Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Остафьево достопамятно для моего сердца

И. Врубель

Об усадьбе «Остафьево» журнал рассказывал в июле 1988 года. Редакция решила повторить эту публикацию. Автор обозначен скромно: И. Врубель. А между тем Ирина Николаевна Врубель (1936—2008) была прекрасным знатоком Пушкинской эпохи. Она работала в Книжном фонде Государственного музея А. С. Пушкина, изучала редчайшие книги и документы. Усадьба Вяземских была ей знакома по изображениям тех времён, когда это место считалось средоточием русской культуры.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Но побывав однажды в доме отдыха «Остафьево», Ирина Николаевна поняла: усадьба взывает о помощи. Разрушающийся дом лишился бельведера, изящная колоннада превратилась в убогий застеклённый коридор, где разместились столовая, кинозал и бильярдная. О внутреннем убранстве Врубель не могла говорить без слёз. Священный для русской культуры кабинет Н. М. Карамзина стал обычной спальней для отдыхающих.

В любом серьёзном деле нужен организатор. Инициативу Врубель поддержали. Усадьбу спасли. Однако потребовалось много времени, прежде чем в ней открылся музей с постоянной экспозицией — постепенно собирали экспонаты, приводили в порядок парк, реставрировали дом...

В 2017 году усадьба «Остафьево» стала лауреатом конкурса «Московская реставрация».

Память. Ею живо человечество, ей оно обязано тем, что сегодня стало основой нашей цивилизации, всем тем, что завещаем мы грядущим поколениям.

Куликово поле, Михайловское, Мамаев курган — это не только наше славное прошлое, но и свидетельство отношения наших современников к этому прошлому. Ежегодно тысячи людей, или, как их называет директор Пушкинского заповедника С. С. Гейченко, паломников, стремятся соприкоснуться с истоками своей истории и культуры, идут и едут в памятные места и музеи. И далеко не всегда они знают, что здание, в которое они вошли, в котором будто витает дух прошлых столетий, построено не так уж давно, в наше время, нашими современниками. Да, дом Пушкина в Михайловском, сожженный фашистами, возрожден после войны, но об этом не думаешь, когда входишь в него, в его тихие комнаты, в которых, как и сто с лишним лет назад, живет Пушкин «с бедной нянею» своей, а за окном — те же холмы, течет та же Сороть. И при этом воздаешь должное тем, кто вложил душу и труд в дело восстановления, кто взял на себя заботы по возрождению реалий прошлого, без которых наша жизнь была бы неполной, а память короткой...

Купить PDF
Журнал добавлен в корзину.
Оформить заказ


Случайная статья