Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

И СНОВА В ПУТЬ ЗА ГОЛУБЫМИ ТОПАЗАМИ

А. АКИМОВ (г. Екатеринбург)

В Екатеринбурге открыт единственный в России частный Минералогический музей. Вся его экспозиция представляет собой лишь малую часть уникального собрания минералов коллекционера инженера Владимира Андреевича Пелепенко.

В молодости он хотел стать профессиональным летчиком. В 1954 году Владимир Пелепенко окончил Курганский аэроклуб, летал на легендарном ПО-2. В годы срочной службы был стрелком-радистом бомбардировщика морской авиации.

Затем дорога его пролегла не по воздушному океану, а по земной тверди. Собственно, предмет его увлечения, с годами ставшего, по существу, второй профессией, обретался даже не на поверхности этой самой тверди, а в ее недрах.

Владимир Андреевич Пелепенко входит сегодня в тройку самых известных коллекционеров камней России. Но еще сорок лет назад выпускник радиофака Уральского политехнического института, он не знал толком, что такое драгоценный или поделочный минерал. Пелепенко заболел "каменной лихорадкой" случайно.

С чего это началось? С дареного штуфа пестроцветной уральской яшмы? С неожиданной находки изумрудика в отвалах шахты на окраине знаменитой "изумрудной столицы" Урала - поселка имени Малышева, куда привез его приятель-коллекционер "поискать камешки"? "В то время я к камням вообще никакого отношения не имел, - вспоминает Владимир Андреевич, - так, породу на отвалах перебирали. Вдруг гляжу, сверкнуло что-то зелененькое, взял, руками очистил - и такой явился мне красивый кристалл, что сердце вздрогнуло! С тех пор я камень и люблю".

С начала семидесятых годов минувшего века длятся его поиски подземных чудес. Сперва объехал весь Урал: от Южного до Приполярного. Потом были Приморский край, Казахстан, Забайкалье, Средняя Азия, Кавказ. В коллекции, только создавшейся, уже засверкали уральские аметисты и топазы, восточноказахстанские аммониты. Пелепенко искал не просто драгоценные, его привлекали совершенные минералы. "Я не гнался за рубинами и изумрудами как таковыми, - рассказывает Владимир Андреевич, - меня интересовало, прежде всего, потрясающее разнообразие форм роста и структур кристаллов и чтобы все это было на породе, на матрице".

На иные месторождения бывшего Советского Союза он ездил не по одному разу. За выходные дни на своей машине ухитрялся добраться из Екатеринбурга, например, до Караганды и обратно. И каждый отпуск - снова в дорогу; за год "наматывал" на спидометре 50-70 тысяч километров. Однажды, во время экспедиции в Казахстан, у машины, до предела загруженной образцами минералов, лопнули камеры. Нечем было заклеить. Пелепенко разорвал две телогрейки, забил ими покрышки и так доехал до Свердловска, сохранив невредимыми все образцы.

Он считает, что коллекционер камня - это человек, который сохраняет чудеса природы. Как-то в Хабаровском крае, в Дальнегорске, на руднике одного из богатейших месторождений полиметаллических руд, Пелепенко предложил директору "Дальбора" разрешить взять в новых пластах образцы минералов и только потом начинать плановую проходку породы. Ведь образцы - природные уникумы - стоят дороже олова и серебра! "Однако они шли и взрывали все подряд, - вспоминает Владимир Пелепенко. - Их внуки и правнуки не увидят той красоты, которую они взорвали. А пройдет еще лет сто-двести, перековыряют землю вдоль и поперек - вообще не будет образцов. Ведь если можно отдельный изумруд вырастить искусственно, в лабораторных условиях, да так что иногда от настоящего не отличишь, то хорошую друзу нигде, кроме как в породе, не найдешь".

Но в том же Дальнегорске Владимиру Пелепенко и его товарищу, тоже коллекционеру, Юрию Тарасову здорово повезло: они нашли потрясающей красоты жеоду (полость в горной породе), которую позднее так и назвали "жеода Пелепенко - Тарасова". Подобного Владимир Андреевич больше не встречал. На стенках и основании полости выросло более 15 кварцевых кристаллов, все горит и искрится даже при обыкновенном дневном свете...

Со временем Пелепенко основательно изучил минералогию, кристаллографию, познакомился со многими видными коллекционерами - отечественными, затем и зарубежными, обменивался найденными образцами, иногда покупал, несмотря на мизерную инженерную зарплату. Поиски стал вести обстоятельно и всерьез. За многие годы коллекционер научился видеть красивый камень сквозь любую грязь и наслоения. Такое, не каждому из его коллег присущее чутье сказалось на нестандартном облике коллекции, особом принципе ее формирования.

... Еще пять лет назад в коллекции Владимира Пелепенко было десять тысяч образцов шестисот разновидностей минералов и руд. Квартира Пелепенко уже тогда представляла собой своеобразный музей, доступный, впрочем, для довольно узкого круга знатоков камня и близких друзей. До открытия настоящего музея, о котором мечталось, прошло немало времени. Многие крупные образцы из-за того, что их негде было хранить, приходилось продавать или дарить.

К концу XX века коллекция Пелепенко выросла до пятнадцати тысяч образцов (около девятисот минералогических видов) с большинства месторождений России, ближнего зарубежья, стран Европы, Азии, Африки, Америки. На основе этого собрания прошли выставки в Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Москве, Ялте. Он участвовал в выставках в Австрии, Великобритании, Греции, США. Образцы коллекции Пелепенко поразили знатоков на международной ярмарке в Мюнхене.

"Я был первым человеком из России, который туда приехал, - вспоминает Владимир Андреевич, - это было в 1988 году. Громадный зал, масса столов, только одних продавцов десять тысяч со всех концов света. Моя коллекция заинтересовала многих. Конечно, во всем мире есть изумруды, но они везде разные. Я привез свои, особенные, каких в других уголках планеты не бывает".

В Калифорнии к нему специально приезжал из Майами мультимиллионер Джон Барлоу, вкладывающий огромные деньги в скупку драгоценных и поделочных камней. Бизнесмен выразил готовность купить хоть часть коллекции, хоть всю целиком. "Я показываю камни, а не торгую ими", - ответил уралец. Кальциты, пирротины, висмутины, бериллы, редкие кристаллические образцы, необычные по форме и сочетанию минералов, на Западе имеют достаточно высокую цену, но Пелепенко мечтал не продавать и даже не просто хранить - он хотел, чтобы эти удивительные произведения природы увидели люди, как можно больше людей.

Парадокс, но в России, в частности в Екатеринбурге, который еще в начале XIX века имел статус "горного" города, где окрестные недра таили, да и теперь таят несметные каменные богатства, по-настоящему представить, показать людям коллекцию было негде. И вот Пелепенко организует ОАО "Уральский минералогический центр "Недра"". При "Недрах" действовали мастерские камнерезных изделий, работал небольшой магазинчик. Но хотелось иных масштабов. Многолетнее упорство коллекционера принесло свои плоды. Идея создания Уральского минералогического музея была поддержана министерством культуры Свердловской области. Для размещения экспозиции выбрали памятник архитектуры эпохи конструктивизма - часть гостиницы "Большой Урал". Помещение передано Пелепенко в аренду на 20 лет.

И вот наконец свершилось: Уральский минералогический музей открыт. На пятистах квадратных метрах разместилась экспозиция, включившая семьсот разновидностей минералов, цветных камней и руд. Кроме того, представлена коллекция изделий из камня и кости конца XIX - начала XX века, выполненных мастерами Урала, Индии, Перу, Японии, Китая. Открылся и салон, где можно купить образцы самоцветных поделочных минералов.

26 октября 2000 года вышел приказ за подписью министра культуры Российской Федерации Михаила Швыдкого "О включении в состав негосударственной части Музейного фонда Российской Федерации коллекции минералов, принадлежащей В. А. Пелепенко на праве частной собственности". Отныне коллекция считается официально зарегистрированной. Музей стал частным учреждением культуры, просветительским центром.

Пока еще нет статистики, сколько экскурсий провел работающий в музее незаурядный знаток камня В. К. Воронов. В свое время Владимир Константинович окончил Горный институт и два десятка лет был сотрудником кафедры минералогии геолого-разведочного факультета. Каждый экспонат ему знаком "в лицо". В музее собраны образцы минералов со всей планеты. Если же уменьшить масштаб до территории бывшего СССР, то география каменных чудес природы простирается от Каменного Пояса на западе до Приморского края на востоке, от северного Норильска до Туркмении на юге.

Экспозиция открывается уральскими уникальными минералами: образцы знаменитого на весь мир пояса южноуральских пестроцветных яшм, ярко-оранжевые кристаллы крокоита Березовского месторождения, что под Екатеринбургом (там - единственное в мире проявление этого редкого минерала). За стеклом витрины - изумрудные штуфы Малышевского месторождения, известного с ХVIII века. Далее - одна из минералогических визитных карточек Урала - родонит, исстари называвшийся по-русски орлецом, наряду с малахитом вдохновенно описанный П. П. Бажовым. Рядом - аметисты, бериллы, голубые топазы Мурзинско-Адуйской камнесамоцветной полосы; разновидность граната зеленого цвета - уваровит, названный в честь первого министра просвещения России графа Уварова.

Есть в музее и дары недр Забайкалья. Единственное в мире месторождение чароита было открыто при строительстве Байкало-Амурской магистрали. Дальше - украинские топазы, уникальная коллекция казахстанских кальцитов. Этот минерал - король разнообразия. В коллекции представлены как мощные полуметровые монокристаллы, так и нежнейшие ажурные образования. Группа образцов лирично именуется "розы на снегу". Лепестки цвета зари на кипенно-белом основании... А еще - потрясающая коллекция разнообразных агатов, которую описывать бессмысленно: ее надо видеть; малахиты Высокогорского и Гумешевского месторождений - глаза разбегаются. Невозможно не остановиться у витрины с аммонитами - окаменевшими раковинами девонского и мелового периодов геологической истории. На шлифованном срезе - раковина моллюска, жившего 400 миллионов лет назад, четко видна "спираль Архимеда". Эту плоскую кривую без нужного инструментария не вдруг нарисует и опытный чертежник. А природа сотворила ее гениально и просто "от руки" - руки могучей и неизменно талантливой.

В отдельном зале - минералы из обеих Америк, Индии, Бразилии, Китая. Здесь же произведения потомков старых уральских мастеров, екатеринбургских художников-камнерезов, на вооружении которых - самые современные инструменты и оборудование, в том числе ультразвуковые станки.

Так в чем же феномен, где секрет своеобразия и неповторимости коллекции Пелепенко?

Сравнивать ее с государственными коллекциями некорректно. Большинство их формировалось с научными и учебными целями. К примеру, коллекция Уральской горно-геологической академии: ведь должен же студент-горняк отличать аметист от топаза или пирит от халькопирита. Собрание Пелепенко рассчитано, прежде всего, на эстетическое восприятие - неслучайно он отобрал лучшие из десятков и сотен образцов. Эти "самые-самые" выглядят так, как выглядели миллионы лет назад, таясь в земных недрах. В этом выражается авторская суть коллекции, ее идея и оригинальность.

Сотни две образцов камней, собранных Пелепенко, хранятся в столичном Минералогическом музее имени А. Е. Ферсмана. И многие сотни - в музее известного на весь мир Ильменского минералогического заповедника. Часть уникальных образцов Владимир Андреевич принес в дар Нижнетагильскому государственному музею-заповеднику горного дела. Его директор И. Г. Семенов торжественно вручил Пелепенко свидетельство дарителя: "Вручается Пелепенко Владимиру Андреевичу за бескорыстное пополнение коллекции старейшего на Урале музея. Ваше участие в ее обогащении оценивается как высоконравственное стремление гражданина России сохранить культурно-историческое наследие своего края".

Музей в Екатеринбурге, вернее, его нынешняя экспозиция - лишь начало. Представлены полторы тысячи образцов, то есть десятая часть собранного. Владимир Андреевич надеется, что настанет время, когда он сможет показать и всю коллекцию.



Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Музей»