Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Вся история одной связи

Евгений Константинов. Фото автора

«Твой телефон в музей пора отправлять!» — эта фраза из обихода гламурной молодёжи совсем не так легкомысленна, как кажется. Телефон, давно уже ставший привычным и надёжным способом общения человечества, всегда был предметом высокотехнологичным и модным. А потому музейное собрание телефонной аппаратуры — это зеркало времени, отражающее одновременно развитие электротехнического прогресса и бытового дизайна за последний век с четвертью.

Манера меряться «крутизной» телефона появилась задолго до изобретения сенсорного экрана, полифонии и мобильных приложений. Едва Александр Белл успел запатентовать свой аппарат (это произошло в 1876 году), как абоненты голосовой связи смекнули, что телефон не только удобный способ общения, но и отличный повод для хвастовства. Из утилитарного средства коммуникации этот прибор быстро превратился в главное украшение стола. Или стены. И, как любой недешёвый высокотехнологичный модный предмет, сразу же стал развиваться в двух направлениях — инженерном и дизайнерском.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Прогресс в лицах

Первый работоспособный телефонный аппарат, созданный Беллом, требовал по-стоянной регулировки; громкость и качество связи падали с расстоянием, а максимальная дальность работы ограничивалась сотнями метров. Кроме того, он не был предназначен для работы в большой сети. Да что там — у него ещё даже не было звонка, а говорить и слушать предлагалось в одну и ту же трубку! Но впечатление от этого новшества вдохновило многих выдающихся изобретателей по всему миру. И они буквально за несколько лет общими усилиями, действуя независимо, но дополняя друг друга, построили полноценную систему телефонной связи, на базе которой продолжает действовать современная телефония. Среди этих изобретателей — великий Томас Эдисон, создатель плоской грампластинки Эмиль Берлинер, автор действующего прообраза одновременно факсимильной связи и графического планшета Илайша Грей, основатель всемирно известного ныне концерна Вернер Сименс, конструктор первой системы связи с движущимся объектом Павел Голубицкий, чей телефон использовали на железных дорогах не один десяток лет, и многие, многие другие.

Строго говоря, Александр Белл не был первым. Принцип электрической телефонной связи, то есть идею преобразовать звуковые колебания в электрические импульсы, передать их по проводам на значительное расстояние и там обратно превратить в звуковые колебания, первым предложил парижский инженер-телеграфист Шарль Бурсель. В 1854 году он опубликовал результаты своих пятилетних исследований и опытов, впервые в истории употребив в этой работе само слово «телефон». Правда, до практического воплощения у француза дело не дошло, но предложенная им идея и решение микрофона в виде круглой металлической мембраны, замыкающей контакты под давлением акустических волн, вдохновили Иоганна Филиппа Рейса, школьного учителя из Германии, который сконструировал, собрал и опробовал первый работоспособный прототип телефона в 1860 году. В это же самое время совершенно независимо в Нью-Йорке создал собственный аппарат для передачи звука по электрическим проводам итальянский эмигрант Антонио Меуччи. Увы, оба изобретателя не смогли внедрить свои разработки: из-за тяжёлой болезни Рейс не успел усовершенствовать аппарат до такой степени, чтобы заинтересовать немецких связистов, а Меуччи продал чертежи компании «Вестерн Юнион», в архивах которой... они благополучно затерялись.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Музей»

Детальное описание иллюстрации

Телефон конструкции Александра Белла, версия 1890 года. Колебания кожаной мембраны с металлической пластинкой под действием звуковых волн вызывают колебания электромагнитного поля в катушке. В режиме приёма всё происходит наоборот — электромагнитное поле заставляет акустическую мембрану вибрировать.
Телефоны с индукторным вызовом, работавшие в сетях с ручной коммутацией, подразделялись на две большие группы по принципу питания микротелефонной трубки. В аппаратах системы МБ была собственная местная батарея, что позволяло подключать их непосредственно друг к другу для прямых вызовов, минуя городскую сеть. Аппараты системы ЦБ питались по проводам от центральной батареи телефонной станции. Слева в витрине стоит настольный аппарат Ericsson образца 1890 года, прозванный «скелетом»; он был одной из самых популярных моделей своего времени и выпускался более сорока лет без серьёзных изменений. В ответ на шведский «скелет» в 1902 году Антверпенский завод компании «Белл», к тому моменту уже объединившейся с «Western Electric», начал выпуск похожей модели (стоит в витрине справа). Этот телефон был изящнее конкурента, а также и легче за счёт алюминиевого корпуса. За характерную форму ножек аппарат получил прозвище «Эйфелева башня».
Телефон фирмы «Western Electric» системы ЦБ, оборудованный таксофонной приставкой Gray Telephone Station для приёма монет в 5, 10 и 25 центов. Чтобы им воспользоваться, надо было сначала обычным образом вызвать телефонистку и опускать монеты только после того, как она подключит нужного абонента. США, 1915 год.
У настенного аппарата Ericsson системы ЦБ в строгом железном корпусе, выпускавшегося в Санкт-Петербурге, была долгая конвейерная жизнь. Он оставался в производстве многие годы и после того, как завод переименовали в «Красную зарю». Слева — аппарат 1909 года; справа — 1920 года.
Рекламная брошюра, изданная более века назад, сообщает интересные подробности о телефонной аппаратуре своего времени. В том числе и о московских ценах. Так, за «Телефонный аппарат нормального размера с индуктором в три магнита.., действующим через 300 ом сопротивления звонка и 20 000 ом сопротивления линии, с ящиком для элементов» просили 38 рублей. Самый дешёвый из представленных аппаратов, «Автофон» за 6 рублей, предназначался «для включения в обыкновенную звонковую проводку» для вызова прислуги и позволял наладить голосовую связь внутри дома.
Немецкий полевой телефон образца 1905 года фирмы «Siemens&Halske» был выполнен в форме трубки из алюминия, покрытого кожей. Разговорная тангента сделана в виде большой продольной клавиши, а по бокам от неё есть две функциональные кнопки — вызов (белая) и увеличение громкости (чёрная). В документации времён Первой мировой войны аппарат называется «армейским телефоном старой модели», так как существовала более новая версия образца 1913 года.