Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

"ХОББИТЫ" С ОСТРОВА ЦВЕТОВ

Кандидат биологических наук В. МУЖЧИНКИН.

Осенью 2004 года были опубликованы предварительные результаты раскопок австрало-индонезийской экспедиции на острове Флорес. Этот индонезийский остров расположен между Явой и Тимором, южнее Сулавеси, там, где азиатский блок земной коры граничит с австрало-новогвинейским. Находки, сделанные экспедицией в гроте Лианг-Буа, стали научной сенсацией.

Индонезийский регион памятен одной из первых антропологических сенсаций. В 1891 году голландский исследователь Э. Дюбуа нашел на Яве фрагменты скелета обезьяночеловека - питекантропа. Произведенный тогда в прессе переполох постепенно сменился обязательным присутствием во всех школьных учебниках подробного рассказа о яванской находке. Обнаружилось, что подобные питекантропу существа - прямоходящие, ростом около 170 см, с килограммовым мозгом, способные пользоваться огнем (древнейшим кострищам более миллиона лет) и изготовлять разнообразный каменный (и, вероятно, костяной и деревянный) инвентарь, - были распространены на просторах Евразии и Африки. Сейчас их относят к виду "человек прямоходящий".

Сам остров открыт в XVI веке португальцами, которые дали ему имя Flores - остров Цветов. На Флоресе археологи копают начиная еще с 1952 года, и уже тогда стало ясно, что здесь в раннем плейстоцене жили люди. Голландский священник и археолог-любитель Теодор Верховен обнаружил каменные орудия человека вместе с костями гигантских комодских варанов и некрупных стегодонов (дальних родственников современных слонов). И вот сейчас в карстовом провале глубиной 40 метров, заполненном наносами и находящемся в 25 километрах от берега моря, на высоте 500 метров над теперешним его уровнем, найден почти полный скелет женщины и останки еще нескольких подобных особей.

Скелет принадлежал нормально сложенной взрослой женщине ростом всего в метр и весом, по-видимому, 20-30 килограммов. Эти миниатюрные размеры очень смущают антропологов. Из трех выделяемых сейчас видов рода Homo (человек умелый Homo habilis, человек прямоходящий Homo erectus и человек разумный Homo sapiens) найденное существо по всем признакам, кроме размеров, вписывается в пределы вида "прямоходящий", куда относится и яванский питекантроп. Но пока для него (точнее, для нее) создан отдельный вид - человек флорезианский, Homo floresiensis.

Малые размеры человека флорезианского и особенно малые размеры его мозга неизбежно ведут к продолжению длящейся уже почти два века дискуссии о важности таких показателей, как величина мозга и всего тела для оценки возможностей человека.

Четырехсотграммовым мозгом (судя по объему черепной коробки) обладал флорезианский человек, столько же весит мозг взрослого шимпанзе и новорожденного современного человека. Интеллектуальные возможности новорожденного младенца до сих пор плохо поддаются оценке. О возможностях мозга шимпанзе мы каждый год узнаем что-то новое: этот мозг позволяет оперировать двумя сотнями слов языка жестов, использовать подручные предметы в качестве орудий, перенимать навыки сочленов своей социальной группы… Так что четырехсотграммовый мозг "хоббитов" таит больше возможностей, чем кажется на первый взгляд. Но точно ли можно найденные в одном слое с костяком каменные скребки, резаки и проколки считать изделиями именно этих пигмеев, а не других членов нашего рода Homo? И следующий неизбежный и все еще безответный вопрос: чем отличаются возможности четырехсотграм мового мозга флорезианцев от возможностей килограммового мозга их ближайших родственников и предполагаемых прародителей - питекантропов? Ведь те, в свою очередь, оказываются по размерам мозга на нижнем пределе нормального веса этого органа у современного человека. Всем памятен школьный пример с килограммовым мозгом Анатоля Франса и двухкилограммовым мозгом Тургенева, писателей, одинаково успешных в творчестве.

С размерами тела разобраться проще, чем с размерами мозга. Величины роста у представителей современных племен колеблются от менее полутора метров у заирских мбути (и, возможно, у некоторых групп андаманцев и филиппинцев) до почти двухметровых центральноафриканских ватусси-тутси, то есть различаются в полтора раза. В пределах нашего собственного вида можно найти и популяции, в которых малорослость соединилась с малым размером головы. Тогда снимаются последние резоны обособлять флорезианских пигмеев от прочих локальных вариантов человека прямоходящего.

Получается вполне аналогичная картина для вида человек разумный и вида человек прямоходящий: двойной разброс по объему черепной коробки и полуторный - по росту. В этом случае флорезианская находка продлевает пребывание на исторической сцене человека прямоходящего до полутора миллионов лет, от начала плейстоцена и почти до его конца. Наш собственный вид, появившись в геологической летописи лишь в последней трети плейстоцена, почти сразу, судя по последним данным генетических исследований, распался на два долго сосуществовавших ствола: так называемых неандертальцев и всех остальных. Причем почти всю свою историю наш вид, человек разумный, сосуществовал и с широко распространенным человеком прямоходящим.

Здесь мы переходим в область фольклористики. Рассказы о присутствии в округе неких человекоподобных существ (крупных, мелких, свирепых, мирных, избегающих контакта с людьми или идущих им навстречу), населяющих горы, леса или болота, распространены по всему Старому и Новому Свету. И что любопытно: их описания похожи на реконструкции ископаемых антропологических находок, с которыми местные жители, беседовавшие с фольклористами, как правило, незнакомы.

Так, снежный человек в описаниях очевидцев напоминает австралопитека или гигантопитека. Есть свои "лесные люди" и в Индонезии. Современные обитатели острова Флорес подробно рассказывают о "эбу-гого". Название переводится как "всеядные бабушки". Это лесные жители примерно метрового роста, длинноволосые, с округлыми животиками, длинными руками и пальцами. Они переговариваются между собой на своем языке тихими голосами и способны, как попугаи, повторять слова обращающегося к ним человека. В руках у них никогда не замечали каменных или иных орудий либо оружия. Они ели все сырым - овощи, фрукты, мясо (в том числе человеческое), отсюда и эпитет "всеядные" (можно перевести и "прожорливые"). Когда пришельцам из леса люди предлагали пищу, те съедали угощение вместе с мисками, изготовленными из тыквы. Эбу-гого иногда разоряли поля местных жителей, люди эти выходки терпели, но когда лесные человечки украли и съели младенца, их решили отогнать подальше от жилья. Они бежали, между прочим, в направлении грота Лианг-Буа, где сделаны нынешние находки. Жители Флореса утверждают, что в последний раз прожорливых "бабушек" видели лет сто назад. Триста лет назад, когда на острове впервые высадились колонисты из Голландии, прожорливые лесные карлики были, говорят, вполне обычными, а сейчас встретить их в лесу не удается. Может быть, это и были "хоббиты", дожившие почти до наших дней?

Но вернемся на 18 тысяч лет назад, в разгар последней ледниковой эпохи, когда значительная часть вод Мирового океана была стянута в приполярные ледовые щиты. Уровень океана находился ниже современного более чем на сто метров, шельфы обнажились, обмелела средиземноморская водная преграда между Африкой и Евразией, Берингия соединяла Евразию с Америками, а юго-восточный край Евразии почти смыкался с австрало-новогвинейским материком. Увеличившийся в размерах благодаря обмелению океана остров Флорес западным краем почти примыкает к Евразии, а восточным далеко вдвинут в пролив, отделяющий обмелевшее море Банда от австрало-новогвинейского материка. Посреди этого пролива - увеличившийся в размерах Тимор, так что если не посуху, то на примитивных плотах и лодках можно было перебраться из Евразии в нынешнюю Новую Гвинею и Австралию, которая, согласно теперешним находкам, заселялась человеком около 60 тысяч лет назад. Выходит, по меньшей мере 50 тысяч лет флорезианские пигмеи жили в условиях "проходного двора", когда через них прокатывались волны будущих аборигенов Австралии.

С концом ледниковой эпохи и поднятием уровня океана окраины материков распались на множество островов, и давно прижившимся здесь популяциям человека разумного пришлось перемещаться на сухие места. Конец истории новооткрытого вида нашего рода сокрыт, по-видимому, в отложениях последних десяти тысяч лет на южном краю нынешнего Малайского архипелага.

Подписи к иллюстрациям

Илл. 1. Очертания острова Флорес в наше время и 18 тысяч лет назад, когда массы воды были собраны в огромные приполярные ледяные шапки, а уровень океана упал более чем на 100 метров. Пунктиром показаны современные очертания суши, сплошной линией - берега в период низкого уровня океана, когда посуху можно было пройти из Азии в Америку, а на примитивных плотах проплыть и в Австралию.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Гипотезы, предположения, факты»