Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Мы выбираем, нас выбирают

Кандидат биологических наук Василий Колбин. Фото автора

А вот гипертрофированное развитие украшений у самцов (вспомним хвост павлина или причудливые наряды райских птиц) вряд ли имеет адаптивную ценность. Это прямой результат действия полового отбора, который в определённых условиях стал преобладать над вектором отбора естественного. При этом самки нисколько не ошибаются, выбирая петухов с наиболее красочными хвостами. Броские излишества косвенно подтверждают отменное здоровье их носителя. «Если его с такой красотой до сих пор никто не съел, — могла бы рассуждать самка, — значит, он парень хоть куда». Конечно, самки не рассуждают, они просто спариваются с самым привлекательным. Детёныши от таких самцов быстро растут и отличаются повышенной жизнеспособностью.

Пристрастие самок к самцам больших размеров в природе встречается часто. У морских игуан Amblyrhynchus cristatus, обитающих на Галапагосских островах, оно выражено особенно ярко. Средняя масса тела игуан этого вида, живущих на разных островах, может различаться в десять раз, а масса самцов и самок в пределах популяции одного острова — в два раза. Выяснено, что при наступлении неблагоприятных условий крупные игуаны оказываются нежизнеспособными. Например, при появлении холодного течения Эль-Ниньо гиганты погибали. Выжившие мелкие игуаны продолжали расти и через какое-то время, если благоприятная среда восстанавливалась, вновь появлялись самцы-гиганты. Самки отстают в размерах от самцов вследствие того, что несут значительные энергетические затраты на продуцирование яиц и к тому же естественный отбор направлен против гигантизма.

Большая разница в размерах особей разного пола наблюдается у глухарей и тетеревов. Как известно, у этих видов тетеревиных петухи не принимают участия в выращивании потомства. Их вклад в подрастающее поколение определяется на весенних турнирных боях. Лучшие самцы удерживают центральную часть токовища, а бойцам поплоше остаётся периферия. Самки, как правило, спариваются с петухами из центра тока, то есть отдают предпочтение самым крупным и сильным. Поэтому те горе-охотники, которые отстреливают центральных самцов на токах, кардинально подрывают генофонд местной популяции и быстро приводят к её деградации. У других тетеревиных (рябчиков, белых и тундряных куропаток) не наблюдается столь ярко выраженного действия полового отбора в направлении крупных самцов. У этих видов имеются вполне нормальные моногамные семьи и нет такой колоссальной разницы в размерах особей разного пола.

Создаётся впечатление, что там, где самцов много, самки выбирают доминантов — альфа-самцов. Если обратиться к наблюдениям за птицами семейства трупиалов Psarocolius montezuma в Коста-Рике, то на первый взгляд кажется, что так оно и есть: в гнездовой колонии, расположенной на отдельном дереве, может быть от 20 до 100 гнёзд, над которыми «царствует» единственный альфа-самец, горячо «любимый» всеми самками. Доминант защищает группы самок от посягательств других самцов и осуществляет от 90 до 100% копуляций в пределах колонии. Но стоит самке отлучиться — невозможно же уследить за всеми, — то она сразу становится объектом ухаживания самцов рангом пониже, у которых в пределах колонии нет никаких шансов. И усилия этих «проходимцев» не оказываются безрезультатными. Как показал анализ ДНК двадцати одного птенца из четырёх колоний на предмет отцовства, в семи случаях птенцы оказались потомками альфа-самца, в четырёх — бета-самца, в десяти отец был неизвестен.

Ещё один признак полового отбора — возраст самцов. Имеется множество подтверждений среди млекопитающих и птиц, что самки предпочитают старых самцов молодым. Адаптивность такого выбора очевидна. Если самец дожил до столь изрядного возраста, качество его генотипа не вызывает сомнений, оно подтверждено временем. Опытность позволяет избраннику обеспечить самку ресурсами, если речь идёт о птицах, когда самцы часто кормят самок на гнезде. А внешние атрибуты — интенсивность окраски или турнирное оружие — у стариков всегда оказываются на высоте. Разумеется, дряхлые старцы уже никого не интересуют.

У видов с «правильными» моногамными семьями во время образования пары или в качестве подтверждения прочности брачных отношений часто действует механизм ритуального кормления самки самцом. У скопы Pandion haliaetus самец преподносит своей избраннице только что пойманную рыбу. От частоты кормлений зависит поведение самки. Когда появятся птенцы, матери первые две недели должны неотлучно находиться с ними и всё пропитание для жены и детей будет доставлять самец. Если самец делает подношения с ленцой, то самка понимает, что сразу выкармливать двух птенцов ей будет трудно, и откладывает яйца с перерывом. Соответственно увеличивается разница в возрасте птенцов. Такой жёсткий механизм даёт гарантию выживания хотя бы первенца в случае недостатка корма.

У речных уток рода Anas пары образуются ещё на зимовке. Но как только самка садится на гнездо насиживать кладку, селезень часто пытается разыскать себе новую подругу. В природе нередко можно увидеть, как за одной самкой летят два селезня. В такой ситуации один селезень — «законный» супруг, а другой — нахал, пытающийся разбить сложившуюся пару. Впрочем, у многих нырковых уток даже кратковременной семьи не образуется.

Итак, в природе у большинства разнополых организмов нет случайного скрещивания. Можно говорить о стратегии выбора полового партнёра, которая — это подтверждают компьютерные модели — способствует увеличению приспособленности популяции. Но прямому выбору самки часто мешает конкуренция между самцами. В этом проявляется своеобразная борьба между полами. Самки нередко соблазняются специфическими отклонениями во внешнем облике самцов, которые далеко не всегда являются адаптивными, и пристрастие к таким морфологическим излишествам может заводить вид очень далеко. Конечно, эволюция вида не определяется только действием естественного и полового отбора. Любая популяция испытывает на себе влияние множества факторов, и лишь суммарный результат всех воздействий определяет направление её развития.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Лицом к лицу с природой»

Детальное описание иллюстрации

У многих воробьинообразных птиц половой отбор действует в двух направлениях: броская внешность и вокальные данные. Самки варакушек (Вишерский Урал), желтоспинных мухоловок и соловьёв-красношеек (Приамурье) неплохо поют и в то же время имеют яркое оперение. На фото слева направо — соловей-красношейка, варакушка и желтоспинная мухоловка.
У некоторых видов воробьинообразных, таких как пеночка-таловка, пятнистый конёк (фото справа), половой отбор действует только в направлении вокала. Самцы самозабвенно поют, правда, песня может и не отличаться изысканностью: самец пеночки-таловки издаёт длительное стрекотание, а самец пятнистого конька поёт довольно разнообразно. Внешне самки и самцы не отличаются.
Большие рога с многочисленными отростками говорят об изрядном возрасте их обладателя — самца северного оленя, но грациозный бег с таким турнирным оружием демонстрирует его прекрасную физическую форму. Именно такие самцы имеют наивысший статус и владеют гаремом.