Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

В рукотворном лесу

Кандидат биологических наук Николай Вехов. Фото автора

Недалеко от Москвы, в центре европейской части России, есть уникальный парк, где на нескольких десятках гектаров земли собрана крупнейшая коллекция древесных и кустарниковых растений из стран Северного полушария — Центральной, Южной и Восточной Европы, горных регионов Азии и Северной Америки. Особая её часть — 102 вида редких и исчезающих растений, занесённых в Красную книгу.

Николай Кузьмич Вехов, профессор-дендролог и селекционер, живший и работавший на Лесостепной опытно-селекционной станции 30 лет (с 1924 по 1954 год).
Обсаженная хвойными деревьями балка на границе владений станции.
План, составленный Н. К. Веховым, по которому закладывались питомник, дендрарий, сквер, высаживались лесные опытные культуры, разбивались плодовые сады.
Декоративная изгородь из ели обыкновенной.
Н. К. Вехов с сотрудниками Лесостепной опытно-селекционной станции. 1930-е годы.
Живописная поляна дендрария с кустами цветущих чубушников Шренка и венечного.</div>
Бузина голубая.
Бобовник альпийский.
Рябина берека.
Клекачка перистая.
Декоративные посадки туи западной колонновидной по границе дендрария.
Сирень Вольфа.
Клематис цельнолистный.
Калина гордовина, золотистая форма.
Колквиция приятная.
Чубушник заострённый.
Катальпа.
Малина душистая.
Черёмуха поздняя.

Находится парк-дендрарий на северо-западе Липецкой области, между деревнями Барсуково и Мещёрка. Все посадки видов дикой флоры и зарубежные гибриды культурной селекции — генофонд, необходимый для многочисленных научных исследований. Мещёрский дендрологический парк входит в структуру Лесостепной опытно-селекционной станции. С целью сохранения уникальных растений в 1996 году постановлением Правительства Российской Федерации дендрарий объявлен объектом федерального значения; здесь установлен заповедный режим охраны, и парку присвоен статус особо охраняемой территории.

На рубеже 1924—1925 годов в Тульской губернии на месте бывшей усадьбы известного деятеля в области русского сельского хозяйства профессора Дмитрия Дмитриевича Арцыбашева организовали Тульскую акклиматизационную станцию. До 1930 года она была одним из опорных опытных пунктов Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур, где и работал Д. Д. Арцыбашев. Регулярно получая от зарубежных фирм семена, черенки и саженцы экзотических для тех мест растений, сотрудники станции сумели вырастить уникальный посадочный материал хвойных и лиственных пород, положивший начало знаменитому в будущем дендрарию.

Просматривая в архиве отчёты о первых годах деятельности станции, поражаешься, как смогли осуществить задуманное её первый директор, мой дед Николай Кузьмич Вехов, и его коллеги (штат в то время был мизерным — всего шесть человек). Располагалась станция в провинциальной глуши, куда вели только просёлочные дороги, и всё необходимое приходилось приобретать в Москве или в городе Ефремове — уездном (районном) центре. Покупали на деньги, вырученные от реализации семян и посадочного материала, а везли груз на телегах.

Вся территория будущего дендрария находилась в зоне рискованного земледелия — на продуваемом ветрами возвышении, где летом не хватало воды для полива. Воду, как рассказывала мне бабушка, таскали вёдрами из речки Лесные Локотцы. Не легче было и зимой, когда из-за малоснежья ещё не окрепшие растения страдали от вымерзания: ветер сдувал снег, и они лишались надёжного снежного покрова. Так, в одну из суровых ветреных зим вымерзло более тысячи саженцев ясеня обыкновенного. Чтобы улучшить почву, посеяли овёс, а потом на этом месте посадили однолетние сеянцы американского клёна ясенелистного. Они хорошо переносили дефицит осадков летом и задерживали снег в морозные зимы. В результате за несколько лет был создан уникальный полог, под защитой которого стали высаживать новые акклиматизируемые виды — саженцы редких деревьев и кустарников.

К закладке дендрария приступили в 1926 году (именно с этого времени начинается история Лесостепной опытно-селекционной станции). Все растения разместили по ботанико-географическому принципу. Самым большим по числу экзотов оказался участок дендрофлоры северных и умеренных районов Азии. Скромнее были представлены дендро-флора Европы и естественные леса Северной Америки. Деревца и кустарники возрастом от одного года до пяти лет высаживали по системе классификации растений известного немецкого ботаника-биогеографа Адольфа Энглера. Деревья размещали на расстоянии четырёх метров от дорожек, вместо трёх, обычно положенных для дендропарков. В результате при ширине главных дорожек 3 м и второстепенных — в 2 м расстояние между древесными насаждениями достигало 10—11 м. Это улучшало обзор их декоративных качеств и позволяло на образовавшихся вдоль дорожек полосах шириной 4 м высаживать кустарники.

С северной, западной и восточной сторон дендрария были разбиты сосновые и еловые опушки, а вдоль границы высажена живая изгородь из ели обыкновенной, которая сохранилась до сих пор.

Перед вновь созданной станцией стояла задача — акклиматизировать, а затем интродуцировать в среднюю полосу Европейской России как можно больше видов дикой флоры Северного полушария, которые выдерживали бы почвенно-климатические и погодные условия Русской равнины. Опытам по акклиматизации подвергали тысячи видов деревьев и кустарников, а удалось интродуцировать лишь те, что смогли приспособиться к морозам, дефициту влаги и бедным почвам. Именно они составили тот фонд растений, которые сумели быстро и дёшево размножить на станции и как массовый посадочный материал предложить для озеленения населённых пунктов страны и благоустройства парков и скверов, а также как исходные формы для выведения перспективных сортов растений.

Голубые ели из дендрария были высажены вдоль Кремлёвской стены на Красной площади в Москве. Много посадочного материала передали в коллекции ботанических садов Московского государственного университета на Воробьёвых горах и Главного ботанического сада РАН в Москве. Среди наиболее важных объектов, для озеленения которых использовался материал из питомника станции: живые изгороди и живописные группы на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (в том числе знаменитые ели у фонтана «Дружба народов»), каштановые и сиреневые посадки вокруг Центрального стадиона им. В. И. Ленина («Лужники»). Перечень этот обширен и не ограничивается Москвой.

Более чем за 80 лет дендрарий превратился в настоящий рукотворный лес с полянами и опушками. В условиях лесостепи европейской части России прижились в основном виды, которые в пределах своих естественных ареалов характерны для таких биотопов, как горные склоны, пустыши, средние горные пояса…

Перечислять все уникальные растения, обитающие в дендрарии, вряд ли стоит. Остановимся на нескольких менее знакомых декоративных формах — тех, что уже растут в наших садах и парках или могут в ближайшее время украсить их.

Рябина берека. Привлекает необычной формой листьев, напоминающих листья боярышника. Декоративны и плоды. Они бывают буровато-жёлтыми и красно-коричневыми со светлыми точками. Несмотря на природную чувствительность к морозам, рябина берека после интродукции в дендрарии стала более зимостойкой и часто присутствует в озеленении.

Бобовник альпийский. Жёлтые, раскачивающиеся на ветру соцветия-гирлянды этого растения особенно красивы в период цветения. Бобовник пока ещё редко используется для украшения газонов и создания декоративных групп в парках.

Сирени-«дикари». Они нетребовательны к почвам, засухоустойчивы, морозостойки, хорошо приживаются, а их мелкие, но с сильным ароматом цветки не выгорают на солнце.

Чубушники дикой флоры. Все виды чубушников прекрасно растут в живых изгородях и считаются одними из самых эффектных кустарников для декоративных групп. Назовём три вида чубушника, наиболее не похожие на другие виды. У чубушника заострённого необычная форма лепестков его цветков: они узкие и вытянутые с острыми концами. Эффектны и стебли, окрашенные в красно-коричневые цвета. Особенность другого кустарника — чубушника тонколистного — овально-ланцетные, как у некоторых ив, листья с 8—10 зубцами с каждой стороны и кремово-белые, очень ароматные цветки диаметром до 3 см. Самые же крупные белые цветки у чубушника крупноцветкового: они достигают 5—7 см, но, увы, без запаха.

Колквиция приятная. Одно из ценных свойств этого растения с нежно-розовыми цветками-граммофончиками — необычная теневыносливость.

Калина гордовина, золотистая форма. Её листья, похожие на слегка мятые листы бумаги, окрашены в жёлтый цвет, и кусты, посаженные в парках, создают реальное ощущение вдруг наступившей в разгар лета осени.

Малина душистая, малиноклён душистый, или малиноклён пахучий. Растение заслуживает широкого внедрения в практику декоративной дендрологии благодаря крупным (диаметром до 5—8 см) малиново-розовым цветкам и листьям, похожим по форме на кленовые. В период золотой осени листья малины душистой становятся жёлтыми.

Катальпы. Часто они выглядят как усыхающие стволы диаметром до 15—20 см с листьями в виде небольших пучков на концах ветвей и со свешивающимися плодами-стручками длиной до 70 см. Поражают своим оригинальным видом и цветки катальпы: они крупные (диаметром до 2,5 см), раздуто-колокольчатые, снаружи белые, изнутри пурпурные, испещрённые жёлтыми пятнами и полосками.

Катальпы широко используются в садово-парковой дендрологии во многих европеских странах, в том числе и у нас в Крыму. Они засухоустойчивы, светолюбивы, хорошо выживают в условиях лесостепи России, и их можно рекомендовать к посадке в садах и парках.

...Природа Земли удивительна и разнообразна. Но не всегда, чтобы поближе узнать её, нужно отправляться в далёкие путешествия. Достаточно сесть в поезд, отправляющийся с Павелецкого вокзала, и через 6—7 часов оказаться в рукотворном лесу, где чудесным образом соседствуют сосны и клематисы Центральной и Южной Европы, бархаты Дальнего Востока и дикие сирени Тибета и Китая, азиатские «бумажные» берёзы и берёзы с красной корой, хвойные деревья из Северной Америки и цветущая до конца июня черёмуха поздняя, или американская вишня.

dendropark2.jpg


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Лицом к лицу с природой»