Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Телефон на колючей проволоке

Юрий Фролов

Телефон шведской фирмы «Эрикссон», 1896 год.
Телефон шведской фирмы «Эрикссон», 1896 год.
Патент Дж. Глиддена, 1874 год.
Патент Дж. Глиддена, 1874 год.

Изобретателем колючей проволоки в её современном виде считается американец Джозеф Глидден, фермер из Иллинойса, который получил соответствующий патент в 1874 году. На равнинах Северной Америки не было ни дерева, ни камня для возведения стен или заборов вокруг частных владений фермеров, а пасущийся скот имеет тенденцию разбредаться. Поэтому изобретение пришлось к месту, вскоре появились различные его модификации, а там и автоматические машины для изготовления колючей проволоки. В некоторые годы общая длина проволочных изгородей на североамериканском континенте увеличивалась на миллион километров!

К концу XIX века американские фермеры осознали, что им не хватает модной городской новинки — телефона. Чтобы поговорить с соседом, узнать местные новости, посоветоваться по практическим вопросам или просто поболтать, приходилось седлать коня и выезжать за пределы своей колючей проволоки. Неизвестно, кому пришла в голову идея, скорее всего, сразу нескольким обитателям глубинки в разных точках страны, но вскоре фермеры стали выписывать по почте телефонные аппараты и подключать их к проволочному ограждению. Тогдашний телефон имел внутреннюю сухую батарею для питания линии постоянным током и динамку переменного тока для питания звонка. Для вызова ручку динамки крутили, как это можно видеть в исторических кинофильмах.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

В начале ХХ века «заборные» телефонные сети простирались на север от Миссури до канадской границы, они возникли и на юге страны — в Техасе и Нью-Мексико. В 1907 году насчитывалось три миллиона пользователей, что на полмиллиона больше, чем у тогдашнего официального монополиста — фирмы «Белл».

В отличие от городских сетей, сельский телефон не имел центральной станции с пультом подключений. Поэтому абоненты договаривались, как жильцы наших коммунальных квартир: желаешь поговорить с мистером Джонсоном — звони один раз, с мистером Робинсом — два раза, а ранчо сеньора Родригеса вызывается двумя длинными звонками и одним коротким. Звонки, разумеется, были слышны на всех фермах, но к аппарату подходил именно тот, кого вызывали. Возникали и телефонные конференции с несколькими собеседниками. Сигналом общего вызова считался очень длинный звонок. Так сообщали о важных новостях: последних ценах на зерно или мясо, о пожаре в прерии, о надвигающемся урагане.

Культура телефонного разговора в сельской местности сложилась совершенно иная, чем в городе, скорее похожая на современный интернет. Городские компании брали повременную плату, поэтому разговоры в городе отличались краткостью. Разговоры по колючей проволоке были совершенно бесплатными, так что говорили часами, как сейчас пользователи интернета часами зависают в социальных сетях. Устраивали даже музыкальные вечера: один играет на банджо, другой поёт под этот аккомпанемент, остальные слушают, время от времени выражая своё одобрение и делая заказы. Счастливец, недавно побывавший в городе и привёзший более или менее свежую газету, читал её соседям. Если кто-то посторонний хотел срочно обратиться к одному из собеседников, он просто снимал свою трубку, вмешивался и просил на минутку прервать беседу, чтение или концерт.

Самопальная система функционировала на удивление хорошо. Батареи высокого напряжения и угольные микрофоны обеспечивали более громкий и чёткий звук, чем современный мобильник. А толстая проволока лучше передавала сигнал, чем современная витая пара из тонких проводков. Правда, звук ослабевал, когда подключалось сразу много абонентов. И большие проблемы создавал дождь: деревянные колья, на которых была натянута проволока, намокали и отводили ток в землю. Поэтому проволоку стали укреплять на изоляторах. Настоящие фарфоровые электротехнические изоляторы стоили дорого, и фермеры додумались применять сухие кукурузные початки, коровьи рога и копыта, полоски кожи. Но особенно эффективным оказалось горлышко от бутылки, тем более, появлялся лишний повод «усидеть» ещё бутылочку виски.

Однако общение по колючей проволоке всё же было ограниченным. И когда к 1920-м годам нормальные телефонные линии дотянулись до многих ферм и стали возможны даже междугородние разговоры, телефон на колючке сам собой постепенно отмер.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Из истории науки и техники»