Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КОТ СТЕПАН И ДРУГИЕ

Н. КОРОЛЕВА.

НЕСКОЛЬКО ИСТОРИЙ ИЗ ЖИЗНИ ОДНОГО КОШАЧЬЕГО СЕМЕЙСТВА И ПРИМКНУВШЕГО К НЕМУ ПСА

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. СНУПИ

Появлению в доме щенка предшествовали не совсем приятные обстоятельства: меня укусил ротвейлер. С забинтованной от кисти до локтя правой рукой я сидела дома. Настроение было соответствующее. Вечером раздался звонок в дверь, я открыла. На пороге, странно улыбаясь, стоял вернувшийся с работы муж. В квартиру он заходить не спешил, а на мой удивленный взгляд ответил вопросом: "Переночевать пyстите?" У его ног рядом с портфелем дрожал щенок-подросток, сам ростом с портфель. Худющий, грязный, шерстка торчит клочьями, глаза несчастные. Получив приглашение заходить, щенок пулей влетел в квартиру и помчался прямиком на кухню. Там он опустошил кошачьи миски, сметая все подряд - молоко, рыбу, воду. Тяпа со Степаном удивлены были безмерно, но, видимо, решили, что зверь не слишком большой и вреда от него не будет. Даже не зашипели. Подошли поближе познакомиться, результатом осмотра остались довольны. Только все удивлялись: как можно столько есть? Куда только в него, такого маленького, столько влезает? Щенку очень хотелось остаться. Он был готов на все - купаться, сушиться, дружить с кошками, только бы не прогнали.

Муж рассказал следующую историю. Окна его кабинета на работе выходили на оживленный перекресток. Он услышал визг тормозов, спустя несколько минут звук повторился, потом еще. Как истинный автомобилист, он не мог оставить этот факт без внимания и выглянул в окно. По проезжей части метался щенок, перебегая с одной стороны улицы на другую и обратно. Муж отправился спасать животное. Каким-то образом умудрился отловить, посадил в скверике, а сам пошел обратно на работу. Но щенок оставаться один не захотел и, скуля, поплелся следом. Собрались сочувствующие сотрудники. Совместными усилиями определили, что щенок породистый - миттельшнауцер, только ушки не купированы. Отыскали на шее ленточку-метку. Решили, что щенок живет где-то по соседству и просто потерялся, развесили объявления и стали ждать. Накормленный щенок проспал весь день в гостевом кресле. Вечером муж собрался домой, договорившись, что за щенком присмотрит ночной дежурный, но малыш начал скулить и зашлепал следом к двери. Пришлось взять его домой. Мы думали - на ночевку, оказалось - навсегда.

Объявления сразу же дали результат, но не тот, которого мы ожидали. Отыскались два родных брата нашего найденыша. Через них удалось выйти на хозяйку его мамы. Из разрозненных фактов картина составилась примерно следующая. Щенок родом из Мытищ, клубный, от очень породистых родителей. В выводке их было двенадцать, и заводчица не смогла сразу всех пристроить. Ее приятельница нашла двух потенциальных покупателей в Москве и привезла на показ четырех малышей. Один из них сбежал. Про него говорили потом, что выделялся нервозностью, вроде бы его уже брал кто-то, а потом вернул. В общем, история была не очень понятная. Заводчица позвонила нам, сказала, что по всем приметам это ее щенок, но забирать его как-то не рвалась. Уговаривала оставить и обещала перезвонить через три дня. То ли она поняла по телефонному разговору, что на улицу щенка не выбросим, то ли были у нее какие-то личные обстоятельства, но объявилась она лишь через месяц. На щенка посмотреть не захотела, привезла его родословную мужу на работу. Щенок действительно оказался хороших кровей. Для нас это, правда, не имело никакого значения. Мы успели его полюбить.

Появление щенка мама встретила в штыки. Щенок чувствовал ее нелюбовь, старался по возможности избегать, а свое отношение к ней выражал доступными ему средствами: устроил туалет у нее в комнате. Я все еще была на больничном, рука заживала медленно, и маме приходилось заниматься уборкой, в том числе и ликвидацией последствий щенячьей деятельности. Вдобавок первым делом щенок изгрыз именно мамины тапочки, что не способствовало улучшению отношений. Днем, пока муж был на работе, мама "давила" на меня, требуя выбросить пса. Я колебалась - мужу очень хотелось собаку, мне самой щенка было жалко, но и выслушивать ворчанье родительницы было утомительно. Каким-то образом щенок понял, что мой голос окажется решающим: на чью сторону я встану, там и будет большинство. Он ходил за мной тенью, всем своим видом показывая, какой он замечательный. Когда однажды к нам приехала родственница и с порога закричала: "Ну, показывайте, кто тут у вас появился!", щенок решил, что это за ним. И до тех пор, пока она не ушла, он сидел у меня на руках, обнимая передними лапами за шею, чем растрогал до слез.

Пока судьба щенка окончательно не решилась, мы о кличке не думали. Сначала сами колебались: оставлять - не оставлять. Потом стали опасаться - вдруг объявится хозяйка щенка и захочет забрать его. Поэтому поначалу звали его просто Щенок. А когда решили, что пора как-то определиться, оказалось, что Щенок уже выбрал себе имя сам. Ему понравилась кличка кота, и он решил, что он тоже Степа. Но два Степана - это слишком много для одного дома. Мы стали искать что-нибудь созвучное. По телевизору в это время в очередной раз показывали "Собаку Баскервилей". Кличка кокер-спаниеля доктора Мортимера - Снупи показалась нам подходящей. Снупи и Степа звучали похоже. Щенок новое имя одобрил, правда, довольно долго считал, что у него два имени, и, когда звали кота, тоже прибегал.

Когда мы получили родословную щенка, выяснилось, что при рождении ему дали имя по всем правилам, как клубному щенку от породистых родителей: "Елон Шегги с Лосиного острова". Но так как участвовать в выставках мы не собирались, его "фамильное" имя так и осталось невостребованным.

Потом я прочитала в словаре, что английский глагол to snoop означает подглядывать, подсматривать чужие тайны. Короче говоря, совать нос не в свое дело. Что, как выяснилось впоследствии, вполне подошло к характеру пса.

Снупи в детстве был не очень-то игрив. Он не бегал ни с мячом, ни с палочкой, как другие собачки. Мы так и не сумели научить его команде "Апорт!". Он бежал за палочкой, но обратно не приносил, а, найдя ее, принимался грызть.

Гулять он сначала вообще не хотел. Первое время выносили его на улицу на руках, он быстро делал свои дела и мчался к подъезду. Мы решили, что он помнит, как однажды потерялся, и очень этого боится. Соседка до сих пор вспоминает, как мы с ней вдвоем не могли протащить щенка через входную дверь в подъезде. Снупи растопырил все четыре лапы пропеллером и верещал так, будто его убивают. Других собачек он сторонился, от чужих людей на улице шарахался. Только где-то к полутора годам начал общаться с сородичами, причем приятелей выбирал по какой-то своей, для нас непонятной системе. То пугался крохотной доброжелательной собачонки, а то заигрывал с кавказской овчаркой.

А однажды произошла забавная история. Снупи было уже года три, но он, как и прежде, гулял с большой неохотой. Утром муж вывел его на улицу, и их долго не было. Через какое-то время наши кошки уселись около входной двери, стали подозрительно принюхиваться, ковырять дверь лапами и мяукать. Я отворила дверь и обнаружила Снупи, одного. Испугавшись, собралась идти на улицу - вдруг с мужем что-то случилось? Но вскоре он вернулся, совершенно расстроенный, и сказал, что, пока он возился с машиной, Снупи потерялся. На самом деле пес решил, что гулянье пора заканчивать, ждать хозяина ему надоело, и он пошел к подъезду. У подъезда встретил знакомую собачку с хозяйкой и вместе с ними погрузился в лифт. На своем этаже Снупи преспокойно вышел и уселся у двери квартиры.

Еще одна забавная история была связана со стрижкой. Миттельшнауцеров положено тримминговать и стричь в соответствии с их шнауцериной модой. Надо отметить, что нестриженый шнауцер выглядит весьма неаккуратным. У него и так фигура квадратная, приземистая, с широкой грудью. Отросшая шерсть придает ему еще более массивный вид. Борода и усы стоят дыбом, глаз совсем не видно из-под длинной челки, а на носу смешным кустиком топорщатся отрастающие волоски. Во время прогулок к густой шерсти цепляется разный мусор - листики, веточки, не говоря уж о грязи. Настоящее стихийное бедствие - репьи. Почему-то наш Снупи умудряется находить их даже зимой, когда, казалось бы, все закрыто снегом. А по бороде можно легко определить, какая каша была у пса на обед.

Так вот, эпизод, о котором я хочу рассказать, произошел при самой первой стрижке. Не буду описывать, как проходил сам процесс. Снупи, разумеется, сильно нервничал, а потому капризничал и сопротивлялся. Отмечу лишь, что Тяпу процедура очень заинтересовала, и она приняла в ней самое живое участие. Степан же, поздоровавшись с парикмахершей, отправился в другую комнату спать. Участие Тяпы заключалось в том, что она влезла на стол, приставала к Снупику и к парикмахерше, в общем, всячески всем мешала. Но процесс превращения Снупи из лохматого непонятного пса в элегантного миттельшнауцера проследила до самого конца. Степан все проспал, а когда проснулся, то преображенного Снупика не узнал. Начал на него шипеть, делать "горба". Снупи расстроился. Он и так чувствовал себя непривычно без шерсти, а тут еще кот не признает. Степана уговорили довольно легко - по запаху он быстро сообразил, что к чему. Со Снупи было сложнее. Он стеснялся своего нового внешнего вида, особенно его огорчал голый хвост. Он все вертелся и пытался рассмотреть: что же такое странное у него сзади получилось? А когда мы вышли на улицу и все начали говорить, какой пес стал красивый, Снупи в добрые слова не очень-то верил и все старался присесть и спрятать злополучный хвост от посторонних глаз.

С детства у Снупи сохранилась скверная привычка - воровать еду. Сначала мы думали, что он растет, все время хочет есть и, видя в кошках конкурентов, старается урвать кусок. Смеялись даже, мол, "тяжелое детство" сказывается. Но пес вырос, а отучить его от воровства мы так и не смогли. Может утащить все что угодно, даже хлеб. Ну, а уж если оставить бутерброд с колбасой в доступном месте, то тут и говорить не о чем.

Однажды на даче он уволок со стола на терраске полбатона варено-копченой колбасы. Чтобы дотянуться до вожделенного яства, псу пришлось влезть на стул, а потом на стол. Когда я услышала какие-то странные звуки и вышла на терраску посмотреть, что же происходит, то увидела, как, зажав колбасу в передних лапах, Снупи откусывает по кусочку, смакуя, чавкая и причмокивая. Заметив меня, он быстро прикрыл колбасу телом и сделал вид, что просто отдыхает.

Как-то мы оставили на открытой полке, довольно высоко, вазочку с конфетами. Вскоре я обратила внимание на разбросанные по комнате фантики. Сначала рассердилась на мужа - ест конфеты и не может выбросить бумажки в мусорное ведро. Но оказалось, что это кошки достают конфеты и используют как замечательные шуршащие игрушки. Ну, а Снупи тут как тут - подбирает то, что упало на пол. Если удавалось, он разворачивал обертку, а если нет - жевал конфету вместе с бумажкой.

С кошками Снупи живет дружно. Частенько можно наблюдать, как они все вместе вповалку спят на диване. Но своих кошек от чужих он отличает. Чужих кошек гоняет, правда, беззлобно. Самая большая радость -- загнать чужую кошку на дерево. Но если она не убегает, а разворачивается и начинает шипеть, Снупи удивляется и сразу теряет к ней интерес.

Фото автора.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «О братьях наших меньших. Зооуголок на дому»