Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Что общего у сталеварения и снимка лёгких?

Павел Селиванов, горный инженер, минералог

Однажды, сидя в ожидании своей очереди в кабинет флюорографии, я заметил, что в табличке с названием кабинета была сделана ошибка, табличка гласила: «Кабинет флюрографии». Кто-то, то ли из пациентов, то ли из докторов, подписал ручкой недостающую букву. Размышляя над правильностью написания термина, я вдруг задумался — а многие ли пациенты или даже врачи знают происхождение этого названия? Нет, дело не в степени компетентности докторов, тут я предпочитаю быть оптимистом, а в том, что корни у этого термина более глубокие, чем кажется на первый взгляд.

Начнём с самого верхнего слоя. Слово «флюорография» образовано из двух слов: «флюоресценция» и «графо» — описываю, рисую. То есть флюорография — это получение изображения («рисунка») с помощью флюоресценции. Но мы все знаем, что при флюорографии делается снимок грудной клетки человека при помощи рентгеновских лучей. Казалось бы, при чём здесь флюоресценция?

А дело всё в том, что рентгеновские лучи невидимы для человеческого глаза. Иметь рентгеновское зрение хотелось бы многим, но увы…

Но как же тогда увидеть то, что по определению невидимо? В этом-то и помогает флюоресценция — особое физическое явление. Обычные предметы мы видим за счёт того, что они отражают падающий на них свет. При флюоресценции вещество поглощает свет, а затем излучает на другой длине волны. Часть энергии при этом рассеивается внутри вещества. Есть такие вещества, которые поглощают невидимый человеческому глазу ультрафиолет, а излучают фиолетово-синий свет. В темноте эти вещества как будто бы светятся. Очень красиво выглядят покрытые флуоресцирующей краской предметы на солнечном свету: у них аномально яркие, насыщенные цвета. А в случае с флюорографией используется такое вещество, которое поглощает рентгеновское излучение, а вместо него излучает видимый свет, благодаря чему и удаётся «увидеть» невидимые лучи и сделать с их помощью фотографию.

Конечно, любой врач-рентгенолог это знает и наверняка расскажет вам много тонкостей процесса, мне неведомых. Но в самом слове «флюоресценция» отражено название первого вещества, у которого обнаружилось это свойство, — минерала флюорит. Флюорит имеет химическую формулу CaF2 и часто образует красивые кристаллы фиолетового или зелёного цвета. Кстати, фтор, входящий в состав флюорита, по-английски называется «fluorine» — также в честь минерала, в составе которого он впервые был обнаружен.

То есть получается, что от названия минерала произошли названия химического элемента, физического явления и метода медицинского обследования!

Но это не самый глубокий слой нашей лингвистической луковицы. Само слово «флюорит» происходит от латинского fluo — течь. Казалось бы, какая связь между твёрдым минералом и течением? Прямая, всё дело в применении флюорита: с древних времён он используется в качестве флюса — добавки к железной руде, которая снижает температуру её плавления и облегчает выплавку из неё стали. Чтобы расплавить руду без флюорита, её надо греть до 1700 градусов, а при его добавлении сталь выплавляется уже при 1100—1200 градусах. Это позволяет тратить меньше топлива (дерева или угля) при сталеварении. Кстати, слово «флюс», очевидно, также происходит от слова «fluo».

Ещё одно название флюорита — плавиковый шпат, оно тоже восходит к применению минерала в металлургии. Почему «плавиковый», нам уже понятно, а вот почему «шпат»? На уроках природоведения в школе нам рассказывали, из чего состоит гранит — из кварца и полевых шпатов (а также из слюды), но что такое полевой шпат — остаётся загадкой. Этот вопрос некоторое время мучил меня в детстве, и, скорее всего, я так и не узнал бы ответа, если бы не связал свою судьбу с геологией. «Шпат» в переводе с немецкого означает «кирпич». У некоторых минералов есть такое свойство, что они раскалываются в одних направлениях лучше, чем в других, точно так же, как древесина легко раскалывается вдоль волокон и плохо рубится поперёк них. Если у минерала таких направлений два или три, то камень раскалывается на маленькие параллелепипеды, очень похожие на кирпичики. А полевой шпат к тому же похож на кирпич и по цвету — обычно бывает красного, жёлтого или белого цвета. Он часто встречается в виде обломков, например в гранитной крошке, которой посыпают улицы при гололедице. Если среди такой крошки найти розоватый камешек, поблёскивающий гладким сколом, — без сомнения, это и есть полевой шпат. Полевой — поскольку буквально валяется под ногами, что называется, в чистом поле. Что до флюорита, то у него тоже есть свойство спайности и поэтому он также раскалывается на «кирпичики». А от плавикового шпата получила своё название плавиковая (она же фтористоводородная) кислота с формулой HF.

Таким образом, один минерал дал имена столь разным и на первый взгляд никак между собой не связанным вещам. А зная происхождение слов, понимаешь, почему правильно писать «флюорография», а не «флюрография».


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «ОТВЕТЫ на наивные, рассудительные, каверзные и всякие иные ПОЧЕМУ»