Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Сказка о трёх богатырях, которые сразились с «электрическим драконом»

Ник. Горькавый

Журнальный вариант одной из научных сказок из новой книги Ник. Горькавого «Электрический дракон», которая выйдет в свет в издательстве АСТ в начале этого года.

— Испокон веков не было ничего страшнее для человека, чем гроза с молниями и громом. Тёмные тучи налетали на деревни и города, молнии, как огнедышащий дракон, сжигали дома, расщепляли деревья, убивали людей. Все, кто мог, — прятались; все, кто верил в милосердие богов, — молились. Но всегда находились среди людей те, кто превосходил остальных умом и силой, кто не боялся сразиться с самым опасным врагом. Нашлись смельчаки, бросившие вызов и «электрическому дракону».

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

— И кто же были эти богатыри? — поинтересовалась Галатея, слушавшая вечернюю сказку, которую читала её мама, принцесса Дзинтара.

— Вечно ты перебиваешь! — укоризненно сказал Галатее старший брат Андрей, впрочем, он был не настолько старше сестры, чтобы не слушать мамины научные сказки.

— Их было трое, — ответила Дзинтара, — русский Михайло Ломоносов, немец Георг Рихман и американец Бенджамин Франклин. Они не испугались дракона, плюющегося молниями и рычащего громом, решили узнать его слабые стороны, а может быть, и заставить чудовище работать на человека.

— Дракона? Работать? — недоверчиво покачала головой Галатея.

— Именно так. Каждый богатырь шёл к битве с драконом своим путём. Когда все трое были подростками, никто даже не догадывался, что из них вырастут богатыри. Этих пареньков объединяли только три вещи: они были очень талантливы, очень бедны и очень хотели учиться.

Михайло Ломоносов был из крестьян. Он вырос в глухой деревне Холмогоры возле Белого моря, и ему была уготована отцовская судьба: ходить за сохой да ловить неводом рыбу. Однако больше всего на свете Ломоносов хотел постичь науки, увидеть разные страны и разгадать, почему гремят грозы и светят полярные сияния. Но отец и слышать не хотел о том, чтобы отпустить сына учиться. Он даже решил его женить, чтобы дурь из головы выбить. Тогда девятнадцатилетний Михайло надел тулуп, взял котомку с двумя книжками: «Грамматикой» Мелетия Смотрицкого и «Арифметикой» Леонтия Магницкого — и в декабрьский лютый мороз сбежал из дома. Три дня и три ночи он шёл пешком по заснеженной дороге, по санному следу, пока не нагнал рыбный обоз и не попросился ехать с рыбаками.

— Он же мог замёрзнуть насмерть! — ужаснулась Галатея. — Или его могли съесть волки!

— Да, это был отчаянно смелый шаг, — согласилась Дзинтара. — Но Ломоносов очень хотел учиться!

Михайло помогал толкать застрявшие в сугробах сани и собирать сушняк для костров во время ночёвок. Рыбаки знали, что парень едет в город учиться, и посмеивались над ним: разве ученье поможет поймать больше рыбы? Михайло в ответ отшучивался и присутствия духа не терял. Вот только ночью приходили в голову тревожные мысли: справится ли он? Говорят, для ученья языки надо знать хорошо: латынь, немецкий.

Спустя три недели после начала путешествия, в январе 1731 года, рыбный обоз прибыл в Москву. Михайло шёл по улице и дивился. Народищу-то сколько! Дома-то какие здоровенные!

В те времена в России учёба была привилегией дворян. Ломоносову пришлось пойти на обман: он сказался не крестьянским, а дворянским сыном. Его взяли в единственное в то время высшее учебное заведение России — Славяно-греко-латинскую академию. Малолетние ученики посмеивались над взрослым Михайло, но именно он стал самым знаменитым выпускником этого учебного заведения.

Следующие десять лет прошли в бедности и в упорной учёбе. Ломоносов набирался знаний в Москве и Киеве. В 1735 году его и ещё 12 лучших учеников отправили в Петербург и зачислили студентами университета при Академии наук. Михайло начал изучать немецкий язык, математику, экспериментальную физику. В марте 1736 года Академия наук приняла решение отправить самых способных молодых людей в Европу для изучения технических и естественных наук.

За границей Ломоносов обучался пять лет: около трёх — в Марбургском университете и около года — во Фрайбурге. Ещё около года он провёл в переездах, был в Голландии и к тридцати годам превратился из крестьянского парня в разностороннего учёного, владеющего латынью и несколькими европейскими языками. Его научные интересы были многогранны, но исследование молний и северных сияний заняли особое место в его трудах.

Второй богатырь — Георг Рихман — родился в семье прибалтийских немцев. Он не знал своего отца, который умер от чумы ещё до его рождения. Георг был ровесником Ломоносова, но с учением ему повезло больше: без особых помех Рихман начал учёбу в Таллине, а продолжил в Германии. Завершив образование, он стал домашним учителем детей немецкого графа. Когда тот вместе с семьёй переехал в Санкт-Петербург, то взял Георга с собой. Рихман решил по-ступать в Санкт-Петербургскую академию наук и художеств (Петербургскую академию наук). Он подал в приёмную комиссию своё сочинение по физике и сопроводил его просьбой зачислить в студенты. К радости Рихмана, его приняли. К тридцати годам Рихман стал серьёзным физиком. Он подружился с Михаилом Ломоносовым, который к тому времени уже занимал должность профессора академии.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Из истории науки и техники»