Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КОМУ УЧИТЬ УЧЕНЫХ

О. БЕЛОКОНЕВА.

О том, что российская наука зашла в тупик, многие из наших читателей знают не понаслышке. Отсутствие финансирования и, как следствие этого, утечка мозгов за рубеж привели к невиданному кризису во всех ее областях. Не последнюю роль в критическом положении науки сыграла потеря престижа научных исследований в целом. Однако кардинальные изменения, произошедшие в стране за последние годы, показали, что без высоких технологий и сильной фундаментальной науки вряд ли удастся стать частью информационного общества. Но развивать современные технологии невозможно без знаний. С другой стороны, качество получаемых знаний напрямую зависит от уровня развития науки. Именно поэтому на слушаниях "Роль науки в современном мире и ее влияние на развитие России", прошедших в апреле 2003 года в Государственной думе под председательством спикера российского парламента Г. Селезнева, известные ученые и политики в выступлениях акцентировали внимание на проблемах высшего образования в России.

Мы живем в мире постоянно ускоряющегося научного прогресса. Так, если сумма человеческих знаний в 50-60-е годы удваивалась каждые десять лет, а в 70-е - каждые пять, то в начале ХХI века удвоение информации происходит каждые два года. Области знаний, которые еще вчера относились к фундаментальной науке, сегодня становятся достоянием прикладных исследований, а затем незамедлительно переходят в разряд новых технологий. Пока еще культурно-образовательный уровень россиян отвечает наивысшим требованиям, но складывается ситуация, когда даже самые крупные университеты не поспевают за развитием науки. Плачевное положение науки пагубно отразилось на ее связи с образованием и ведет к резкому падению уровня преподавания в российской высшей школе в целом.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Пожалуй, самое тяжелое положение - в области технических и естественно-научных дисциплин. И это неудивительно. Чтобы вырастить специалиста в этой сфере, необходима научная база: современные лаборатории, хорошее оборудование и, самое главное, рабочая обстановка и квалифицированный научный руководитель. В общем, нужно все то, что принято называть термином "научная школа". Кроме того, будущий специалист должен осознавать необходимость получаемых знаний и навыков, то есть ощущать свою востребованность обществом. Школа предполагает преемственность. На деле же в системе высшего образования остались в основном представители старшего поколения. Прослойка сорокалетних профессоров и доцентов малочисленна, и они зачастую рассматривают свою преподавательскую деятельность как хобби по отношению к основной деятельности - бизнесу, приносящему реальный доход. И как результат - все более и более увеличивающееся отставание российского образования от мирового научного процесса. Да и сами студенты и аспиранты не заинтересованы в получении навыков экспериментальной работы, рассматривая высшее техническое образование только лишь как средство для устройства на высокооплачиваемую работу. Отсюда - формальное отношение к выполнению дипломных и курсовых проектов, написанию диссертаций. Неудивительно, что из именитых академий и университетов выходят специалисты, не имеющие никаких навыков научных или инженерных исследований. Так вымирают когда-то передовые научные школы, так падает уровень высшего образования в России.

По мнению выступавшего на слушаниях главного редактора научно-популярного журнала "В мире науки" (русскоязычной версии американского журнала "Scientific American") профессора Сергея Петровича Капицы, наука не востребована обществом в целом и системой образования в частности. С его точки зрения изменить отношение российского общества к науке могла бы информационная поддержка научных знаний всеми средствами массовой информации. В своем выступлении он подчеркнул, что одной из основных задач по поднятию роли науки в современной России является формирование общественного сознания, причем выполнение этой задачи практически не требует капиталовложений. На первых порах было бы достаточно начать широкое освещение научных проблем на российском телевидении и радио. Однако этого не происходит. Капица отметил, что пока практически единственной трибуной ученых остаются научно-популярные издания, например журнал "Наука и жизнь", но этого явно недостаточно.

Заместитель председателя Комитета Государственной думы по образованию и науке Олег Николаевич Смолин очень точно заметил, что во второй раз в российской истории интеллигенция стала жертвой революции, которую сама же и подготовила. Последствия демократической революции оказались особенно трагическими для науки. Сегодня в России на нужды науки выделяется около 0,3% от ВВП, в то время как развитое общество должно расходовать на науку не менее 2%. Но, как в прежней, так и в нынешней системе, финансирование науки осуществляется по остаточному принципу, причем его уровень постоянно пересматривается бюджетной комиссией. В результате "в загоне" остается не только наука, но и такие сферы человеческой деятельности, как (в порядке убывания финансирования) сельское хозяйство, культура, образование, наука и медицина. Из этого списка видно, что в худшем положении по отношению к науке у нас находится только медицина. Немалую роль в плачевном финансовом положении науки и высшего образования сыграло решение Думы о снятии налоговых льгот с некоммерческого сектора. Такое решение Смолин назвал одним из парадоксов казарменного либерализма. Что же касается образования, то на его нужды должно выделяться не менее 10% национального дохода, или примерно 7% от ВВП. На высшее же образование следует тратить не менее 3% расходной части федерального бюджета, а средние ставки в сфере образования должны быть не ниже средней заработной платы в промышленности. По словам Смолина, для достижения этих показателей финансирование образования в России необходимо увеличить в 4 раза.

На слушаниях были приведены и другие цифры. Оказывается, высшие учебные заведения тратят на образование программиста около 25, экономиста - 15, а гуманитария - 5 тысяч долларов в год. Можно предположить, что ученый биолог или физик "стоит", по крайней мере, не меньше программиста. По данным Российского фонда фундаментальных исследований, с начала 90-х годов за рубеж выехало не менее 80 тысяч ученых, преимущественно физиков, химиков, биологов и программистов, в результате чего казна недосчиталась 60 миллиардов долларов, а с начала 70-х годов потери от утечки мозгов составили не менее триллиона долларов. Вот какой огромный вклад внесла и продолжает вносить Россия в развитие науки других стран! Если ситуацию не переломить в ближайшие годы, то у России не будет шансов стать частью информационного общества. Ведь развитое информационное общество предполагает занятость 60-80% населения интеллектуальным трудом.

Но помимо "безвозмездной помощи" в виде высококвалифицированных научных кадров, которую наша страна оказывает и без того экономически развитым государствам, в последнее время также усилилась тенденция вывоза российского капитала на нужды высшего образования. Так, по данным Всемирного банка, в России он возрос за последние два года в 3 раза и составил около 5 миллиардов долларов в год. То есть все больше и больше наших граждан предпочитают вкладывать деньги в образование детей за рубежом, а значит, Россия финансирует систему высшего образования других стран. И это - прямое следствие нехватки специалистов в российской высшей школе. Многие россияне (те, кому не по карману получить образование за границей) платят за заочное обучение в зарубежных вузах по системе дистанционного обучения. Например, на территории России 10(!) новозеландских университетов заочно обучают наших студентов. Российская же высшая школа современные информационные технологии дистанционного обучения практически не использует. Между тем в последние годы оно получило широкое развитие во многих странах. Так, университет штата Мэриленд в США дает дипломы 360 тысячам студентов в год. Это в 6 раз больше, чем количество выпускников этого университета всего несколько лет назад. Такой прогресс достигнут исключительно благодаря дистанционному обучению через системы спутниковой связи.

Падение уровня образования в российской высшей школе отмечали многие выступавшие. Ректор Российского народного университета Владимир Алексеевич Зернов назвал систему российского образования дорогой и неэффективной. Правительство глухо к проблемам высшей школы, и интеллектуальное богатство страны продолжает разбазариваться.

Не только крупные концерны и корпорации, но и даже коммерческие образовательные учреждения могли бы субсидировать проведение научных исследований. Но новые русские капиталисты предпочитают отправлять своих детей учиться за границу, нимало не заботясь о падении уровня высшего образования в собственной стране. Также налицо отсутствие разума и воли у армии чиновников от Минпромнауки. Но есть и объективные причины затянувшегося кризиса в науке и высшем образовании. Вину в том многие выступавшие на слушаниях видят в недостаточной капитализации российской экономики и соответственно в отсутствии экономической оценки интеллектуальной собственности. Но тем не менее некий поворот к инновационной деятельности в науке и образовании все же наметился. В 2001 году правительство РФ приняло постановление об интеграции науки и высшего образования России на 2002-2006 годы, в текущем году правительством объявлен конкурс по программам Инновационного проекта развития образования. Правда, средства от него пойдут на поддержку инициатив и повышение качества образования только в области социально-экономических наук. Но и технические отрасли не остаются без финансирования. Министерство промышленности, науки и технологий РФ вместе с рядом российских технических университетов также проводят международный конкурс инновационных проектов. Определены приоритетные направления инноваций на 2003-2006 годы. Остается надеяться, что все эти события - индикатор перемены государственной политики по отношению к науке и высшей школе.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Проблемы образования»