Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

РАССКАЗЫ ПУТЕШЕСТВЕННИКА

С. САХАРНОВ. Фото Ю. Курбатова.

Святослав Владимирович Сахарнoв - автор более ста книг, в которых он описывает свои встречи и приключения в Африке, Индии, Южной Америке. В начале этого года он стал лауреатом Международной премии Ганса Христиана Андерсена. Это конечно же произошло неслучайно. Ведь наставником, а потом и другом Святослава Владимировича был замечательный писатель Виталий Бианки, который учил любить природу, животный и растительный мир нашей планеты.

ГЛИНЯНЫЙ ТЕРЕМОК

Шел я как-то степью-саванной, вижу - стоит остроконечная башня, в Африке часто можно встретить такие - коричневые, слепленные из глины, в рост человека, а то и повыше. Строят эти башни похожие на муравьев насекомые - термиты.

Подошел поближе. Э-э, да в боку-то у дома дыра. Пролом. И еще какой большой, мне не составило труда забраться внутрь.

Обитатели его покинули. Чем им не понравилось это место - непонятно. Но тут я заметил возле входа роговую пластинку величиной с палец. Так вот кто разрушил глиняный дом, кто прогнал его обитателей - панголин! Причудливый зверь, похожий на гигантскую ящерицу, весь в роговых пластинах, как в броне. Нападет враг, панголин свернется в клубок - попробуй укуси! А когти у панголина большущие, крепкие, ими он и разрушил кладку, полакомился насекомышами и поселился в глиняном теремке. Только где же он?

Повернулся - смотрю пучок желтой шерсти, а кое-где в нем еще и черные волоски. Ясно чьи - леопарда. Выследила пятнистая кошка панголина, забралась в термитник и прогнала нового жильца. Не осталось безнаказанным его злодейство.

И что же - в теремке теперь поселился леопард? Нет! Леопарды непоседы, бродят в одиночку по саванне, охотятся то тут, то там, ночевать предпочитают на деревьях.

Так, так, посмотрим еще. Что это? Выползок! Кусок прозрачной змеиной шкуры. Вот кто был третьим гостем теремка: в пустой термитник забрался молодой удав, пожил, сменил шкуру в укромном месте да и отправился дальше. А может быть, его спугнули? Кто только не проходил мимо теремка за это время! И лев-одиночка мог прошагать, и стая обезьян-бабуинов проскакать, или, покачивая головой, медленно прошествовал жираф. Вот было бы удобно их снимать отсюда. Но в жаркий полдень все звери затаились, никто не захотел мне позировать. Вылез я из термитника и пошел дальше.

Иду, оглядываюсь. Торчит посреди саванны глиняная горка. Терем-теремок, кто теперь в тебе будет жить? Кто заглянет в опустевший брошенный дом и заселит его? И тогда начнется другая сказка. Может быть, сказка с хорошим концом.

НЕПРАВИЛЬНЫЙ АВТОМОБИЛЬ

А это еще что за столбики? - спросил я инспектора заповедника в Южной Африке Джека Оуена, когда заметил, что по обеим сторонам разбитой колеи, по которой ехал наш автомобиль, торчком стоят небольшие серые зверьки. Они застыли на задних лапах, высоко подняв мордочки и опустив передние лапки на брюшко. Когда машина приближалась, зверек наклонялся и исчезал, словно его поглотила земля.

- Это сурикаты, родственники мангустов, - объяснил мне Джек. - Стоят они около своих норок. Правда, забавно? Совсем забавно будет, если я вам покажу... Да вот, смотрите сами. Видите дерево? А на нем...

На небольшом деревце, которое одиноко росло на возвышенности, на самой верхней ветке что-то темнело: тоже сурикат! Маленькое животное и тут ухитрилось стоять столбиком, правда, усевшись в развилке и обхватив ветку лапками.

- Это у них часовой, - продолжал Джек. - У сурикатов много врагов. Того и гляди, появится шакал или лисица или с неба орел нападет. Без надежного сторожа не обойтись.

В этот раз мы уехали к самой границе заповедника, прожили там несколько дней, а когда вернулись, мне снова довелось встретиться с сурикатами. Они объявились уже возле нашего дома.

- Им здесь будет неплохо, - улыбнулся Джек, - жаль вот только подходящего дерева нет.

Действительно, ни одного деревца около нашего, одиноко стоявшего на краю поселка домика не оказалось.

Все последующие дни я наблюдал за жизнью сурикатов. Маленькие животные вырыли себе норки подальше от дома, но ловить мышей и воробьев приходили к самым дверям. Кроме того, они любили копать землю, добывая луковицы растений и разыскивая жуков и термитов.

В первый же день у Джека, когда тот подъезжал к дому, испортился мотор, и он оставил машину на открытом месте, довольно далеко от дома.

- Ты куда собрался? - спросил я его на следующее утро, видя, что мой друг складывает дорожную сумку.

- В город. Куплю запчасти и вернусь, - ответил он. - А вы посмотрите, как наши сурикаты приспособили авто!

Я подошел к окну и засмеялся: на крыше машины столбиком стоял и вертел головой сторожевой.

- А ведь и верно, отличное место. Обзор, защита, лучше не придумаешь, - согласился я. - Пускай пользуются.

Джек не возвращался два дня, и с самого утра место на посту занимал очередной зверек. Когда в воздухе появлялся орел или коршун, часовой издавал короткий свист и все, кто промышлял в это время около дома, скрывались в норках. То же случилось, когда у дверей ненароком появилась бродячая собака.

Вернулся Джек. Отремонтированная машина снова заняла свое место около двери.

Но уже на следующее утро я был разбужен необычными звуками. Кто-то громко, наперебой верещал, свистел, вскрикивал. Я подошел к окну и увидел, что около автомобиля собралось десятка два сурикатов. Животные были явно возмущены. Они то залезали на машину, то спрыгивали с нее и все время бурно выражали свое негодование.

- Протестуют, - догадался Джек. - Считают, что все эти дни машина стояла на правильном месте, откуда был хороший обзор. А теперь неверно - все заслоняет дом. Что будем делать?

Мы отогнали лендровер на прежнее место, и пост на крыше сразу же занял очередной часовой.

Не знаю, чем не понравилось сурикатам жить с нами. То ли действительно тут не хватало деревьев, а автомашину мы брали каждое утро и возвращали только к вечеру, то ли стая быстро переловила всех мышей и выкопала все корни и луковицы, но однажды шустрые зверьки исчезли. Наверное, ушли искать себе новое место, где есть пища и где они не будут зависеть от недогадли вых и капризных людей.

ПАЛЬМОВЫЙ ВОР

На этот островок у восточного побережья Индии пришлось добираться с помощью моторной лодки. Нанял ее мой друг, почтовый чиновник Буч.

- И что вы так рветесь на остров? - удивлялся он. - Там же ничего, кроме колючей травы, нет. Несколько пальм да крабы. Вот и все!

- Крабы мне и нужны. Их еще называют пальмовыми ворами.

Я так много читал про них, что мог себе представить, как это произойдет: осторожно, держась за панцирь, я возьму краба с огромными клешнями, брюшко у него мягкое, подвернутое, как у рака-отшельника. Поднесу его к пальмовому дереву. И буду смотреть, как краб, цепляясь всеми десятью лапами за ствол, стремительно побежит вверх на высоту десятиэтажного дома. Там, как ножницами, перережет стебелек, на котором висит орех, и тот полетит вниз. Краб спустится и начнет его разделывать. Говорят, если клешни не берут, хитрец находит камень и разбивает орех о него. Возвращаемся из поездки, и я сразу же в гостинице пишу рассказ об этом замечательном приключении. Ну как?

Буч покачал головой. Он был большим знатоком птиц, но в крабах не разбирался.

Между тем наша лодка приблизилась к острову. Вытащив ее до половины на берег, мы отправились на поиски. Долго искать не пришлось - вот и крабы: красные колючие спины, пара поднятых вверх клешней, расставленные суставчатые ноги. Выбрав самого большого, я поднес его к дереву.

Вместо того, чтобы лезть вверх, краб от дерева отвернулся! Тогда я посадил его прямо на шершавый иззубренный ствол. Но вор и тут сплоховал: боком неумело пополз вниз, не дополз, упал. Я посадил его еще раз, повыше - то же самое. Что такое?

"Тогда пусть разгрызет орех", - решил я. Искать упавший кокос долго не пришлось. Краб повозился, повозился около него, но даже мягкую подгнившую кожуру резать не стал, а принялся выковыривать маленькие кусочки и отправлять их в рот. Правой, левой, правой, левой... Н-да!

Мы долго бродили по острову. Прямо под нашими ногами крабы шныряли по песку, ловко пробирались через заросли травы, то и дело хватали насекомых и ящериц. Еще они объедали гнилую кору с упавших кокосов. Наконец в одном месте мы увидели, как парочка крабов доедает разбитый надвое большой орех.

- Его разбил человек, - заметил Буч. - Тот, кто побывал тут до нас. Теперь вам все ясно? Пальмовые воры не лазают по пальмам и не воруют орехи. Возвращаемся назад?

С печальным выстрелом завелся мотор. Лодка, гоня перед собой волну, отошла от берега. Поворот и крошечная полоска песка с частоколом зеленолистых пальм начали удаляться.

Вечером я сел за письменный стол. Рассказ о крабах, которые сами влезают на пальмы и поедают великолепные кокосовые орехи, не получился. Я написал на чистом листе всего два слова: "Пальмовый вор".

Этот вор "украл" у меня рассказ. Зато он научил меня не верить на слово описаниям других людей, а рассказывать о том, что видел своими глазами.

Подписи к иллюстрациям

Илл. 1. Термитов часто называют "белыми муравьями" из-за того, что они тоже ведут общественный образ жизни. Эти насекомые почти незнакомы жителям местностей с умеренным климатом: они обитают в тропиках и субтропиках. Некоторые виды термитов, как, например, в Южной Африке, достигают 1,5 см. Питаются они в основном растительной пищей. Многие всеядные термиты в гнездах разводят "грибные сады" - представителей обычных плесневых грибов. В жарких странах с муссонным климатом, где более влажные и более сухие периоды постоянно сменяют друг друга, "белые муравьи" возводят иногда очень высокие термитники, которые, как дома, возвышаются над травой. В отличие от наших рыхлых муравьиных куч эти сооружения, сделанные из прочно сцементированной глины, представляют собой своего рода крышу над подземной частью гнезда. Иногда они бывают коническими, иногда грибовидными. Случается, что постройки достигают таких размеров, например в Индии, что в разрушенных термитниках могут укрыться буйволы и даже... слоны.

Илл. 2. Термитник в африканской саванне. В разрезе видны: многочисленные грибные камеры (1) - грибы идут в пищу термитам; "царская камера" (2) - там обитает царица; система вентиляции с несколькими выходами на поверхность (3). Рисунок из книги М. Фройде "Животные строят". - М.: Мир, 1986.

Илл. 3. Леопард - красивая кошка с вытянутым гибким, стройным и вместе с тем сильным телом. Весьма ярко окрашенный мех леопарда из тропических стран густой, но не пушистый. Эти хищники прекрасно лазают по деревьям, нередко располагаются там на дневной отдых или устраивают засаду. Все они великолепные бегуны. Некоторые виды, например гепарды, способны развить (правда, на короткую дистанцию, метров на 500) огромную скорость - до 110 километров в час.

Илл. 4. Панголин - своеобразное млекопитающее из отряда ящеров - напоминает огромную еловую шишку благодаря серо-коричневым роговым чешуям, которые, налегая друг на друга, покрывают все тело. Питаются панголины исключительно муравьями и термитами. Раскапывая термитники, они садятся на задние лапы, опираясь на хвост, и передними лапами разламывают стены. В момент опасности сворачиваются в шар. Только крупные хищники, как тигр и леопард, могут развернуть такой шар; даже человеку это не под силу.

Илл. 5. Суриката - близкий родственник мангуста - водится только в Южной Африке. Чаще всего сурикаты живут колониями, на открытых равнинах в вырытых норках. Если же колония выбрала для места жительства горы, то зверьки обычно прячутся в расщелинах скал или под камнями.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Прочитайте вместе с ребятами»