Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

У апостола (1913—1914). Глава из новой книги «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время»

Семён Резник

Имя академика Николая Ивановича Вавилова (1887—1943) навеки вошло в золотой фонд мировой науки.

Н. И. Вавилов. 1910-е годы.
Н. И. Вавилов. 1910-е годы.
Н. И. Вавилов и У. Бэтсон. Петергоф. Сентябрь 1925 года.
Н. И. Вавилов и У. Бэтсон. Петергоф. Сентябрь 1925 года.
Эту фотографию бэтсоновского института сделал сам Н. И. Вавилов.
Эту фотографию бэтсоновского института сделал сам Н. И. Вавилов.
Н.И.Вавилов. Великобритания, 1913—1914 годы.
Н.И.Вавилов. Великобритания, 1913—1914 годы.

Ботаник, генетик, географ, агроном, путешественник, руководитель крупнейших научных коллективов, Вавилов преобразовал мировое растениеводство. Он открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости, создал теорию центров происхождения культурных растений и крупнейший генофонд культурной флоры, заложил научные основы селекции. Н. И. Вавилов был основателем и первым директором Всесоюзного института растениеводства и Института генетики Академии наук, первым президентом ВАСХНИЛ (1929—1935), президентом Государственного географического общества (1931—1940).

Собирая семена и растения по всему миру, Николай Иванович Вавилов не раз смотрел в глаза смерти, был готов отдать жизнь «за самое малое в науке». И отдал, отстаивая науку в борьбе с воинственным обскурантизмом.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

О Вавилове написаны книги, сняты документальные кинофильмы, продолжают выходить очерки и статьи… Журнал «Наука и жизнь» в разное время публиковал работы самого Николая Ивановича, материалы, так или иначе связанные с его именем и памятью о нём.

Давний автор «Науки и жизни» Семён Ефимович Резник, с 1982 года живущий в США, писатель-документалист с солидным стажем, сейчас работает над новой книгой о великом учёном. Публикуем из неё главу, посвящённую первой зарубежной поездке Николая Ивановича Вавилова.

1.

Стажировка в лучших зарубежных лабораториях была почти обязательным условием для начинающего российского учёного, «оставленного для приготовления к профессорской деятельности»: только после неё он мог представить к защите магистерскую диссертацию, получить место доцента, потом профессора в университете или научного сотрудника в научно-исследовательском учреждении. Такова была укоренившаяся традиция русской науки. Заграничная командировка хорошо оплачивалась государством; стипендиату предоставлялась полная свобода в выборе мест и характера занятий. Стипендию давали не каждому — надо было выдержать жёсткий конкурс.

В заявлении на командировку Николай Вавилов развернул широкую программу работ и занятий. Он намеревался ознакомиться «с современным состоянием биологии сельскохозяйственных растений», в частности с «теоретическими основами селекции», и в особенности с тем, как изучаются в Европе болезни и иммунитет растений. Работы в этой области он начал на селекционной станции Петровки1, намерен был продолжать их за рубежом и, главное, освоиться со всем тем, что было достигнуто в этой области.

Зарубежная командировка Н. И. Вавилова была рассчитана на два года. В его записке названы имена британских учёных Харри Биффена и Маршала Уарда2, «особенно много сделавших в учении об иммунитете растений к грибным заболеваниям». С ними и их работами он планировал познакомиться на месте. При составлении записки он не знал, что миколога Маршала Уарда уже не было в живых. Зато он знал, что Харри Биффен — один из ближайших учеников профессора Уильяма Бэтсона. Как и профессор Паннет, чей курс генетики в Кембриджском университете он планировал прослушать.

«При возможности» он намеревался позаниматься у самого Бэтсона в его Садоводственном институте в городе Мертоне, но уверенности, что это удастся, у него не было. Бэтсон представлялся ему легендарной личностью, олимпийцем, обитавшим в заоблачной выси. Он мог лишь мечтать о том, что с высоты своего величия Бэтсон снизойдёт до безвестного молодого пришельца из России.

2.

В первую заграничную поездку Николай Вавилов отправился не один. С ним поехала его молодая жена Катя Сахарова-Вавилова. Она лучше владела английским языком и вызвалась при необходимости быть его переводчицей и помощницей. Так ему было спокойнее. Да и разлучаться на целых два года молодым супругам не хотелось.

Они обвенчались в апреле 1912-го, через месяц после возвращения Николая из Петербурга, где предыдущую зиму он стажировался в Бюро по прикладной ботанике Р. Э. Регеля и в Бюро микологии и фитопатологии А. А. Ячевского.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Книги в работе»