Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

О чём умалчивает «Код да Винчи»

Юлия Галанина

Книга Дэна Брауна «Код да Винчи» с момента выхода сразу же вошла в список мировых бестселлеров и по сей день остаётся весьма популярной. Ничего удивительного: автор умело строит интригу, действие развивается динамично. Перед читателями разворачиваются захватывающие дух картины, раскрываются страшные тайны. Оказывается, Уолт Дисней вовсе не безобидный мультипликатор, а член Таинственного Общества, управляющего миром; работы Леонардо да Винчи скрывают знания, способные обрушить структуру одной из самых крупных мировых религий, и далее в том же духе.

После прочтения «Кода да Винчи» читатель чувствует, что значительно вырос в интеллектуальном смысле, теперь он подкован и в истории, и в лингвистике, и в шифровальном деле.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Давайте для примера рассмотрим ключевой эпизод романа, который даёт возможность понять, какой «глубины» научные знания получает читатель бестселлера.

Итак, в Лувре убит человек. Он оставил Роберту Лэнгдону (профессору религиозной символики Гарвардского университета) жуткое предсмертное послание. Роберт вместе с Софией — внучкой погибшего — начинают распутывать таинственный узел.

Вполне естественно, что теперь неизвест-ный убийца ведёт охоту на них. Роберта и Софию чудом вывозит из Франции эксцентричный меценат Тибинг. Втроём они вскрывают Тайное Послание Древних, из-за которого их жизнь висит на волоске.

Профессор Лэнгдон, специалист по древней истории, и меценат Тибинг, тончайший эрудит, посвятивший всю свою жизнь поиску Тайного Послания, начинают разбираться, на каком языке написан текст. Сначала они склоняются к мысли, что это может быть семитский язык, но отсутствие некудота (крохотных точек и чёрточек, которые пишут под согласными или внутри их, чтобы показать, что они сопровождаются гласными буквами) заставляет их отказаться от первоначальной версии и от последующих вариантов.

«…этот язык куда более редкий и древний. Возможно, курсив Раши или еврейское письмо с коронками».

Согласитесь, красиво сказано. Какой полёт лингвистической мысли: древнееврейские языки, семитские алфавиты…

Отвлёкшись от текста, профессор Лэнгдон начинает исследовать ритм Тайного Послания. Он узнаёт пятистопный ямб, один из основных стихотворных размеров, которыми пользовались и Шекспир, и Вольтер, и Чосер. И даже в секретных архивах Ватикана Лэнгдону попадались документы, записанные в такой стихо-
творной форме.

И наконец загадка Тайного Послания разрешается:

«— Это пентаметр! — выпалил Тибинг и обернулся к Лэнгдону. — И стихи написаны по-английски La lingua pura!»

Читатель облегчённо переводит дух: как всё удачно складывается. Просто чудо, что в книге, написанной для англоязычного читателя, Тайный Секретный Текст Древнего Тайного Ордена, возникшего в Палестине, написан по-английски. Как всё завертелось вначале с этими непонятностями и как мило всё разрешилось в конце.

Профессор Лэнгдон вносит свою лепту и поясняет, почему текст написан на его родном языке. Ведь английский, как по мнению профессора, так и по мнению тайного Приората Сиона, — единственно «чистый» европейский язык.

Главная мысль автора: чтобы обезопасить себя от влияния грязного французского языка, который подвергся обработке «пропагандистской машины Рима» (а эта машина преследует свои цели и стремится контролировать европейский мир), члены древнего общества, именуемого Приорат Сиона, решили пользоваться независимым источником. Вот почему тайным языком братства они выбрали язык чистый — английский.

Давайте посмотрим, как обстоит дело с чистотой английского языка именно с лингвистической точки зрения, которую так подчёркивает автор «Кода да Винчи».

Да, языки романской группы — французский, итальянский, испанский, румынский — происходят от латыни. Благодаря тому, что сохранилось достаточное количество письменных памятников, можно проследить историю развития того же французского языка. От латинских текстов к позднелатинским, затем к раннефранцузским, от них — к среднефранцузским и нынешним, современным, — за этот период французский язык изменился очень сильно. Двухсотлетней давности тексты современный француз сможет читать, четырёхсотлетние — с некоторым трудом. Для чтения текстов тысячелетней давности потребуется специальное обучение, а латынь — исток — французу нужно учить как иностранный язык.

Французский относится к быстро развивающимся языкам, в отличие от, скажем, исландского, что обусловлено всего лишь географическими особенностями. Языки, которые находятся в контакте друг с другом, развиваются гораздо быстрее, и самый быстрый темп развития — на перекрёстках мировых цивилизаций.

А как обстоит дело с английским? За по-следнюю тысячу лет он тоже изменился очень сильно. Знаток современного английского в тексте X века узнáет лишь несколько слов, не более. Смысла он не сможет понять.

В 1066 году Англию захватывают норманны во главе с герцогом Вильямом Незаконнорождённым. После знаменитой битвы при Гастингсе с Гарольдом Вторым Годвинским, который погиб, сражаясь с захватчиками, Вильям становится английским королём. В истории он останется Вильгельмом Завоевателем. Законные наследники престола вынуждены бежать из Англии. Кстати, Гита — дочь Гарольда — стала женой Владимира Мономаха, в Новгороде Великом родился их первый сын Мстислав.

Говорят победители на французском языке, и с этого момента начинается сильнейшее влияние французского на английский. Из французского языка (того самого, тысячелетней давности) в английский приходит масса слов. Заимствованные слова не просто стали частью английского языка, они ещё и сохранили французское произношение XI века. (К примеру, вице-король по-английски — viceroy, которое произносится вайсрой. Рой — тогдашнее произношение французского слова король, которое сегодня во Франции звучит как руа.)

А теперь вернёмся к началу книги «Код да Винчи», где чёрным по белому написано: «Приорат Сиона — тайное европейское общество, основанное в 1099 году, реальная организация». То есть тайное общество возникло тридцать лет спустя после завоевания норманнами Англии и очень удачно с точки зрения Ватикана избрало своим чистым языком тот язык, который не просто насквозь пропитался «грязным» французским, да ещё и законсервировал ровно тот французский, который был в Европе на момент самого острого противостояния Приората и Рима, бережно сохранил все достижения пропагандистской католической машины и донёс их до наших дней.

Вот такие «научные» открытия совершают герои книги Дэна Брауна. И не только он один активно эксплуатируют интерес читателей к исторической лингвистике. Вы можете узнать у авторов популярных «альтернативных» теорий, что именно русские (то есть этруски) в незапамятные времена основали город Рим: прочтите название города наоборот — и вы сами всё поймёте!

Если читателей увлекает стремительный сюжет, если они поклонники приключенческой литературы, то Дэн Браун — для них. Но не принимайте всерьёз лингвистические изыскания.

Подлинная история развития языков намного глубже, значительнее и интереснее, чем бойкие выдумки. И очень жаль, что в школьную программу пока не включили азы исторической лингвистики.

Чтобы понять, какие возможности открывает эта наука, насколько мощные инструменты исследования в её распоряжении, прочтите статью Андрея Анатольевича Зализняка (см. «Наука и жизнь» №№ 1—2, 2009 г.) и его исследование «Слово о полку Игореве. Взгляд лингвиста», где он подвёл итоговую черту под двухсотлетним жарким спором о подлинности поэмы.

Вот это — настоящий детектив: яркий, завораживающий, содержательный…


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Из записной книжки литературоведа»