Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КОВРЫ И ГОБЕЛЕНЫ ПОДПОЛКОВНИКА ЛОКТЕВА

Л. БЕЛЮСЕВА

Подполковник авиации, кандидат технических наук Виктор Борисович Локтев - человек поистине многогранный. Главное дело его жизни - самолеты. А в часы досуга офицер Военно-воздушных сил РФ продолжает совершенствовать свое изобретение - вышивальный станок и создает удивительно жизнерадостные ковры, гобелены. Москвичи могли видеть их на выставках в Центральном доме художника, в "Галерее на Песчаной" и павильоне "Культура" Всероссийского выставочного центра. Успехи на этом поприще позволили Виктору Борисовичу стать полноправным членом сразу двух творческих объединений - Союза художников России и Союза дизайнеров Москвы. За пятнадцать лет интерес подполковника к своему увлечению нисколько не угас, потому что это занятие ему по душе. А начиналось оно так. ПЕРВЫЕ ШАГИ

В далеком 1988 году, гуляя с супругой по Арбату, Виктор заинтересовался работой одного старичка: на глазах у публики тот быстро-быстро тыкал иголкой с ниткой в натянутую на пяльцы ткань - и получался симпатичный, вышитый петельками рисунок. Рукоделие привлекало клиентов, и народ с удовольствием покупал у старичка чудо-иглы. Наш герой орудие кустарного производства покупать не стал. Придя домой, нашел подходящий металлический стержень, сделал из него первый экземпляр своей иглы и испытал ее в деле.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Рукоделие это было чем-то средним между ковроткачеством и вышиванием крестиком и открывало Виктору широкое поле деятельности для реализации его художественных способностей. Ведь он отличный рисовальщик. Еще в школе забавлял одноклассников своими шаржами, карикатурами, рисунками, комиксами. Сначала рисовал где придется, потом, по совету преподавателя, в больших общих тетрадях. За годы его средних и высших "университетов" накопилось одиннадцать таких "томов". Здесь можно увидеть в картинках песню из кинофильма "Генералы песчаных карьеров" и чуть ли не весь репертуар группы "Машина времени", поломать голову над замыслова тыми шарадами, посмеяться над новогодними курсантскими забавами.

Виктор вполне мог бы стать профессиональным художником, но решил, по стопам отца, стать военным и после окончания школы поступил в Харьковское авиационно-инженерное училище. Закончил училище с красным дипломом. И нисколько не жалеет о том, что пошел по военной стезе. Работа инспектора авиационного регистра, которой он, как представитель Министерства обороны РФ, занимается в опытно-конструкторском бюро имени С. В. Ильюшина, интересная и ответственная. Приходится контролировать техническое состояние новых моделей самолетов - от чертежей и изготовленных по ним деталей до сборки и испытаний.

В часы досуга, кроме ковроткачества, подполковник Локтев увлекается компьютерной графикой и компьютер ной анимацией, одно время иллюстрировал книжки-раскраски для детей, рисовал шарады и публиковал их. Спрашиваю: "Как на все хватает времени?" - "А я быстро завожусь, и у меня все быстро получается".

Первый ковер в виде пятирублевой купюры размером метр на шестьдесят сантиметров Виктор соткал за несколько недель в том же 1988 году и подарил любимой супруге Светлане по случаю рождения старшей дочки с намеком, что деньги если не в банке, то дома уж точно будут водиться. На купюре вышил номер КЛ 210888, который расшифровывается так: Катя Локтева родилась 21.08.88. Хотя коврик был напольным, супруги повесили его на стену. А когда увидели, какое впечатление он производит на гостей, поняли: проблема с подарками друзьям и сослуживцам решена.

Допытываюсь у собеседника, есть ли у этого рукоделия история?

- Как рассказывали мне знающие люди, с которыми я встречался на выставках, иголка в виде полого, заостренного на конце стержня попала к нам в Россию из Германии после 1945 года, когда закончилась Вторая мировая война. Немцы делали ее из скрученного листа железа и использовали исключительно для ремонта ковров. Нить пропускали сквозь трубочку иглы и с изнанки протыкали инструментом протертое место. На лицевой стороне образовывались петельки, их подстригали, сравнивая с ворсом ковра. Получалось красиво и аккуратно. У нас незатейливая игла нашла другое применение. С ее помощью стали делать ковры на стену. Брали, например, расписные скатерти, платки и вышивали по набитому на них рисунку. В 1947-1953 годах этот вид рукоделия был введен в школьную программу. Потом (когда народные промыслы исключили из школьного обучения) о нем забыли. В 1987-1988 годах, в условиях новых рыночных отношений, предприимчивые люди вспомнили о бабушкином рукоделии, стали кустарным образом делать иголки и продавать. Одно время в универмаге "Московский" даже работал специальный отдел, где можно было купить и вышитые коврики, и инструмент для вышивания. Однако кустарные иголки, как правило, были некачественными, с острыми заусенцами, которые не позволяли нитке свободно ходить взад-вперед. Пряжа путалась и рвалась, петли получались разной высоты.

Испробовав всякие материалы, Виктор стал делать иголочки из телевизионных антенн, медицинских шприцов и капельниц. А чтобы регулировать высоту петли, снабдил их цанговым механизмом. Так как работать первое время приходилось в гостиной, а в соседней комнате спали дочки, нужно было свести к минимуму шум, возникающий при каждом прохождении иглы сквозь туго натянутый на пяльцы холст. Убрал надфилем кромочки на конце иглы и все заусенцы - помогло.

Поначалу вышивал, как все. Наносил на изнанку холста рисунок и по его контурам стежок за стежком набивал ковер, раскрашивая шерстью все детали внутри контура и фон. Получалось медленно, да и рука через час работы прямо-таки немела. Ведь если вышивать тонкой иглой, то для заполнения одного квадратного сантиметра приходится делать до 30 уколов, а для заполнения одного квадратного метра - уже до 300 000! Это более 80 часов непрерывной работы с заданным ритмом: один укол - одна секунда. Такой темп не выдержит никто.

И Виктор стал думать, как это дело можно механизировать. А так как работал он в знаменитом конструкторском бюро, то изобрести вышивальный станок для него не составило особого труда.

КОВЕР В 1000 КИЛОМЕТРОВ

Десять лет назад по собственным чертежам Локтев изготовил механический вышивальный станок. Взял большое металлическое колесо от старой стиральной машины, приделал к нему велосипедные педали, выточил из пластмассы маленькое колесо, а в качестве привода приспособил ремень от той же машины. Один оборот маховика превращался в 60 оборотов маленького колеса. Вращательное движение преобразовывалось в поступательное, по гибкому тросику передавалось иголке - и петельки возникали одна за другой с невероятной быстротой. Конечно, пришлось поломать голову над тем, чтобы иголка сама, без лапок, шла вперед (ведь на большой плоскости лапки снизу не подведешь, а если делать их сверху, то громоздкая деталь будет закрывать рисунок). Это и явилось предметом изобретения. Для станка смастерил рабочий стол - что-то вроде верстака с "рукой", которая придает игле вертикальное положение и обеспечивает ей горизонтальное перемещение по полотну.

Теперь производительность труда увеличилась в десятки раз. Правда, чтобы вышить один ковер, приходилось крутить педали по пять - восемь часов в сутки, как заправскому велогонщику. А это нешуточная нагрузка на сердце.

- И сколько же километров вы наезжали за день?

- Ну, если средняя скорость велосипедиста 12 километров в час, то выходит около 100 километров.

- Значит, ковер в 100 километров?

- Нет, 100 километров - это не ковер, а маленькая подушка. Над небольшим ковром нужно работать не один, а как минимум десять дней. А это уже 1000 километров.

Тут Виктор попросил лист бумаги и за считанные минуты нарисовал дружеский шарж на самого себя, сопровождая художество небольшими комментариями: "Так как я военный, я должен быть в погонах, портупее и все время в фуражке, чтобы честь не забывать отдавать. Здесь у меня радио, "Русское радио", в виде граммофона с вращающей ся пластинкой, я ведь всегда под музыку работаю. А тут нитки валяются, ножницы. И вот такая кошка сидит".

- Кошка есть?

- Да, это мой бич.

- А кошечка - девочка?

- Разумеется. У меня дома девчонок немерено: жена, две дочери, теща. Я пытался это разбавить котом, да не вышло. Первого кота взяли - не прижился. Второй объелся шерстью. Третий устраивал такие погромы в квартире! Однажды до того расшалился, что бросился на часы и разбил их, чем переполнил чашу терпения моей супруги. Пришлось отдать сорванца другим владельцам. А кошечка, которую дети и жена принесли в дом, прижилась, и ей все прощается. Она везде расхаживает, цветы ест, путает мне нитки - и никаких проблем, потому что девчонка. А я мучаюсь с ней.

С механизацией процесса ковры посыпались как из рога изобилия. У Виктора Борисовича появились первые заказчики. Теперь творчество не только грело душу, но еще и давало возможность пополнять семейный бюджет.

Мастерство ткача совершенствовалось с каждой работой, а голова конструктора рождала все новые и новые идеи по модернизации станка. Когда Локтев оснастил его электрическим приводом и снабдил ножной педалью, как у швейной машины, нужда крутить велосипедные педали отпала. Станок из механического превратился в электрический и получил название "Электрическая кисть".

- Технически грамотные люди, взглянув на эту мою конструкцию пятилетней давности, сразу понимают, какие механизмы и детали здесь использованы, и думают, что легко смогут ее повторить, - говорит Виктор Борисович, - однако внутри станка есть механизм, который, пока изобретение не запатентовано, я держу в секрете. Я уже знаю, как двигаться дальше, чтобы добиться еще более совершенных результатов.

ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ

Сюжеты на коврах Локтева самые разные. Листаю фотоальбом, в котором запечатлены около 150 ковров и гобеленов (от маленьких, формата А4, до больших - 3x2 метра). В действительности их почти 200, больше половины - в частных коллекциях. Вот великолепные букеты цветов, подсолнухи, прямо как у Ван Гога, причудливый силуэт обнаженного апельсинового дерева и яркие, оранжевые апельсины на земле. А вот собор Василия Блаженного и божья коровка на компакт-диске. Целая серия гобеленов с лягушками (оказывается, очень многие люди коллекционируют изображения лягушек, в Интернете даже есть сайт), и, словно живая, собака породы мастино неаполитано. Вот логотипы разных фирм... В альбом не успели войти последние ("крайние", поправил меня Виктор Борисович, когда визировал текст, так как у летчиков не принято употреблять слово "последний") тканые картины из циклов "Петербургские мосты" и "Санкт-Петербург глазами москвича", а также несколько гобеленов, которые на момент нашей беседы находились на выставке в Центральном доме художника. Но обязательно войдут.

- А какие сюжеты любимые?

- Трудно сказать, - отвечает Виктор Борисович. - Особой привязанности к какому-то одному стилю нет. Жена любит цветы, и я часто их вышиваю. Все ведь для женщин делаем. Однако в большинстве моих новых работ проявляется любовь к абстракции. Вот гобелен с рабочим названием "Обманывая женщину, говори ей правду". Здесь показаны противоречия между мужской и женской логикой. Мужская логика - это рубленые квадраты, женская - это волны, то есть попытки обмануть. Оранжевые шарики символизируют, что все тайное рано или поздно становится явным.

А эта философская картина называется "Отрыв от плоскости существования" и обозначает следующее. Каждый из нас существует в какой-то своей плоскости, где есть светлые, радужные тона и темные - коричневые, серые, разные. Но в какой-то момент отведенное пространство становится тесным, ты чувствуешь, что можешь достичь более высоких вершин, и пытаешься вырваться из этой плоскости, пройти сквозь нее. Нашел место, где можешь вырваться. Все, что накопилось, берешь с собой и вырываешься. Однако та система, в которой ты живешь, за счет сил натяжения начинает тянуть тебя обратно, удерживает. Хватит у тебя сил и напряжения вырваться вперед - хорошо, не хватит - она затянет. Вот так я стал художником. Друзья говорили: "Ты что, военный и еще коврики крестиком вышиваешь?!". Можно было опустить руки и работать, как все. Но я начал набирать обороты, чтобы двигаться вперед и вперед. И наступил критический момент: те силы натяжения, которые удерживали меня, начали, наоборот, выталкивать и поднимать, как на этом гобелене. Ну, это я шучу. А на самом деле такое происходит с любым человеком, который пытается чего-то добиться в жизни.

- Кстати, а как относятся к вашему увлечению сослуживцы?

- Они долгое время не подозревали, что по вечерам и в выходные дни я занимаюсь ковроткачеством. А узнав, удивились. Мол, не мужское это дело. Не скажу, что меня такая фраза очень задевала, так как считаю, что строгого деления на мужскую и женскую работу не существует, хотя, конечно, немного комплексовал. Если у человека душа к делу лежит, какая разница, какого он пола. Между прочим, всей начальной работой любого искусства, которое сегодня считается чисто женским, занимались мужчины. Освоив, например, тонкости какого-нибудь рукоделия, они механизировали процесс. Кто изобрел вязальный станок? Мужчина. А швейную машину? Тоже мужчина. Так и у меня. Каждый вышитый ковер - это новый шаг к усовершенствованию изобретенного мною вышивального станка. И золотую медаль лауреата Всероссийского выставочного центра я получил как конструктор и дизайнер этого станка. Он - моя главная работа. Что же до ропота коллег, то он исчез, когда я начал приглашать их на свои выставки. Сослуживцы были в восторге.

- А какие планы на будущее?

- Думаю сделать серию ковров, связанную с авиацией. Изобразить, например, на одной половине холста чертеж самолета, а на другой - самолет, взлетающий с этого чертежа.

- Жена довольна вашей "гражданской" работой?

- Конечно, она и дочки, Катюша и Иринка, - мои первые и самые благодарные зрители и ценители. Хотя вначале я их донимал своим творчеством, так как вечно мусорил в квартире (ковроткачество - грязная работа: везде наброски рисунков, обрезки ниток и пыль, состоящая из ворсинок). К тому же шум от станка, пусть и небольшой, тревожил их по ночам. Полное взаимопонимание наступило, когда перебрался работать в мастерскую.

МАСТЕР - КЛАСС!

Показывать свои ковры и гобелены на выставках Виктор Борисович начал с 1999 года. А недавно осуществилась еще одна мечта подполковника: у него появились ученики. Руководство павильона "Культура" Всероссийского выставочного центра, где Локтев уже не раз выставлял свои произведения, обратилось к нему с просьбой вести мастер-классы по выходным дням. На этих занятиях мастер рассказывает о своих секретах вышивания, о том, как сделать иглу и как ею пользоваться. За три урока обучает плоскому (как палас), объемному, или скульптурному, ковроткачеству и ковроткачеству с подрезкой. "Женщины все быстро схватывают и к концу занятий начинают вышивать даже лучше, чем я", - говорит Виктор Борисович.

Сейчас, когда мастер в совершенстве овладел "живописью шерстью", он взялся осваивать технику вышивания ковров нитками мулине. Эти нитки имеют богатую цветовую гамму и позволяют делать более тонкие контуры.

Приятно все-таки сознавать, что в нашей армии есть такие военные, у которых можно поучиться не только искусству ковроткачества, но еще и умению жить и радоваться жизни.


Фото В. Пирожкова.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Мир увлечений»