Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ БОТАНИКА. РОЗЫ

А. В. Цингер

Александр Васильевич Цингер (1870-1934) - известный русский педагог-физик, начал заниматься популяризацией знаний со студенческих лет. Он не упускал возможности приобщить к увлечению физикой своих знакомых и однажды даже демонстрировал опыты с жидким воздухом Льву Толстому. Цингер придумывал интересные задачи и наглядные физические эксперименты, составлял методические пособия, занимательные задачники и хрестоматии, содержащие рассказы на самые разные темы, от природы и техники до искусства и литературы. Впоследствии известный популяризатор Я. Перельман использовал некоторые материалы из этих публикаций.

В 1912 году А. В. Цингер основал первый русский методический журнал "Физика", а в 1919 году по его инициативе в России впервые был создан научно-методический центр по преподаванию физики в школе - Центральный физико-педагогический институт.

Далеко не все друзья и коллеги уважаемого профессора-физика знали о его второй страсти - ботанике. Любовь к этой науке зародилась еще в юности и не без влияния отца, Василия Яковлевича, доктора математики и доктора ботаники. (Редчайший случай присуждения одному лицу столь высоких степеней по не очень близким наукам.)

В детстве и отрочестве Саша сначала присматривался к растениям, изредка выполнял поручения отца по составлению гербариев, учился классифицировать образцы среднерусской флоры. Позднее он стал тщательно собирать интересные сведения о растениях России и других стран, читал ботаническую литературу, ставил доступные опыты, советовался со специалистами. В зрелые годы очень много полезного он узнал во время поездок в Крым, где общался с учеными-ботаниками Э. Альбрехтом и С. Станковым. Постепенно набирался материал для книги, работа над которой продолжалась около семи лет.

Впервые эта книга - "Занимательная ботаника" - вышла в 1927 году. Выпустило ее издательство "Время" в серии "Занимательная наука". Автор в предисловии скромно называет пятнадцать глав книги "бесхитростными любительскими беседами". На самом деле он сочинил прекрасный "букет" ботанических сонетов, "пропетых" прозой. Книга имела огромный успех, и тираж ее быстро разошелся. При жизни автора она трижды переиздавалась. Пятое (1951) и шестое (1954) издания книги бережно отредактировал профессор С. Станков. "Занимательная ботаника" была переведена на болгарский, венгерский, немецкий, польский, украинский языки.

Предлагаем читателям одну из глав-бесед этой книги. Текст публикуется по последнему изданию с небольшими сокращениями.

Ю. МОРОЗОВ.
РОЗЫ

Разные виды диких роз, например, наш шиповник, могли привлекать внимание еще первобытного человека. Начало садовой культуры роз теряется в глубокой древности. Может быть, именно розы были первыми растениями, которые человек стал разводить ради их красоты. Бесчисленное множество старинных сказаний и легенд говорит о розах, которые уже тысячи лет воспеваются поэтами на всевозможных языках.

Ни древние египтяне, ни древние евреи не знали роз. Правда, Соломон в "Песнь песней" говорит о "Саронской розе", но уже давно доказано, что это ошибка библейских сочинителей: речь здесь идет не о розе, а о лилии. По историческим данным, культура роз процветала лишь в древней Персии (Иране) и оттуда заимствована была греками. В Иране же в стародавние времена создавался даже поэтический образ "соловья, влюбленного в розу"...

Древние греки во время празднеств украшали гирляндами из роз свои дома, храмы, статуи богов и пиршественные столы, за которыми в венках из роз возлежали пирующие. Розами венчали победителей, розами убирали новобрачных, розами осыпали покойников и надгробные камни. В древнем республиканском Риме в начале лета справлялся "день роз", день поминовения всех умерших.

Римский хозяин, собирая друзей на интимный обед, вешал над столом ветви белых роз. Это означало: "мы здесь будем беседовать без стеснений, но для посторонних наши речи - секрет". В Помпее в нескольких домах сохранились нарисованные на потолках ветви роз.

В более позднюю эпоху Римской империи на празднествах - уже не ради символов, а просто для украшения - изводилось совершенно фантастическое количество роз. За одним из пиршеств во дворце Нерона на тысячи пирующих гостей непрерывным дождем сыпались розовые лепестки (в парадных залах римских домов потолки посредине делались неперекрытыми).

Император Гелиогабал воспользовался подобным розовым дождем, чтобы отделаться от своих приближенных, в которых он подозревал тайных врагов. Собрав их на пир, он приказал запереть все выходы и всю залу доверху засыпать розами. Гости погибли, заживо погребенные под душистой горой нежных цветов...

На мировой рынок ежегодно поставляется несколько десятков тонн драгоценного розового масла, добываемого из цветов так называемой казанлыкской розы и используемого для духов, варенья, ликеров. Но чтобы добыть один килограмм масла, требуется примерно 500 килограммов цветов.

Ботаники интересуются также дикорастущими розами - предками тех разнообразных пышных роз, которые разводятся специалистами и любителями цветоводства. Одной из таких диких роз является всем нам знакомый шиповник. Его ботаники называют по-латыни - роза канина, то есть ... роза собачья. Почему "собачья"? Право, не знаю. Возможно, что это просто взято из старинного народного названия, чтобы подчеркнуть, что эти розы не имели ничего общего с культурной розой.

У нас на севере встречается, впрочем, преимущественно другой вид шиповника, так называемая роза коричневая (Rosa cinnomomea), по сходству коричневой окраски его коры с цветом корицы (по-латыни растение корицу называют Cinnomomum).

На сегодня только в Северном полушарии известно около 400 дикорастущих видов роз (шиповников). Из них около трети можно найти в Европе, частью, впрочем, это будут розы, завезенные садоводами из Азии и Африки и потом одичавшие на европейской почве. Все дикие розы, как и наш шиповник, бывают обыкновенно немахровые. Цветки - либо отдельные, более крупные, либо собранные в гроздья, более мелкие, - бывают разных цветов: розовые, пурпурные, алые, бледно-желтые, совсем белые и т.д. Среди диких роз есть несколько вьющихся. В Крыму часто можно видеть живописную картину: какое-нибудь небольшое дерево или кустарник, густо осыпанные цветами опутывающей его вьющейся розы. Ученый-ботаник, впрочем, может упрекнуть нас за слово "вьющаяся". Эти розы не вьются, не обвиваются своими стеблями, а лишь цепляются за опоры своими загнутыми книзу шипами. Кстати сказать, для сведущего ботаника ходячая сентенция "нет розы без шипов" далеко не верна: есть виды роз с ничтожными шипами, а есть и совсем без шипов.

Простые, немахровые цветы многих диких роз все же очаровательны и по своим формам, и по окраске, и по тонкому, приятному запаху.

Но розе нет дела до окружающего, она занята своей "любовью". Она разукрасила и надушила свои цветы совсем не для людей, любующихся ею: ей нужно принимать крылатых насекомых, чтобы они переносили с цветка на цветок, с куста на куст оплодотворяющую пыльцу. Посмотрите: пчелы, шмели, мухи и бабочки в погоне за капелькой сладкого нектара, сами того не зная, служат любви между цветами. Вот в середину цветка влепилась тяжелая блестящая бронзовка! Ну, эта, может быть, и перенесет пыльцу, но больше наделает беды: она бесцеремонно грызет и тычинки, и пестики, и лепестки. К осени, когда венчики давно опали, наша дикая роза покрывается ярко-красными "ягодами". Ученый-ботаник нас тут может опять уличить в неточности выражения. Красные "ягоды" шиповника - совсем не ягоды, а лишь ложные плоды: они получились совсем не из тех частей цветка, из которых образуются настоящие плоды. Настоящие плоды розы - это те зернышки, которые находятся внутри оболочки, покрытой красной мякотью. Для кого же так заманчиво краснеют эти "ягоды", издалека видные в зарослях кустов, сбросивших свои пожелтевшие листья? Не для того ли мальчонки, который рвет их, чтобы обгрызть сладкую мякоть? Или для той девочки, которая сделала из них себе бусы? Не для той ли затейницы-хозяйки, которая делает из них оригинальное варенье? Или, может быть, для собирателей полезных лекарственных растений? Ведь "ягоды" шиповника содержат много противоцинготного витамина С - ценного лечебного продукта. Но роза, создавая яркую, вкусную приманку, "имела в виду", конечно, больше дроздов и соек, чем людей. Нашей розе, как и всякому растению, надо разослать своих детей подальше. Но у плодиков розы нет ни летучек, чтобы носиться по ветру, ни каких-нибудь крючочков, чтобы прицепиться к шерсти пролезающей среди кустов лисицы. Как же разослать своих потомков подальше? Птица склевывает красные ягоды, мясистая оболочка дает ей сытную пищу, но самые плодики благополуч но проходят через птичий кишечник непереваренными и не потерявшими своей всхожести. Где-нибудь они попадут на землю, выброшенные вместе с пометом. Здесь они разовьются в новые цветущие кусты, которые будут, в свою очередь, жить, красоваться, благоухать и создавать поколения.

Интересно устроена зеленая чашечка цветка розы. Ее пять зубцов окаймлены выступами и язычками так, что два зубца имеют каемки с обеих сторон, два - совсем без каемок, а у одного - каемка только с одной стороны. Удобство приспособления для цветка, еще прячущегося в бутоне, понятно. Пять каемок закрывают пять щелей. Если бы хоть одной каемки не хватало, одна щель осталась бы неприкрытой, шестая каемка была бы лишней и могла бы мешать.

Если бы удалось подсчитать все те труды, все те средства, которые тратили и тратят люди на культуру садовых роз, итог, вероятно, получился бы ошеломляющий. Ведь список разводившихся сортов "царицы цветов" превышает шесть тысяч! Все это богатое разнообразие форм и окрасок выведено из нескольких немногочисленных диких видов. Это достигнуто, во-первых, путем облагораживания диких роз, т.е. воспитанием их из поколения в поколение в садовых условиях и отбором более красивых экземпляров; во-вторых, путем скрещивания, т.е. получения помесей между разными сортами. За тысячи лет садовой культуры родство между различными сортами роз так перепуталось, что в нем иногда не могут разобраться опытные специалисты.

Даже лучшие сорта роз в нашем климате - зябкие, жалкие, беспомощные создания, не способные не то что привольно, а хоть сколько-нибудь сносно жить без постоянного хлопотливого ухода. (В последние десятилетия выведены зимостойкие сорта роз для посадки в садах, парках и скверах средней полосы. - Ю. М.) Может быть, они привольно развиваются среди вечного лета тропиков? Совсем нет. В Бьютензорге (на острове Ява), в тропическом ботаническом саду садоводы развели розы в окружении чудес тропической флоры. Бедные северянки чахнут, задыхаясь в жаркой влажной атмосфере, и их цветы совершенно лишены аромата. Благодатные уголки Кавказа и Крыма, юг Франции и Италия - вот наиболее благоприятные места для роз.

...Садовник подводит нас к цветущему кусту, на котором вперемежку распустились где белые, где красные розы.

- Не правда ли, - говорит садовник, - чудесный Ланкастер-Йорк?

При этом названии мне начинает припоминаться что-то знакомое. Ах, да это из истории Англии. Дом Ланкастеров и дом Йорков вели долгую и кровопролитную войну за престол, которая называлась "войной Алой и Белой розы", так как у одних на гербе была алая, а у других - белая роза.

В наши дни цветоводы продолжают изощряться в получении новых и новых сортов роз. Издавна стараются получить черную розу! Цветков такого цвета, который физики признали бы настоящим черным, вообще не бывает, но цветоводы разводят теперь розы такого темного красного цвета, что при неярком вечернем освещении они отлично могут сойти за черные.

Издавна также мечтают цветоводы получить голубую розу. По почину Гёте, для этой цели розы выращивают в теплицах с застеклением синего цвета. Как будто это придает розам синеватый оттенок, но настоящей синей или голубой розы никто еще не вырастил. Ботаники, однако, склонны думать, что это - дело неосуществимое. Роза принадлежит к числу растений, совсем не способных давать голубые цветы. Правда, не так уж редки экземпляры роз с зелеными цветами, но, интересные для ботаников, они не особенно привлекают садоводов.

Большие успехи достигнуты цветоводами в получении новых сортов роз, например, плетистых, плети которых достигают четырехметровой длины, почвенно-покровных, расстилающихся ковром по земле, миниатюрных и, конечно же, чайно-гибридных роз.(Чайными называются потомки роз желтого и розового цвета, привезенные из Индии и Китая в конце XVIII - начале XIX века; чайно-гибридные розы получены скрещиванием чайных с розами других сортов. Среди них есть розы акварельно-канареечного цвета, бело-кремовые, розово-серебристые и другие. - Ю. М.)

По-своему интересна "вьющаяся" мелкоцветковая "вечноцветущая" роза. Не то чтобы уж "вечно", но с ранней весны и до поздней осени эта роза действительно может цвести. На нашем юге на стенах одноэтажны х дач или вдоль невысоких заборов можно видеть вьющиеся розы с кистями небольших пурпурных или белых цветов. Такие же розы вы увидите и на балконах санаториев, но на них розы растут слишком аккуратно и симметрично. Внизу же розы развертываются по своей прихоти, и весь уход за ними сводится к сокращению их завоевательных позиций: чтобы роза не слишком залезала к соседям и не слишком заплетала окна и двери. Отдельные цветы таких роз не очень красивы, но зато какое обилие их!

На больших экземплярах, говорят, бывает до 50 000 цветов, цветущих одновременно. (Вам, быть может, это число покажется маловероятным? А пробовали вы подсчитывать число кистей на цветущей сирени, черемухе, число цветков на яблоне?) Такие розы из Восточной Азии завезены были в Европу лишь в конце XVIII века, когда европейские садоводы начали многое перенимать из высокоразвитой садовой культуры Китая и Японии.

Это замечание относится только к мелкоцветковой "вьющейся" розе. "Вьющиеся" розы с крупными цветами растут в Европе с незапамятных времен, и некоторые их экземпляры чрезвычайно долговечны.

В маленьком немецком городке Хильдесхайме растет роза (немахровая), возраст которой не менее восьмисот, а может быть, тысяча лет. Эта "старушка" ежегодно, хоть и не столь обильно, как в былые времена, покрывается цветами, а ведь ей было уже несколько сот лет еще тогда, когда не родились прабабушки наших прабабушек!

В заключение нашего рассказа о розах мне хочется упомянуть о том, что любители флоры часто называют розами некоторые растения, совсем не относящиеся к настоящему ботаническому роду роз. В наших теплицах и оранжереях нередко можно видеть так называемую "китайскую розу" с очень крупными (до 12 см диаметром) ярко-красными цветами. Оригинальную особенность эффектного цветка представляет высовывающийся из него очень длинный султан тычинок, из которых выступает еще более длинный столбик. Не надо быть глубоким знатоком ботаники, чтобы подметить, что эта "роза" совсем не сродни настоящим розам: при некотором навыке нехитро угадать, что растение относится к тому семейству Мальвовых (Malvaceae), которому принадлежат наши просвирники (Malva) - травы с розовыми цветами, часто растущие близ человеческого жилья.

Неправильное по существу название настолько укоренилось, что вошло и в научный паспорт китайской розы, - ботаники прозывают ее гибискус роза синензис (Hibiscus rosa sinensis).

"Альпийскими розами" обычно называют низкорослые рододендроны (Rhododendron) с небольшими розовыми, красными или желтыми цветами. Эти обильно цветущие кустарнички массами встречаются у нас на Кавказе, в горах Сибири и в других высокогорных местностях. С настоящими розами они сходны, пожалуй, только розовым цветом венчиков у некоторых рододендронов, но строение цветка у них совсем иное. Они относятся к семейству вересковых и, следовательно, сродни нашему вереску и бруснике, клюкве и голубике.

Употребляя принятое название "альпийская роза", следует остерегаться возможной тут путаницы. Дело в том, что среди самых настоящих роз есть одна, живущая на горах. Ботаники называют ее - роза альпина (Rosa alpina), т.е. альпийская роза. Не следует из-за сходства названий путать эту настоящую розу с розами-рододендронами. Это один из многочисленных примеров, показывающих, что только научное название дает точное указание, о каком именно растении идет речь.

Упомянутая роза альпина замечательна тем, что именно она-то и является "розой без шипов". В старину ее часто воспевали поэты. Ведь двести-триста лет тому назад горный спорт был совсем не в ходу. Наши предки не любили, да и боялись лазать повыше. Не только области вечных снегов, но и менее высокие области альпийских растений казались им недоступными. Поэтому "роза без шипов" была символом труднодостижимого идеала.



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Классики популяризации»