибаются, поскольку красные и черные ягоды содержат чуть ли не вдвое больше витаминов и биологически активных веществ.

Гордятся тульские питомниководы и тем, что сумели создать у себя самый богатый по количеству новейших сортов вишневый сад. Еще 100 лет назад возами вывозили сушеные плоды вишни за рубеж, а вишневые наливки по стоимости приравнивались к квасу. Но, увы, об этом можно лишь вспоминать, поскольку в последние десятилетия все наши прежние знаменитые "владимирки" и "шубинки" будто переродились: они не только потеряли былую урожайность, но и сами стали усыхать сразу от двух неизличимых грибных болезней - коккомикоза и монилиоза. Рекомендации спасать их медьсодержащими препаратами оказались малоэффективными: помогают лишь многократные опрыскивания, да и то в строго определенные фазы развития растений, угадать которые садовод может далеко не всегда. Проще вырубить деревья. Вот их и не стало!

Сейчас в саду питомника целая коллекция из вишневых сортов нового поколения урожайностью до 16 кг с дерева, крупноплодных (до 5 г), разных сроков созревания и, если не полностью иммунных (невосприимчивых) к болезням, то высокоустойчивых к ним. И размножены они не по традиционной технологии - отводками и черенками, а с помощью "культуры тканей".

В западных странах стоимость оздоровленных саженцев, выращенных из клеток, многократно выше, чем обычных, полученных традиционным методом, а в тульском питомнике практически одинаковая.

Среди новинок-рекордсменок вишневых сортов: зимостойкие, которым не страшны даже лютые морозы, - Щедрая, Русинка, Малиновка, Быстринка; самые крупноплодные - Молодежная, Память Еникеева, Черешневидная, Студенческая, Вишневская; самая ранняя - Куйбышевская ранняя; самые вкусные - Брюнетка, Светлая, Волочаевка; наиболее урожайные - Орлица, Память Еникеева, Студенческая. Все эти сорта вишни самоплодные, они не требуют для завязывания плодов каких-либо опылителей и образуют мало пустоцветов даже в прохладную и дождливую погоду, когда насекомые почти не летают. Около 30 сортов коллекции предназначены для выращивания в средней полосе, в частности в Московской области.

Заинтересовала меня также коллекция крупноплодных, урожайных сортов сливы (до 40 кг с дерева). Среди них Ренклод Харитоновой, Золотистая, Радость, Еникеевская, Синеокая, Утро, Эдинбургская, Занятная. В Тульском НПЦ они уже на "потоке", так же как и пользующиеся спросом летние сорта яблонь (55 сортов) и груш (39 сортов). Кое-что из грушевых новинок удалось попробовать. Самой ароматной и вкусной, тающей во рту, оказалась Августовская роса.

К плодовому саду примыкает огромный цветник - почти 70 сортов роз самых невероятных расцветок (от белоснежных до темно-фиолетовых, почти черных). Разные они и по высоте куста: от миниатюрных карликов (10-15 см) до трехметровых гигантов (плетистые розы). Почти все сорта роз выдержали суровую зиму прошлого года, а теперь их размножают.

Сопровождавшая меня по питомнику Анна Аркадьевна не преминула подчеркнуть, что все 300 тысяч саженцев они выращивают и продают с закрытой корневой системой, в горшках и полиэтиленовых пакетах с комом земли, что предполагает полное сохранение их корневой системы и соответственно 100-процентную приживаемость, а стало быть, повышенную зимостойкость. Всего же на "конвейере размножения" в НПЦ "Фитогенети ка" - 50 разных культур 400 сортов. Проходят проверку и испытание еще 600. В общей сложности тульский питомник располагает тысячами сортов различных плодово-ягодных и декоративных культур. Чем не ботанический сад?

В ПРОБИРКЕ - СТО САЖЕНЦЕВ

Ежегодно выхаживать 300 тысяч саженцев на сравнительно маленьком клочке земли - двух гектарах - было бы невозможно, если бы не было у НПЦ "Фитогенентика" лаборатории биотехнологии.

Наверное, любой, кто видит подобную лабораторию впервые, воспринимает ее как школьный кабинет химии, перегруженный микроскопами, пробирками, колбочками с сотнями разных химических веществ.

А по сути, там в течение всего года десятки тысяч раз ежедневно повторяют одну и ту же операцию: под бинокулярами микроскопа с многократным увеличением с верхушки побегов срезают "эксплант" - крошечную (доли миллиметра) ткань и, соблюдая стерильность, помещают ее в желеобразную среду, насыщенную особыми веществами, вызывающими быстрое пробуждение и рост пазушных клеток. Вы росший зеленый "пучок", в свою очередь, попадает под скальпель на операционный "стол", здесь его делят на множество микрочастей, которые и становятся своего рода чистым оздоровленным "семенем" для последующего выращивания в пробирке. Опять-таки в стерильной среде, на основе агар-агара, куда добавлены очищенные для последующего питания и жизнедеятельности растений минералы и биостимуляторы.

Все это лишь приблизительная схема растительной биотехнологии. (Кстати, она ничего общего не имеет с клонированием животных.) "За кадром" - множество деталей, связанных с составом питательных сред, их чередованием, подбором индивидуальных доз тех или иных веществ не только для каждой из плодово-ягодных культур, но и для отдельного сорта, чтобы он "захотел" размножаться делением клеток. А еще нужны определенная освещенность (до трех тысяч люксов), особые спектры свечения (при росте - только белый, а при развитии корешков - розовый и красный). Время ежедневных "процедур" - по 16 часов в течение круглого года, влажность внутри "инкубаторов" - субтропическая, близкая к 100-процентной.

Не менее кропотливая процедура ожидает крошечные растения при адаптации их к обычным условиям, в период перехода от "ясельного" возраста к более-менее взрослому. В качестве промежуточной барокамеры используются обычные стеклянные теплицы.

Такое выращивание растений позволяет не просто экономить площадь (в одной крошечной пробирке выращивают целый сад), а, как говорят сами биотехнологи, принципиально повысить коэффициент размножения. Скажем, если обычно из одного черенка (в лучшем случае - почки) вырастает одно деревце или куст, то здесь их получают до тысячи штук. Представьте: огромный многогектарный сад из первоначальной верхушечной ткани размером 0,1 миллиметра!

Многие садоводы знают, что вроде бы одинаковые деревья яблони даже одного сорта отличаются друг от друга не только урожайностью, качеством и размером плодов, но и формой кроны. Любой биолог объяснит, что причина этого в том, что почки или черенки для прививки были взяты из разных частей кроны.

При размножении в биотехнологической лаборатории все растения становятся близнецами, поскольку выделены не просто от лучшего прародителя, но и с оптимального участка кроны. Такие саженцы при последующей посадке в самом обычном саду в первые годы значительно меньше подвержены разного рода заболеваниям и даже нападению вредителей.

И еще об одном плюсе новой технологии. При традиционном подходе для появления в широкой продаже любого нового сорта требуется как минимум 10-15 лет, а то и больше. А туляки ускоряют этот процесс до полутора лет. К примеру, недавно узнали, что по соседству, в своей же области, при доме-музее Л. Н. Толстого "Ясная поляна", восстановлен старый сад, где жива-здорова любимая писателем Антоновка. Теперь решили начать переговоры о приобретении этого генетического богатства, хотя бы одной веточки. Тогда за считанные месяцы у каждого из нас появится возможность получить не копию, а самое настоящее деревце известного писателя.

А еще в экспериментальной лаборатории биотехнологии предполагают начать опыты по микроразмножению груши. Пока эта технология никому не удавалась. Получится - саженцев генетически низкорослых сортов груш у нас будет предостаточно. Да таких, что только ленивый их не вырастит.


Литература


Бутенко Р.Г. Культура изолированных тканей растений и физиология морфогенеза. - М.: Наука, 1964.

Бутенко Р. Перспективы, открываемые клеткой // "Наука и жизнь", 1986, № 3.

Высоцкий В. Питомник в пробирке // "Наука и жизнь", 1980, № 4.

Дмитриева Н., Саркисова М. На пути к конструированию растений // "Наука и жизнь", 1974, № 5.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Вести из институтов, лабораторий, экспедиций»