Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Лошадь Пржевальского возвращается в степь

Специальный корреспондент журнала «Наука и жизнь» Светлана Мироненко

В 1879 году Николай Михайлович Пржевальский открыл для мира дикую монгольскую лошадь, позже названную в его честь. Песчано-рыжая, плотного телосложения, со своенравным характером, она не поддавалась дрессировке и с явным преимуществом конкурировала с домашними конями за пастбища и водопои. Недовольные местные скотоводы решали эти проблемы с помощью огнестрельного оружия. К 1969 году в природе не осталось ни одной лошади Пржевальского.

К счастью, сохранилась дюжина особей, проживавших на тот момент в зоопарках и заповедниках, и биологи решили с их помощью возродить практически вымерший подвид. Генетикам предстояло выполнить исключительно сложную, «ювелирную» работу: из-за крайне небольшого числа исходных особей был велик риск проявления вредных мутаций; кроме того, у лошадей Пржевальского были гены от их домашних «кузенов», так что характерные свойства дикого подвида могли при восстановлении численности попросту размыться. Тем не менее всё закончилось удачно, и сейчас в мире насчитывается около 2700 лошадей Пржевальского, из которых примерно 500 обитают в природе (Монголия, Украина), остальные — в зоопарках и полурезерватах (то есть на большой, но огороженной территории). По сравнению с исходной дюжиной — очень много, но всё же недостаточно для надёжного сохранения подвида. Поэтому общая цель заповедников мира — создать в естественных условиях несколько независимых чистокровных популяций лошадей Пржевальского в качестве генетического резерва.

Одна из таких популяций формируется в Оренбургской области в заповеднике «Оренбургский» на участке «Предуральская степь», где специально выделили земли под Центр реинтродукции лошади Пржевальского. В октябре 2015 года в Центр завезли шесть лошадей из Франции, где существует Ассоциация по лошади Пржевальского ТАХ (Association pour le Cheval de Przewalski: TAKH)*, задача которой — помогать заповедникам создавать полноценные популяции и в дальнейшем выпускать лошадей в дикую природу. Чтобы не было инбридинга, то есть близкородственного скрещивания, каждый год в заповедник будут завозить по несколько особей из национальных парков и заповедников разных стран. Следующий завоз из Европы сотрудники заповедника «Оренбургский» планируют на октябрь 2016 года.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Открытие Центра реинтродукции лошади Пржевальского в Оренбургском заповеднике состоялось 27 мая 2016 года. На торжество приехали представители французской Ассоциации ТАХ и монгольского национального парка Хустайн-Нуруу. «Лошадь Пржевальского — последний оставшийся вид дикой лошади, — подчеркнула вице-президент Ассоциации ТАХ Клаудиа Фё. — Чтобы восстановить популяцию, очень важно сотрудничество заповедников».

Проект по реинтродукции лошади Пржевальского под руководством ТАХ уже был осуществлён в Монголии: на протяжении 1990-х годов в национальный парк Хустайн-Нуруу из европейских питомников завозили диких лошадей, наиболее пригодных для выпуска на природу. Сейчас на территории парка проживают около 500 особей. По словам одного из сотрудников парка Хустайн-Нуруу, после появления лошади Пржевальского там стали появляться и другие животные — например, дзерен (зобастая антилопа), которой как раз не хватает в центральной части Монголии. Кроме того, в отличие от овец, лошади траву не вырывают, а откусывают, сохраняя корни и разбрасывая семена. Так что в целом для экосистемы от возвращения лошадей Пржевальского одна только польза.

Доставить лошадей из Франции в Оренбургскую степь было делом непростым: наземным транспортом их на такое расстояние не повезёшь, остаётся самолёт, а это значит, что лошадей нужно приучить к особым транспортным клеткам. Животные, которые до сих пор свободно бегали по заповеднику, должны были провести какое-то время до и после перелёта в карантинных вольерах. Наконец, нужно было проследить, чтобы животные не начали ссориться и драться.

К счастью, обошлось без неприятных сюрпризов: все лошади оказались здоровы, хорошо выдержали путешествие и за восемь месяцев жизни в «Предуральской степи» стали настоящей семьёй.

Для лошадей Пржевальского характерен гаремный тип социальной организации, и оренбургская группа, или, в терминологии коневодства «косяк», не исключение. Её вожак — взрослый самец Авен. Кроме него в группе три молоденькие кобылы и кобыла постарше с жеребёнком. Изначально была опасность того, что Авен не примет жеребёнка Паприку (бывают случаи, когда дикий конь убивает чужих жеребят). Чтобы не допустить конфликта, сотрудники заповедника в карантине разделили лошадей на две группы: в одной — Селена со своим жеребёнком Паприкой, в другой — Авен с тремя молодыми кобылами. Затем после завершения карантина лошадей выпустили в акклиматизационный загон. Первыми —Селену и Паприку, к которым запустили одного Авена. Конь начал ухаживать за новой подругой и, чтобы не огорчать её, благосклонно отнёсся к жеребёнку. Паприка смекнул, что следует соблюдать иерархию: стучал зубками, прижимал уши и копировал движения вожака, чем заслужил снисхождение.

«Во взаимоотношениях лошадей присутствует всё — ревность, любовь, дружба», — говорит руководитель Центра реинтродукции лошади Пржевальского Татьяна Жарких.

У Авена есть любимая «жена» — самая молодая и скромная кобыла Лаванда. К ней он относится с наибольшим трепетом. За это Лаванду недолюбливает другая «жена» — блондинка Олива, единственная лошадь светлого окраса: ни с того ни с сего может подойти и лягнуть соперницу. Однако иногда двух кобыл можно заметить стоящими вместе в стороне и кропотливо вычёсывающими друг друга.

Татьяна Жарких — единственный человек, который может спокойно подойти к диким лошадям. Заповедник только открылся для посетителей и гостей просят вести себя тихо, не шуметь и не разбредаться — лошадям ещё не приходилось видеть много людей разом. Татьяна идёт впереди быстрым шагом с полным овса ведром и громко зовёт лошадей — её голос для них родной. Они узнают её и радостно бегут навстречу. Но нужно помнить — диких лошадей невозможно приручить, они не поддаются дрессировке, как домашние.

В заповеднике к «подопечным» относятся заботливо, но стараются не слишком баловать. Всё-таки лошадей растят не для зоопарка или питомника, а для того, чтобы создать независимую чистокровную популяцию, способную противостоять всем опасностям диких условий. Поэтому содержат их не в конюшнях, а в загонах под открытым небом.

Вице-президент Ассоциации ТАХ Клаудиа Фё основала биостанции по реинтродукции лошади Пржевальского на юге Франции и помогала адаптироваться лошадям в Монголии. На открытии Центра реинтродукции лошади Пржевальского в Оренбургском заповеднике Клаудиа отошла от толпы журналистов, снимающих лошадей, и устроилась на траве с маленьким биноклем. Вдалеке пасся табун. Вожака стада Авена Клаудиа знала, когда тот ещё был жеребёнком и жил на биостанции во Франции. «Счастливые лошади, — говорит она по-английски с французским акцентом. — Им здесь очень хорошо».

***

- Эволюционные пути лошадей Пржевальского и предков нынешней домашней лошади разошлись 45 тыс. лет назад.

- Дикие лошади Equus ferus подвида przewalskii населяли оренбургские степи вплоть до первой половины XIX века.

Комментарии к статье

* Монгольское название лошади Пржевальского — тахь.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Красная книга»