Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ВЫНУЖДЕННАЯ ПОСАДКА

И. ПИСЬМЕННЫЙ. Рисунки Н. Кундуховой.

Доктор технических наук Иосиф Львович Письменный многие годы проработал в одном из ведущих отечественных авиационных КБ. В последнее время он занялся литературным творчеством. Его перу принадлежат воспоминания о работе и коллегах и несколько рассказов, жанр которых можно назвать юмористической фантастикой (см. "Наука и жизнь" № 11, 2005 г.). Но кто знает, может быть, фантастическим идеям, предложенным автором, суждено осуществиться? Ведь во всякой шутке есть доля правды.

Пролог

При возвращении на Землю "Каравелла-54" неожиданно попала в метеоритный дождь и по указанию Центра должна была совершить кратковременную остановку на астероиде № 32-317 для тщательного осмотра и необходимого ремонта.

Отправляясь на загородную виллу, Руководитель Центра космических полетов отдал приказ, чтобы дежурные офицеры Центра немедленно ставили его в известность о всех сообщениях с борта "Каравеллы-54". В любое время дня и ночи.

По закону вредности звонок раздался под утро. Руководитель Центра нажал кнопку на прикроватной тумбочке и увидел на экране, вмонтированном в стенку, дежурного офицера:

- Прошу прощения, сэр, но получено сообщение с "Каравеллы-54".

- Читайте!

- Посадка выполнена в полном соответствии с "Руководством". На астероиде нас приветствовала делегация местных жителей с транспарантами "Добро пожаловать!"

- На каком языке написаны транспаранты? - съязвил Руководитель Центра.

- На английском и русском, - невозмутимо ответил дежурный офицер.

- Перестаньте нести чушь. На этом астероиде нет никаких земных колоний!

- Так точно, сэр, но в сообщении с "Каравеллы" сказано: "Нас приветствовала делегация местных жителей с транспарантами на английском и русском языках".

- Кто входил в делегацию, там не сказано?

- Сказано, - обрадовался дежурный. - Делегация состояла из кота и собаки!

- Какой собаки? - возмутился Руководитель Центра.

- Собаки породы спаниель.

- И вот эти кот с собакой породы спаниель держали плакаты "Добро пожаловать!" на английском и русском языках?

- Так точно!

- А осел в делегацию не входил?

- Нет, не входил! - дежурный еще раз пробежал глазами сообщение и изрек: - Только коза.

Руководитель Центра ехидно переспросил:

- Может быть, не коза, а козел?

- Никак нет, не козел, а коза.

- Офицер! Идите и проспитесь! Вы понимаете, что ваши шутки в Центре космических полетов глупы и неуместны?

- Так точно, сэр, шутки в Центре космических полетов глупы и неуместны! Но я говорю совершенно серьезно.

Когда Руководитель Центра космических полетов прибыл со своей виллы в Центр, его ждало второе сообщение с астероида. В самых теплых выражениях какие-то граф Тимофей Ангарский, маркиз Архимед Сиракузский и некая Анна-Мария-Тереза (без каких-либо титулов) благодарили землян, что их не забыли и прислали за ними космический корабль. При этом они выражали свою скорбь, что руководитель экспедиции достопочтенный сэр Сэм Старк не дожил до этого радостного дня и умер 118 лет тому назад. Далее следовало уточнение: "по земному времени".

- Непонятно, кто такие Анна-Мария-Тереза, граф Тимофей Ангарский и маркиз Архимед Сиракузский и почему "Каравеллу-54" встречали не они, а кот и собака? - спросил Руководитель принесшего сообщение дежурного офицера.

- Возможно, граф Тимофей Ангарский и маркиз Архимед Сиракузский - это те самые кот и собака.

- Майор, мне начинают надоедать ваши неуместные шутки. Придержите их для ваших друзей.

- Слушаюсь, сэр.

Сотрудники Центра стали рыться в архивах и искать материалы об экспедиции достопочтенного сэра Сэма Старка. Но ничего не нашли. Только в списках экипажа "Альбатроса-23", стартовавшего 180 лет тому назад, упоминался биолог Сэм Старк.

Отыскалась и автобиография Сэма Старка. В конце ее кем-то была сделана приписка: "Добровольно остался вместе с графом Тимофеем Ангарским, маркизом Архимедом Сиракузским и козой Анной-Марией-Терезой на астероиде № 32-317 после вынужденной посадки на нем "Альбатроса-23"".

Подняли бортовой журнал "Альбатроса-23" и нашли в нем запись о том, что приказом командира корабля кота Тимофея и пса Архимеда за заслуги перед экипажем возвели в дворянское достоинство с присвоением титулов графа и маркиза. Оставалось непонятным все же: почему кот Тимофей был назван Ангарским, если известно, что коты бывают не ангарскими, а ангорскими.

В месте найденной записи в бортовой журнал оказались две вклейки. Первая - строгий выговор командиру корабля за превышение полномочий, выразившееся в возведении в дворянское достоинство кота и пса. Вторая - решение Верховного суда, оставившего в силе приказ командира корабля.

Пришлось дожидаться возвращения кота и собаки на Землю, чтобы от них узнать подробности непонятной экспедиции.

Но тут с астероида пришло еще одно странное послание: "Кот и собака настаивают на возвращении на Землю также трех котят, двух щенят и козы. Без них Анна-Мария-Тереза, граф Тимофей Ангарский и маркиз Архимед Сиракузский лететь отказываются".

- Какие еще котята и щенята? - возмутился Руководитель Центра космических полетов, но все же скрепя сердце дал согласие на включение в экипаж дополнительно трех котят и двух щенят. - И передайте всем: больше ни одной твари на борт не брать!

ГЛАВА 1

Вернемся, однако, к событиям, предшествовавшим высадке на астероиде № 32-317 экспедиции в составе достопочтенного сэра Сэма Старка, козы, кота и собаки.

Исследовательский космический корабль "Альбатрос-23" уже не первый год летал в просторах вселенной в полном соответствии с программой полета, составленной на Земле. От других аналогичных кораблей он отличался наличием на его борту трех членов экипажа, которые не были людьми.

По замыслу ученых, включение животных в состав экспедиции должно было благотворно сказаться на моральном климате "Альбатроса" и облегчить экипажу длительную разлуку с Землей.

В полете проявились различные вкусы и привязанности животных. Кот большую часть времени ошивался в кают-компании, имея привычку тереться о ноги людей. Он быстро научился нажимать на клавиши пульта управления экраном и сам выбирал программу передач, кинофильм или спектакль, если в кают-компании не было людей.

Пес предпочитал лежать в кресле в капитанской рубке и смотреть прямо по курсу, наблюдая за медленными изменениями звездного неба.

А коза монотонно и молча жевала свое прессованное сено или пила воду из автопоилки в загончике за кухней. Если повару при приготовлении блюд требовалось больше молока, он молча клал перед козой дополнительный пучок сена и надаивал свежего молока на литр или два больше обычного.

Биолога Сэма Старка включили в экспедицию специально для того, чтобы следить за поведением животных в полете. Периодически, но не чаще, чем два раза в неделю, он закрывался с ними в лаборатории для обследования их состояния здоровья. Все остальное время Сэм работал над диссертацией, которую собирался после возвращения на Землю представить в ученый совет.

Прошло двенадцать лет полета. И врач звездолета удивленно сказал:

- Командир! Что-то я не пойму. К полету были допущены только совершенно здоровые и выносливые люди. Так?

- Так.

- Мои наблюдения показывают, что у всех людей без исключения начался медленный и необратимый процесс старения организма.

- А что вы хотите? Двенадцать лет - достаточный срок, чтобы возрастные изменения стали заметны.

- Согласен! Но почему тогда наши животные совершенно не старятся?

- Вы в этом уверены?

- Абсолютно! Нормальные кот и собака за это время не только постарели бы, но и одряхлели.

- Я рад, что у нас такой наблюдательный доктор. Поговорите с Сэмом, скажите ему, что я разрешил ознакомить вас с информацией о животных в полном объеме.

- Сэм, - обратился врач к биологу корабля. - Мои наблюдения показывают, что организмы всех без исключения людей необратимо, хотя и медленно, стареют. А вот ваши животные совершенно не старятся. Чем вы можете это объяснить? Командир корабля велел вам передать, что он разрешил ознакомить меня с информацией о животных в полном объеме.

- Видите ли... Это можно объяснить только одним, - Сэм помолчал, тщательно подбирая слова. - Только одним, тем, что они не животные.

- Не животные?

- Нет. Это совсем другая, не белковая форма разумной материи.

- Даже не белковая?

- Нет, не белковая. Искусственная и разумная. Это роботы. Высокоразвитые и разумные роботы.

- А зачем понадобилось совершать подмену?

- Как минимум для двух целей. Первая - при нормальном полете - они создают уютную атмосферу на корабле, не обременяя нас особой заботой о себе, которая потребовалась бы, будь это обычные кот и собака. Вторая - в случае вынужденной посадки на любое небесное тело - им не потребуется атмосфера для дыхания.

- То есть им не нужен скафандр?

- Вот именно.

- Как странно, но мне и в голову не приходило, что это роботы...

- Что ж, значит, мои коллеги сумели неплохо реализовать труды польского писателя-фантаста Станислава Лема.

Прошло несколько месяцев после этого разговора, и врач стал замечать странности в поведении Пола Квасова, техника из вычислительного центра. Безукоризненная работа аппаратуры привела к длительному отсутствию срочных работ при обслуживании вычислительного центра, а бездействие, в свою очередь, сказалось на поведении техника. У Пола появились признаки апатии, устранить которые с помощью лекарств врач не захотел.

По совету врача повар предложил Полу заказать любое блюдо и обещал изготовить его в тот же день. Но техник отказывался от всего, даже от своих любимых блинчиков с мясом.

- Сэм, - сказал врач, - как вы смотрите на то, чтобы использовать ваших подопечных для лечения Пола?

Сэму идея понравилась, и кот с собакой зачастили в каюту Квасова. Однако, несмотря на все уловки, животным не удалось расшевелить Пола. Квасов безучастно лежал на койке, устремив глаза в потолок, и молчал.

Звери ластились к нему, ложились рядом с Полом и на грудь Пола - не помогало.

Устраивали игры, танцы и пляски в его комнате, стараясь втянуть в свое веселье человека, - не помогало.

Однажды Пол услышал странный разговор в своей каюте. Даже не разговор, а спор. Спорили двое. Один доказывал, что каюта по праву принадлежит ему, поскольку это его идея. Другой настаивал на справедливости и требовал бросить жребий.

Не сразу до хозяина каюты дошло, что речь идет о его каюте, судьбу которой решали спорщики. Они вели себя так, как будто Пола уже нет в живых.

Квасов заинтересованно скосил глаза, чтобы увидеть, кто это набрался наглости рассуждать о нем, как о покойнике. И увидел, что спор о разделе его имущества ведут кот и пес. При этом кот напирал на свои мнимые права, а спаниель настаивал на справедли вости. Пола настолько возмутило поведение братьев наших меньших, что он даже не удивился, услышав, как собака и кот говорят на родном для него языке и он их прекрасно понимает. Квасов вскочил с койки и, возмущенный, ворвался в каюту Сэма, у которого в это время гостил доктор:

- Сэм! Что себе позволяют твои подопечные! Я еще, слава богу, жив, а они, не стесняясь, спорят между собой, кому достанется моя каюта, когда я умру!

- И кому же? - поинтересовался Старк.

- Яблоко недалеко от яблоньки падает! - завопил Пол. - И ты не лучше! Так вот! Заявляю совершенно официально: не дождетесь! Я не стану умирать!

- Это почему же?

- Чтобы не доставить тебе и твоим тварям этого удовольствия! - И помчался на кухню заказывать повару любимые блинчики с мясом.

Сэм с доктором переглянулись и закричали дружно:

- Помогло! Сработало!

Тут в каюту с радостным криком "Удалось!" влетели кот и спаниель, и все четверо принялись радостно скакать.

Таким образом, секретом живущих на корабле животных теперь уже владели трое: Командир корабля, биолог и врач. Да еще о чем-то догадывался повар, наблюдая за монотонной жизнью фабрики по производству парного молока, известной под именем козы Анны-Марии-Терезы.

ГЛАВА 2

Вскоре, однако, этот секрет перестал быть секретом уже для всего экипажа звездолета, когда все в очередной раз отмечали Новый год, подобно землянам. Корабль как раз проходил участок, где встреча с каким-либо другим небесным телом была весьма маловероятна. Поэтому Командир разрешил всем собраться вместе в большой столовой за праздничным столом.

Кот Тимофей расположился в небольшом мягком кресле позади биолога.

Спаниель Архимед оставался на своем обычном кресле в капитанской рубке и смотрел прямо перед собой, любуясь величественной картиной звездного неба. Изредка бросал хозяйский взгляд на различные приборы.

Неожиданно показания одного из приборов заинтересовали его. Он резво вскочил и понесся в праздничный зал столовой.

Пес пробрался к биологу и стал что-то шептать ему на ухо. Биолог внимательно его выслушал и направился к месту во главе стола, где находился Командир. Но тот уже понял, в чем дело, встал и направился к выходу, сделав знак, чтобы биолог и собака тоже покинули зал.

- В одном из грузовых отсеков произошла разгерметизация, - доложил пес. - Давление в нем резко падает. Аварийная система отключила его от остальных отсеков. По всей видимости, в него угодил метеорит.

- Надо срочно осмотреть и заделать пробоину, - заметил Командир, но по всем инструкциям выход в разгерметизированный отсек человека даже с небольшой дозой алкоголя в крови запрещен. А, как назло, весь экипаж уже приложился к шампанскому.

- Не весь, - поправил Архимед. - Мы с Тимофеем шампанского не пили.

- И у нас имеется допуск к ремонтным работам в открытом космосе, - подсказал Тимофей.

- Короче, поручите эту работу нам с Тимофеем, - попросил спаниель.

- Я поддерживаю их предложение, - заявил биолог.

- Согласен, - ответил Командир. - Надевайте ларинги для переговоров между собой и с нами, берите инструменты и готовьтесь к выходу в отсек. А я пока извлеку из-за стола аварийную бригаду Коровкина. Они будут с вами на связи и обеспечат нужную консультацию в случае непредвиденных обстоятельств.

Мне нет необходимости описывать технические подробности того, как Тимофей и Архимед вышли в аварийный отсек, как они отыскали пробоину и заделали ее. Я даже не знаю, какие у них были приспособления, чтобы они могли пользоваться инструментами, рассчитанными на людей. Читатель сам может домыслить все и без меня. Поэтому вернемся к тому моменту, когда, окончив работу, Тимофей и Архимед присоединились к остальным.

Радость по поводу успешного устранения разгерметизации отсека, подогретая общей атмосферой новогоднего праздника, была настолько велика, что это не могло не сказаться на последовавшем за устранением повреждения решении Командира.

Итак, праздничное настроение было восстановлено, и руководитель аварийной бригады Коровкин, восхищенный мастерством братьев меньших, предложил наградить Тимофея и Архимеда.

- Чем мы можем их наградить? - спросил Командир. И тогда врач предложил:

- Давайте возведем их в дворянское достоинство!

Все поддержали эту идею, а Пол Квасов развил ее:

- Пускай они будут отныне называться граф Тимофей Ангарский и маркиз Архимед Сиракузский...

- Почему именно Тимофей Ангарский и Архимед Сиракузский? - спросил радист.

- Не знаю, - признался Пол. - Просто мне нравится такое звучание.

- Согласны? - спросили зверей.

- Согласны! - ответили оба.

- Виват! - дружно закричали все члены экипажа.

Пройдет много лет, и по возвращении на Землю Командир "Альбатроса-23" получит строгий выговор за превышение полномочий, которое выразилось в возведение в дворянское достоинство кота и пса.

Он и экипаж обжалуют это решение, и после десяти лет судебных разбирательств добьются того, что Верховный суд признает и оставит в силе невероятный приказ о возведении в дворянское достоинство кота и пса.

Но это случится еще не скоро, а пока корабль "Альбатрос-23" продолжал свой полет в просторах Вселенной.

ГЛАВА 3

Метеорит, пробивший корпус грузового отсека, оказался первой ласточкой в серии неприятностей, вскоре обрушившихся на "Альбатрос-23".

Прошло еще несколько дней, и корабль неожиданно попал в метеоритный дождь. Повреждения были столь велики, что Центр полетов приказал Командиру "Альбатроса -23" совершить посадку на астероиде № 32-317 и уже на нем выполнить все действия, необходимые для ремонта и возвращения на Землю.

После трех недель анализа ситуации и ремонта руководство корабля пришло к выводу, что в силу многих причин, и прежде всего из-за незапланированного маневра и торможения для посадки на астероиде и предстоящего разгона после старта с астероида, топлива для возвращения на Землю не хватит. Встал вопрос о необходимости снижения веса корабля.

Перебрав различные варианты, Командир вынужден был остановиться на единственном, который давал надежду на возвращение людей на Землю.

- Как это ни прискорбно, но придется пожертвовать небелковыми разумными организмами, чтобы спасти жизнь людей, - сказал скрепя сердце Командир биологу, пригласив его к себе.

- Говоря открытым текстом, ты хочешь бросить кота, собаку и козу на астероиде?

- Нет, - поправил Командир, - не бросить, а оставить временно, чтобы после нашего возвращения на Землю организовать экспедицию за ними. Тем более, что их организмы приспособлены для жизни на небесных телах, на которых отсутствует атмосфера, содержащая кислород. Помолчав, Командир закончил: - Твоя задача подготовить зверей для высадки и длительного проживания на астероиде. А также продумать, что дополнительно необходимо оставить для них. Торопись, времени у тебя в обрез!

- Я уже давно продумал такую ситуацию, - ответил биолог, - и решил, что останусь вместе с моими подопечными. Они для меня как дети. А родители своих детей не бросают в беде.

- Ты с ума сошел! Ты не выживешь в этих условиях!

- Выживу. Вы оставите мне мою долю кислорода, еды и воды. Кроме того, аварийную палатку и аварийный источник энергии. Ну и кое-какие приборы и инструменты по мелочам: радиоприемник, запасной скафандр и прочее...

- Перестань говорить глупости! Да у меня нет такого права позволить тебе остаться на астероиде...

- А я и не прошу твоего разрешения.

Биолог полез в нагрудный карман и достал сложенный вчетверо лист бумаги:

- Вот мое заявление, что я остаюсь добровольно, с целью изучения выживаемости в экстремальных условиях коллектива из высокоразвитых разумных белковых и небелковых организмов.

После короткой паузы биолог закончил:

- Командир! Сейчас ты пригласишь к себе графа Тимофея Ангарского, маркиза Архимеда Сиракузского и Анну-Марию-Терезу и предложишь им всем принять участие в многолетней научной экспедиции в экстремальных условиях на астероиде под моим руководством. Думаю, они согласятся.

Эпилог

После возвращения на Землю корабля "Альбатрос-23" в течение последующих сорока лет на астероид были направлены последовательно три космических корабля. Путь им всякий раз преграждал метеоритный дождь, и они были вынуждены поворачивать обратно. Причем полет последнего из них едва не закончился трагически.

После того как безуспешно возвратился третий корабль, на специальном заседании Центра космических полетов было принято решение: дальнейшие связанные с риском полеты на астероид № 32-317 прекратить, поскольку нет никакой надежды, что кто-либо из членов экспедиции Старка еще жив.

Прошло более ста лет.

Руководителя Центра космических полетов разбудил ночной звонок:

- Прошу прощения, сэр, но получено сообщение с "Каравеллы-54".

- Читайте!

- "Посадка выполнена в полном соответствии с "Руководством". На астероиде нас приветствовала делегация местных жителей с транспарантами "Добро пожаловать!" на английском и русском языках".

Осталось еще объяснить, откуда взялись на астероиде № 32-317 трое котят и двое щенят. В багаже биолога имелся исходный материал для репродуцирования небелковых разумных организмов. В тяжелейших условиях экспедиции, чтобы как-то разнообразить жизнь коллектива, биолог решил изредка, раз в десять лет, выращивать нового члена экспедиции: поочередно котят и щенят.

Пока не кончился необходимый для этого материал...


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Литературное творчество ученых»