Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ТРАДИЦИИ ДОМА ХЛУДОВЫХ

М. Хлудова

Воспоминания Сергея Васильевича Хлудова (в рассказе "Фейерверк", который мы предлагаем читателям, автор выступает под вымышленной фамилией Коромыслов) долгое время хранились в семейном архиве. В редакцию их принесла его дочь - Мария Сергеевна Хлудова. Она же и написала предисловие - историю, как одно поколение приходило на смену другому. Описание подробностей быта того времени (свидетелей которого уже не осталось), как проходили будни и праздники, - штрихи жизни ушедшей эпохи.

У известного московского предпринимател я Алексея Ивановича Хлудова ("хлудовская мануфактура") было четыре сына. Одного из них - Василия Алексеевича Хлудова (1841-1913) (вместе с братом Михаилом) отдали в Петропавловское училище в Москве, затем он окончил два факультета - естественный и медицинский - Московского университета, позднее в течение двух лет слушал курс лекций по химии в Гейдельбергском университете. Большой знаток музыки, он прекрасно играл на фортепиано, импровизировал на органе, выписанном им из Германии и установленном в его доме в Хлудовском (Хомутовском) тупике в Москве. (В 1898 году Василий Алексеевич подарил этот орган Малому залу Московской консерватории, где в течение более полувека на нем играли многие выдающиеся музыканты.) Василий Алексеевич был весьма красив, обаятелен, прост в обращении и без труда очаровывал окружающих. Он женился на Нине Флорентьевне (урожденной Перловой). Все пятеро их детей отличались музыкальностью: старший сын играл на скрипке, второй на трубе, и все играли на рояле. В любой час дня в доме слышалась музыка.

В. А. Хлудов владел тремя иностранными языками, путешествовал неоднократно по всей Европе. Эрудиция его по вопросам медицины и естествознания была поразительной, а круг интересов чрезвычайно широк. Он занимался проблемами металлургии, экспериментальной медицины, биологии, эндокринологии, садоводством, теоретической механикой, интересовался астрономией и даже созданием вечного двигателя.

В отличие от отца - Алексея Ивановича Хлудова, практически не получившего никакого образования, но сумевшего построить четыре текстильные фабрики и нажившего миллионные капиталы, Василий Алексеевич, блестяще образованный, в делах постоянно терпел неудачи.

Получив свою долю наследства после смерти отца в 1882 году, Василий Алексеевич вкладывает значительный капитал в покупку и освоение земель вокруг Сочи, бывших в то время всего лишь посадом. В журнале "Русский вестник" за 1894 год читаем: "Первое место в ряду культурных начинаний и притом не только в Сочи, но и на всем побережье принадлежит саду и винограднику имения "Раздолье", принадлежащего В. А. Хлудову и расположенного в 4 верстах от посада. Трудно себе представить что-либо более широкое и грандиозное и по замыслу, и по исполнению. Общая поверхность имения 1900 десятин. Сад фруктовый разведен на пространстве 120 дес., виноградник занимает 90 дес., деревьев в саду - 35 тысяч. Вина получено в первый год плодоношения (1893) 4500 ведер, ожидается в 1894 - 6500 ведер. Затрачено с 1882 года, когда имение куплено, свыше 1,6 млн. руб. Посреди сада - питомники тропических, декоративных, хвойных и самых редких оранжерейных растений. В. А. Хлудов, не жалея денег, выписывает интересные растения со всех концов земного шара и обладает многими, единственными в своем роде коллекциями. В ботаническом отношении здесь собраны большие богатства".

Эти богатства со временем превратились в огромный парк, так называемый Хлудовский парк в городе Сочи, существующий до сих пор под названием "Ривьера". Другие же начинания Василия Алексеевича оказались не так удачны. Из-за слишком частой посадки виноград загнивал, гранаты оказались кислыми, крымские сорта яблок в условиях Кавказа не оправдали ожиданий. Новый в то время метод приготовления вина на чистых культурах, который он ездил изучать во Францию и который смело использовал почти на всем винограднике, не оправдал себя: вино получилось низкого качества. Имение приносило одни убытки, и Василий Алексеевич в конце концов был вынужден продать большую часть его Министерству земледелия всего за 500 тысяч рублей, а то, в свою очередь, распродало его по частям, городскими или дачными участками, частным лицам.

К срочной продаже участка В. А. Хлудова вынудили также и другие обстоятельства. Благодаря его доверчивости в 1897 году шайка мошенников вовлекла Василия Алексеевича в акционерное общество "Сталь", организованное Международным коммерческим банком под личным патронажем великого князя Петра Николаевича. Общество собиралось разрабатывать месторождения серебра и богатейшие, "неисчислимые" залежи железной руды вблизи Ладожского озера, о чем свидетельствовали исследования крупного австрийского ученого, приглашенного для независимой геологической экспертизы. На деле же руда находилась лишь на поверхности и никаких залежей не существовало, ученого подкупили. На удочку мошенников попались многие частные лица и предприниматели, в том числе такие крупные московские промышленники, как Н. П. и К. П. Бахрушины, В. И. Якунчиков, С. В. Перлов, но В. А. Хлудов пострадал больше всех - из 67 тысяч выпущенных обществом "Сталь" акций 20 тысяч купил он. Кроме того, великий князь Петр Николаевич, пригласив Василия Алексеевича на обед, одолжил у него крупную сумму денег на строительство своего дворца в Крыму с обещанием в короткое время вернуть деньги с процентами. Через несколько лет, когда вскрылось истинное положение дел в обществе "Сталь", Хлудов захотел вернуть обратно свои деньги, но получил ответ от уполномоченного великого князя: денег у него в данный момент не имеется, и он может расплатиться лишь паями общества "Сталь".

Один из сыновей Василия Алексеевича - Алексей Васильевич Хлудов (1887-1959) вспоминал: "Научно-изыскательская деятельность моего отца была действительно разносторонней - я помню (мне исполнилось в то время 10 лет), как он добывал из рыбьих молок фосфорнокислый спермин, о лечебном действии которого тогда имели представление очень немногие. Вместе с тем он был пионером виноградорской и винодельческой промышленности на Кавказе. Я отлично помню его ходящим по виноградным плантациям среди рабочих-турок, перепачканного землей, в грязном чесучовом пиджаке и старой соломенной шляпе, то радостного, то расстроенного, в зависимости от результатов его наблюдений за посаженными им растениями. Я помню и громадную кирпичную печь, выложенную в нашем саду в Москве, где он и его приятель, очень известный в то время московский доктор Богуш, пытались создать новый процесс выплавки не то чугуна, не то стали. Я помню его вынимающим пинцетом каких-то червей из уха девочки, дочери крестьянки соседней деревни (операция была совершена удачно). Он так же успешно готовил мази от ревматизма и пилюли от расстройства желудка - действие последних мы испытывали на себе (и весьма удачно). Наконец, я помню его растворяющим целлулоид в ацетоне и уксуснокислом эфире для придуманной им ванны, в которой он пропитывал деки изготовляемых им скрипок. Действуя этим методом, он предполагал превзойти старых итальянских мастеров и создать лучшие в мире по тону скрипки. Однако, несмотря на то, что все проблемы, над которыми трудился отец, как будто имели практическую целеустремленность, настоящая деловая хватка у него отсутствовала ".

Вместе с доктором Богушем Василий Алексеевич организовал в своем доме химическую лабораторию, где, в частности, занимался разработкой новых методов получения анилиновых красителей. Метод был найден, но патент на него не получен, так как другой исследователь опередил его буквально на несколько дней, заработав на этом огромные деньги.

Василий Алексеевич отличался широтой души и добросердечностью. Однажды ему пришел перевод на 30 тысяч рублей в Коломенское отделение Государственного банка. Получив деньги, он положил их в карман сюртука и сел в поезд, идущий в Москву. Была зима. В вагоне стояла жара, Василий Алексеевич снял шубу и повесил ее на крючок. Когда подъезжали к ближайшей станции, стало смеркаться, и тут он увидел, что какой-то незнакомец снял с крючка его шубу и быстро пошел к выходу. Василий Алексеевич вскочил и бросился за ним. Поезд затормозил, вор выскочил на платформу. Василий Алексеевич остался на площадке и стал кричать, чтобы привлечь внимание жандарма. Вор был немедленно схвачен, и составлен протокол. Когда через некоторое время Хлудова вызвали в суд в качестве потерпевшего, вид вора показался ему таким ничтожным и жалким, что он пожалел его и сказал, что не помнит, этот ли человек украл его шубу. Подсудимого оправдали. Выходя из суда, Василий Алексеевич встретил оправданного вора, и тот обратился к нему с просьбой помочь ему чем-нибудь, как невинно пострадавшему. Василий Алексеевич сказал: "Я отлично помню, что шубу стащил ты, но пожалел тебя и не сказал правды". Дал ему три рубля и посоветовал больше не воровать. "За вашу доброту благодарю вас и скажу: хорошо, что не выскочили за мной на платформу, - ответил вор. - За вами следили с банка и знали, сколько денег везете. Я взял шубу, только чтобы выманить вас из вагона, тогда бы вас окружили и деньгам вашим, а может, и вам был бы каюк!"

Свояк Василия Алексеевича Н. А. Варенцов вспоминает о нем так: "Василий Алексеевич был интереснейший человек, его энциклопедичность поражала; когда он был в ударе, то его речь, по какому бы ни было предмету, всегда отличалась яркостью и оригинальностью. Подбадриваемый собравшимся обществом лиц, ему симпатичных, он увлекал всех присутствующих, вечер за чайным столом проходил незаметно до глубокой ночи. В доме собиралось весьма разнообразное и разностороннее общество. Здесь бывали - основатель консерватории Николай Григорьевич Рубинштейн, композитор Сергей Иванович Танеев, критик Ларош, музыкант А. В. Соловцов, проф. Николай Егорович Жуковский, С. А. Муромцев, генерал Драгомиров, писатели - супруги Мережковские и Андрей Белый, врачи - профессора Шервинский, Бехтерев, Остроумов, Филатов и др. Было очевидно, что эти люди приходят к В. А. Хлудову не как к богатому меценату с целью получить от него какой-нибудь интерес материальный, но его общество доставляло им удовольствие, принося много любопытного и нового".

После неудач в практической деятельности Василий Алексеевич углубился в духовное миросозерцание, стал задумываться о загробной жизни, что привело его к увлечению спиритизмом. Одновременно он читал и перечитывал Евангелие, испещряя пометками и пытаясь перетолковать евангельские мысли по-своему. Стал издавать брошюры на эти темы и даже ездил к Л. Н. Толстому, но темы их бесед остались неизвестны.

Увлечения отца разного рода "опытами" заразили Сергея. Записки, которые он оставил, передают подробности быта и жизни интеллигенции того времени.



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Невыдуманные истории»

Детальное описание иллюстрации

Известный московский предприниматель Алексей Иванович Хлудов ("хлудовская мануфактура") пробился из низов. Сын крестьянина, он вместе с братьями построил три фабрики, а четвертую, Ярцевскую (под Смоленском), оснащенную по последнему слову техники, основал сам, на пустом месте. Портрет работы художника Н. А. Заваруева (1858) находится в музее В. Тропинина.