Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Власть гормонов

Академик АМН СССР Н. Юдаев

Здоровье человека, его работоспособность во многом зависят от вездесущих «регуляторов жизни» — гормонов.

Выяснение роли этих веществ в жизнедеятельности организма, начатое лишь несколько десятилетий назад, уже сегодня дает ощутимые результаты. Некоторые специалисты считают, что завтрашний день медицины — это эра гормонов.

В нашей стране центр, изучающий природу гормонов,— Институт экспериментальной эндокринологии и химии гормонов АМН СССР, который возглавляет академик АМН СССР Николай Алексеевич Юдаев.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Ряд исследований, проводимых в институте, осуществляется в контакте с научно-исследовательскими учреждениями Академии наук СССР: Институтом физиологии имени И. П. Павлова, Институтом химии природных соединений имени М. М. Шемякина.

Такое содружество необходимо, ведь эндокринология в наши дни стала проблемой общебиологической и для успешного ее решения нужны совместные усилия ученых.

Наш специальный корреспондент И. Губарев обратился к Н. А. Юдаеву с просьбой рассказать о новейших направлениях современной эндокринологии.

Свидетельствует древняя легенда

Эндокринология, изучающая роль желез внутренней секреции, — одна из самых молодых областей биологии и медицины. Многие сведения об этих железах были добыты лишь в прошлом веке; сложилась же эндокринология практически лишь в последние десятилетия.

Означает ли это, что именно в XIX и XX веках человек впервые столкнулся с эндокринными расстройствами? Нет, разумеется. Используя в качестве косвенных свидетельств литературные источники, можно с уверенностью сказать: процессы и явления, изучаемые ныне эндокринологами, были знакомы людям очень давно. И то, что сегодня представляет содержание целой области познания, будучи, по существу, «на виду», оставалось нераспознанным, непонятым.

В 30-х годах XV века вышли в свет первые книги романа великого французского сатирика Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Вот как описывает автор родословную героев этого романа — мудрых, веселых великанов, чьи похождения, «речения и деяния» вот уже более четырех столетий привлекают внимание читателей: ...Однажды в начале мира уродила земля великое множество кизила, весьма приятного на взгляд и хорошего на вкус... Но каждого, кто отведал крупных этих ягод, ждала беда. У одних вспух живот, да так, что это был уже не живот, а здоровенная бочка — Всемогущее чрево. У других выросли уши, вытянулся нос, увеличились руки и ноги. Иные же начали расти непомерно и вдоль и поперек. От них-то и произошли великаны...

Легенды, сказания и притчи о волшебных ягодах, меняющих внешность, о людях-гигантах, выросших «вдоль и поперек», стары как мир. Собственно говоря, и сам Ф. Рабле взял сюжет для своего романа-сатиры из широко распространенной в те времена лубочной «Хроники о великом и огромном гиганте Гаргантюа». Позже эти образы не раз использовали и Сервантес, и Свифт, и сказочник Вильгельм Гауф.

Для нас, однако, наиболее интересным остается роман Ф. Рабле. Ведь в данном случае древнюю притчу изложил наблюдательный врач, практиковавший в Монпелье и Лионе,— «доктор медицины, мэтр Франсуа Рабле», как он сам указал на титульном листе романа.

И во всех случаях — будь то откровенная сказка-вымысел либо раблезианский гротеск, стоящий на грани чудовищного и комичного,— в произведениях, «эксплуатировавших» эту легенду, неизменно было зерно истины. Речь шла о том, что на языке современной медицины мы называем эндокринными расстройствами.

Да, изменение внешности, порой весьма значительное, возможно. Например, встречаются люди, чей рост намного больше (или, наоборот, меньше) обычного. Но объясняется это не волшебной силой, а действием особых веществ, циркулирующих у нас в крови,— гормонов.

Вездесущие регуляторы

Слово «гормон» греческого происхождения. Означает оно «возбуждать». Что же возбуждают гормоны? Каким образом и для чего? Прежде чем ответить на эти вопросы, познакомимся в самых общих чертах с той сферой, где призваны оказывать свое воздействие эти вещества.

Прежде всего это эмоции, которые во многом зависят от эндокринной системы. Но этим роль гормонов не ограничивается, они принимают самое активное участие во всех процессах жизнедеятельности.

Организм человека — сочетание необычайно сложных систем, выполняющих многообразные задачи. Дыхательная система, к примеру, обеспечивает нас кислородом, желудочно-кишечный тракт поставляет питательные вещества. И кислород и питательные вещества доставляются ко всем участкам организма кровью по разветвленной сердечно-сосудистой системе.

Собственные «индивидуальные задания» имеют и отдельные органы: печень наблюдает за превращениями основной массы веществ, поступающих в организм, почки выбрасывают прочь конечные продукты обмена, сердце мощными толчками посылает кровь по сосудистому руслу. При этом каждый орган наделен определенной степенью независимости. Никакое внешнее воздействие (кроме катастрофического, разумеется), никакое усилие воли самого человека не в состоянии прекратить работу печени, почек, сердца; они могут лишь замедлить либо ускорить ее.

Органы, как известно, состоят из тканей — мышечной, нервной, соединительной, костной. Ткани же, в свою очередь, образуются клетками различного строения и назначения. Автономия, проявляющаяся уже на уровне систем и органов, у тканей и в особенности у клеток достигает еще больших масштабов. Мы лишены возможности как бы то ни было повлиять на постоянство внутренней среды организма. Иными словами, независимо от нашего желания и нашей воли в крови и лимфе у нас регулярно восполняются необходимые для питания тканей органические и неорганические соединения — аминокислоты, глюкоза, жирные кислоты, а также соли натрия, калия, кальция, магния и другие вещества.

Абсолютно не властны мы и над многими десятками тысяч биохимических процессов, непрерывно протекающих в клетках. Здесь, под воздействием ферментов, расщепляются, вступают в сложные реакции и усваиваются вещества, идущие на восполнение энергетических затрат, а также на обновление клеток.

Масштабы процессов, происходящих в недрах человеческого организма, грандиозны. Они достигают величин поистине астрономических. Ведь одних лишь клеток, составляющих наши органы и ткани, более 100 триллионов. И у каждой клетки при этом свои сроки обновления, отмирания изношенных частей и замены их новыми, свои потребности в питательных веществах, необходимых для восполнения затраченной энергии.

По существу, организм человека представляет собой гигантскую фабрику с многими миллиардами производственных участков-клеток, на каждом из которых одновременно возникают и требуют немедленного разрешения тысячи различных ситуаций. Информацию о работе этой фабрики не в силах учесть и переработать ни одна из современных быстродействующих электронно-вычислительных машин. Иными словами, человек, вооруженный новейшей техникой, еще не в состоянии достаточно оперативно дать правильную оценку всем процессам, происходящим в его собственном организме.

Природа же, совершенствовавшая наш организм в течение миллионов лет эволюции, справляется с этой задачей без видимых усилий: все превращения и реакции, протекающие в клетках, немедленно регистрируются единой системой регуляции. Состоит эта система, в частности, из особых, так называемых эндокринных желез, «разбросанных», размещенных на всех участках организма. Эндокринные железы ведут непрерывное наблюдение за потребностями органов и тканей и, немедленно реагируя на каждый «запрос с места», выделяют в кровь сложные химические соединения — гормоны.

По кровеносным сосудам гормоны транспортируются к клеткам, пославшим запрос. Здесь они проникают через клеточные мембраны и, вступив во взаимодействие с носительницей наследственной информации ДНК, стимулируют выработку соответствующих ферментов, которые, в свою очередь, обеспечивают синтез необходимых веществ.

Вещества-регуляторы — гормоны, выполнив свою задачу и просуществовав ровно столько, сколько это необходимо, распадаются и уносятся кровотоком.

Мал золотник...

В отличие от желез обычного типа, например, слюнных или потовых, эндокринные железы поставляют все производимые ими вещества прямо в кровь организма. Это свойство отражено и в их названии (эндокринная железа, или железа внутренней секреции), образованном от греческих слов «эндо» — «глубинный» и «крино» — «выделяю».

Своеобразие эндокринных органов этим, однако, не ограничивается. Как правило, эти железы представляют собой самостоятельные образования, четко отграниченные от окружающих органов и тканей. Однако в некоторых случаях секретирующие, производящие гормоны эндокринные ткани как бы «вмонтированы» в состав другого органа. (Таков, к примеру, участок эндокринной ткани поджелудочной железы, составляющий всего несколько процентов от общего веса этого органа.)

Отличаются эти железы и малыми размерами. Самая крупная из них — щитовидная железа по весу не превышает 50 граммов, самая маленькая весит всего 0,1—0,15 грамма. Общий же вес всех тканей, секретирующих гормоны, иными словами, вес целой эндокринной системы взрослого человека, не превышает 100 граммов, что в сравнении с другими органами и системами выглядит более чем скромно.

Не поскупилась ли природа, создавая эндокринные органы? Ничуть. Гормоны, вырабатываемые этими железами,— активнейшие из известных органических веществ. И организму для его нормальной деятельности подчас вполне достаточными оказываются количества, не превышающие миллиардных долей грамма. А это значит, что потребность населения всего земного шара в «гормоне действия» — адреналине может быть покрыта 15—20 граммами этого вещества.

Малые размеры желез, отсутствие выводных протоков, своеобразная связь этих органов с внутренней средой непосредственно через кровеносные сосуды и более чем скромные количества выделяемых ими гормонов и были причиной того, что до недавнего времени деятельность эндокринной системы оставалась практически не изученной. Так, надпочечники были открыты итальянским ученым Евстахием только в середине XVI века. Два столетия спустя во Франции объявили конкурс на лучшую работу, которая объяснила бы назначение и роль этой железы. Премия, полагавшаяся по условиям этого конкурса, осталась, увы, невостребованной: первые сведения о гормонах, выделяемых надпочечниками, были получены лишь в 30-х годах нашего столетия.

«Наше тело скрывает в себе большое количество железистых органов, с которыми совсем недавно наука попросту не знала, что и делать...» — писал в 1920 году известный австрийский терапевт Кеммерер.

И рост, и вес, и эмоции

Да, еще 50 лет назад дело обстояло именно так. А сегодня сведения, добытые эндокринологией, весьма значительны. Быстро заполняются и своеобразные «досье» на каждую из желез эндокринной системы. Вот в самых общих чертах некоторые, наиболее значительные данные.

Наиболее изучена к настоящему времени щитовидная железа. Полукружием охватывающая гортань, она вырабатывает гормоны, усиливающие обмен веществ в организме.

Лишь однократное введение экспериментальному животному всего одного миллиграмма тироксина — гормона этой железы побуждает организм расходовать в ответ на это до 1 000 больших калорий. Систематически вводя тироксин, можно за короткий срок добиться потери животным до 70% его жировых запасов. Гормоны щитовидной железы влияют также на деятельность центральной и вегетативной нервной системы, принимают самое деятельное участие в формировании растущего организма.

Близ щитовидной железы расположены четыре крохотные ее соседки — паращитовидные, или околощитовидные, железы, общий вес которых не превышает 0,15 грамма. Продуцируемое этими железами вещество паратгормон регулирует содержание в организме чрезвычайно необходимого для нас вещества — кальция. Кальциевый баланс очень важен для нас, так как от него зависит прочность опорных костных тканей, составляющих основу скелета, и нормальное протекание многих биохимических реакций.

Углеводным обменом организма ведает поджелудочная железа, вырабатывающая гормоны инсулин и глюкоген. Железа эта, кстати, одновременно действуя и как железа внешней секреции, снабжает двенадцатиперстную кишку пищеварительными соками.

Надпочечники, место расположения которых довольно точно определяет само их название, весьма сложны по строению. Они состоят из мозгового вещества и покрывающей его внешней поверхности — коры. Обе эти ткани, совершенно различные по строению, вырабатывают гормоны, имеющие для нас очень важное значение. Мозговое вещество надпочечников, в частности, дает организму адреналин. Это вещество способно оказывать влияние на деятельность сердца и кровеносных сосудов, способствуя учащенному сердцебиению и повышению артериального давления в определенных ситуациях. Определенную роль играет оно и в своего рода «окраске эмоций», придавая поведению настойчивость, способность принять оперативное решение в случае опасности.

Значительное количество гормонов, имеющих чрезвычайно большое значение, вырабатывает кора надпочечников. Это кортизол, альдостерон, кортикостерон и ряд других — всего выделено и изучено более четырех десятков веществ этого ряда. Эти вещества играют значительную роль как в физической, так и в психической жизни индивидуума. Они ведают минеральным и водным обменом организма, с их выделением в кровь связаны и «наши приспособительные реакции к различным экстремальным состояниям.

К железам внутренней секреции относятся также половые железы — семенники у мужчин и яичники у женщин. Семенники продуцируют вещества, относящиеся к группе мужских гормонов — андрогенов, яичники — женские гормоны эстрогены. Эти вещества контролируют половое развитие.

Железы, о которых говорилось до сих пор, расположены в сравнительном отдалении от жизненно важных центров, на периферии, как говорят анатомы. Лишь одна эндокринная железа в отличие от них может быть названа, конечно, условно, центральной — и по ее роли и по местоположению. Это гипофиз, нижний придаток головного мозга.

Гипофиз — отличный пример того, насколько экономно и целесообразно устройство эндокринных желез. По размерам этот орган не превышает фасолину средней величины, весит в среднем не более полуграмма. И тем не менее он расчленен, в свою очередь, на три доли — переднюю, заднюю и промежуточную, каждая из которых «живет» собственной жизнью и вырабатывает собственные гормоны.

Передняя доля гипофиза поставляет, в частности, гормон роста, под влиянием которого в организме синтезируются белки, соединения фосфора, кальция и другие «строительные материалы», необходимые для формирования тканей. Здесь же производится группа гормонов, корректирующих деятельность других эндокринных желез — щитовидной, половых, надпочечников. Таким образом, от передней доли гипофиза зависит исправная работа почти всей эндокринной системы.

Задняя доля гипофиза дает организму такие важные гормоны, как вазопрессин, вызывающий сокращение сосудов, и окситоцин, влияющий на сокращение матки. Менее выясненной сегодня остается роль средней доли этой железы и выделяемых ею гормонов.

Но и гипофизом с его положением центральной железы не ограничивается иерархия эндокринной системы. Верховный контроль за деятельностью всей эндокринной системы осуществляется из центральной нервной системы, из так называемого гипоталамуса (область предбугорья промежуточного мозга). Исследования деятельности гипоталамуса еще во многом не завершены, однако имеющиеся уже данные позволяют составить общее представление об этом командном пункте. Так, любые сведения о работе эндокринных желез, о нехватке либо об избытке выделяемых «на местах» гормонов немедленно поступают в виде импульсов-донесений в гипоталамус. В гипоталамусе в ответ на это образуются химические соединения, которые условно называют рилизинг-факторами, или веществами дистантного действия. Поступая из гипоталамуса в гипофиз, эти вещества вызывают здесь выделение точно такого же количества гипофизарных гормонов. Каждый из них, в свою очередь, стимулирует деятельность соответствующей железы внутренней секреции и воздействует определенным образом на клетки организма.

Интерес к рилизинг-факторам необычайно велик. В нашем институте в последнее время удалось синтезировать некоторые из них. Эти исследования позволят уточнить роль рилизинг-факторов в жизнедеятельности организма.

Разумеется, это лишь общие контуры современной эндокринологии. Подробные сведения о ряде не упомянутых здесь желез внутренней секреции, о значительном количестве (более 50) известных, выделенных и изученных сегодня гормонов можно найти в специальной литературе. Не исключено открытие и новых гормонов и даже новых эндокринных тканей — при помощи новейшей техники эксперимента, которая позволит нам глубже проникнуть в интимные процессы, происходящие в организме. Это вполне закономерно: все мы свидетели того, сколько раз за последние годы пополнялась Периодическая система Менделеева новыми элементами. Как говорят в таких случаях, исследование продолжается.

А если равновесия нет!

Гормоны, безусловно, принадлежат к числу активнейших биологических веществ. Миллионные и миллиардные доли грамма их безраздельно властвуют над чудо-конструкцией природы — организмом человека. А мы этого, кстати, совершенно не замечаем. Все происходит «само собой». Нервные импульсы или химические сигналы поступают в гипоталамус. Следует приказ гипофизу. Гипофиз дает указание подчиненным ему периферическим железам. Выделяются и спешат к месту назначения нужные гормоны...

Ну, а если этого не произойдет? Ведь эндокринные железы, как и все живое, подвержены болезненным, патологическим изменениям. Эндокринный орган может оказаться недоразвитым от рождения, и организм в этом случае обречен на недостаток, дефицит гормонов. Железа выросла чуть больше, чем ей полагалось, переразвита, либо, что, к сожалению, также случается, на ней развилась опухоль. Увеличивается количество клеток, секретирующих гормон, и этот гормон в крови появляется в избытке.

Последствия таких расстройств зависят, разумеется, от масштабов дисфункции (поломки) в работе эндокринной системы. И наиболее значительные такие поломки влекут за собой тяжелые страдания для больных и немалые сложности для врачей, борющихся с ними.

Возьмем, к примеру, избыточное выделение гормонов. Гиперфункция, повышенная деятельность гипофиза, в частности передней его доли, вырабатывающей гормон роста в юные годы, может привести к гигантизму: рост человека достигает 2—2,5 метра. Внезапное же вмешательство гормона роста в жизнедеятельность организма после того, как он уже сформировался в 25—30 лет, приводит к разрастанию отдельных тканей. Так, рост костных тканей изменяет черты лица. Рост мягких тканей увеличивает размеры губ, носа, щек. (Как не узнать в симптомах этого заболевания, которое называется акромегалией, признаки действия «волшебных ягод кизила», о которых поведал Ф. Рабле!)

Не менее тяжелые последствия могут быть вызваны и нехваткой гормонов. Так, недостаток гормона роста приводит к карликовости. (В печати неоднократно встречалось описание карлицы Агибе, рост которой не превышал 38 сантиметров.)

Американец Р. Ходжес, умерший в 1958 году в возрасте 32 лет, весил 468 килограммов, причем окружность его талии превышала 3 метра. Гигантское ожирение в этом случае было вызвано нехваткой гормона, регулирующего обмен веществ.

Дефицитом гормона поджелудочной железы инсулина вызывается одно из наиболее распространенных эндокринных заболеваний — сахарный диабет.

Да, это болезнь

Вряд ли надо убеждать кого-либо, насколько важно выявить болезнь, прежде чем начать ее лечить. Лечение без диагноза подобно блужданию в потемках. Ну а как лечить болезнь, если она и вовсе не считается болезнью? Именно так обстояло дело несколько веков назад с эндокринными расстройствами.

Резкая раздражительность, обострившиеся до неузнаваемости черты лица, дрожание рук, в некоторых случаях глаза навыкате, как бы выпирающие из орбит,— таковы симптомы хорошо изученной сегодня базедовой болезни. Вызванная гиперфункцией (повышенной деятельностью) щитовидной железы, эта болезнь поддается успешному лечению. А в средние века ее симптомы становились «неопровержимыми уликами» превращения женщины в... ведьму. И, можно полагать, среди тысяч «ведьм», отправленных в ту пору на костер святой инквизицией, преобладали именно такого рода больные.

Эндокринологические больные, которым повезло избежать подозрения в связи с нечистой силой, влачили жалкое существование в цирковых балаганах, в кунсткамерах, как некие «чудеса природы». То были бородатые женщины, внешность которых изменила, как мы знаем сегодня, повышенная деятельность коры надпочечников, сопровождающаяся гиперсекрецией гормонов андрогенной природы, «гуттаперчевые» люди, поразительная подвижность суставов у которых была вызвана недостаточной работой паращитовидных желез, приводившей к дефициту кальция в костях.

...В 1829 году английский врач Муррей впервые применил при лечении микседемы — болезни, связанной с недостаточной деятельностью щитовидной железы, препарат, приготовленный из ткани этой железы! Эпизод этот открыл собой эру гормональной терапии. (Заметим, кстати, что само слово «гормон» появилось много позже, лишь в 1902 году.)

Вначале, в пору становления клинической эндокринологии, болезни, связанные со снижением деятельности желез внутренней секреции, лечили препаратами, приготовленными из тканей этих желез. Позже, с развитием химии, удалось выделить активно действующие начала этих тканей — гормоны, которые и стали использовать в чистом виде.

Со временем были разработаны многочисленные методы лечения эндокринных заболеваний. Однако в принципе все они сводились к тому, чтобы дать организму дополнительное количество гормонов в случае их нехватки либо снизить их количество в крови.

Так, при тиреотоксикозе (базедовой болезни), связанном с избытком гормонов щитовидной железы в организме, оказался весьма эффективным хирургический метод лечения. Удаление части этой железы с последующим курсом специального лечения ликвидирует проявления болезни, возвращает человеку работоспособность. Расстройства, вызванные, наоборот, гипофункцией — пониженной деятельностью щитовидной железы, устраняют введением ее гормонов — трийодтиронина или тироксина. При бронзовой, или аддисоновой, болезни, связанной с нарушением работы надпочечников, вводят одновременно два гормона — гидрокортизон, нормализующий углеводный, белковый и жировой обмен, и регулирующий обмен солей — альдостерон (либо сходный с ним по действию препарат дезоксикортикостерон).

Наконец, при лечении одного из наиболее распространенных в наши дни эндокринных заболеваний — сахарного диабета успешно применяется гормон инсулин. Введение этого вещества приводит к нормализации обменных процессов и облегчает течение заболевания.

В настоящее время в лечебной практике применяется инсулин, получаемый из поджелудочной железы животных. Этот препарат прошел длительную проверку временем, но, как и любое лекарственное средство, у некоторых больных диабетом он может вызвать аллергическую реакцию. Поиски более совершенного препарата инсулина ведутся во всем мире. Такого рода исследования проводятся и в нашем институте.

Проблема терапии эндокринных расстройств сравнительно недавно получила новое направление исследования. Так, было выявлено, что в некоторых довольно редких случаях возникает ситуация, когда эндокринная железа работает исправно, в кровь выделяется достаточное количество гормонов, а эндокринное расстройство все же наступает. Это означает, что причиной эндокринной болезни может стать не только недостаток >или 'избыток гормонов, но и особого рода невосприимчивость к этим веществам рецепторов тканей. Отчего это происходит — сложная проблема, решение ее связано с выяснением роли воздействия гормонов на гены. Работаем над этой проблемой и мы.

За пределами эндокринологии

Первые же успехи эндокринологов в лечении гормонами привлекли внимание врачей других специальностей. И внимание это оказалось вполне оправданным, а результаты лечения неэндокринных болезней гормональными препаратами превзошли все ожидания. Настоящую сенсацию вызвало применение в 1949 году кортизона (синтетического аналога гидрокортизона, вырабатываемого в естественных условиях надпочечниками). Тяжелобольная, страдающая ревматоидным артритом, которой не помогали никакие лечебные средства, после 5 дней введения кортизона вновь начала ходить, на что уже не оставалось никакой надежды.

Вслед за этим появились сообщения об успешном лечении этим же средством ревматизма, бронхиальной астмы, силикоза, ревмокардита. Кортизон оказался эффективным против целого ряда болезней крови, кожи, глаз. В хирургии этот препарат и родственные ему соединения — кортикостероиды начали применять для стабилизации кровяного давления, при борьбе с шоковыми состояниями, а также во всех других случаях, когда возникает необходимость повысить устойчивость, выносливость организма.

Таким образом, гормональные препараты по праву заняли место в числе эффективнейших препаратов современной медицины. Но это вовсе не означает, что теперь следует отказаться от прежних лекарств, уступающих по силе воздействия гормональным препаратам. Два с небольшим десятилетия широкого применения гормональных препаратов в терапевтической практике, разумеется, срок небольшой, но вполне достаточный для подведения первых итогов. А итоги оказались следующими.

Прежде всего гормональные препараты не устраняют причину болезни, а лишь помогают организму подавить ее. «Кортизон не искореняет причины болезни, а создает буфер против раздражителя. Он не гасит огня, а образует асбестовую защиту от него»,— справедливо заметил американский исследователь Хенч. Вот почему с прекращением курса этих препаратов, со снятием «асбестовой защиты», огонь может показаться вновь — возможен рецидив заболевания.

Далеко не безразличны для организма и последствия применения этих средств. Собственно говоря, ущерб нам приносит без исключения каждое лекарство, в особенности сильнодействующее. Антибиотики или сульфопрепараты могут быть токсичными, вызвать аллергическую реакцию и т. п. Для гормональных препаратов характерно иное. Они прежде всего могут привести к таким сдвигам, которые наблюдаются при эндокринных расстройствах: нарушения обмена, задержка в организме солей натрия или воды, сопровождаемая отеками. Как правило, эти явления исчезают вскоре после окончания курса лечения.

Гораздо более серьезно другое следствие гормональной терапии, которое имеет место при длительном приеме этих средств в значительных количествах. Поступление гормонов-лекарств подавляет деятельность надпочечников. А это, если не прервать применение препарата своевременно, может повести к атрофии железы.

Разумеется, подобного рода осложнения наблюдаются сравнительно редко. Однако даже сама возможность таких последствий заставляет обращаться с этими средствами крайне осторожно.

Направления поиска

Открытие лечебного действия гормональных препаратов имеет огромное значение для медицины. Оно, по существу, означает переход на новый, более высокий уровень познания. Образно говоря, это открытие можно назвать глубоким прорывом в новую, неизведанную область. Теперь для всестороннего обоснования и изучения полученных данных необходимо значительное продвижение вперед всего фронта биологии и медицины.

Собственно говоря, мы уже сегодня можем назвать участки, где поиск должен вестись наиболее интенсивно. Это прежде всего исследования, связанные с проблемами номер один и номер два современной медицины, — сердечно-сосудистые заболевания и рак.

Одна из главных задач в решении проблемы сердечно-сосудистых заболеваний — борьба с атеросклерозом. Образование характерных атеросклеротических «бляшек» и другие изменения стенок сосудов долгое время считали результатом неумеренного потребления пищи, богатой холестерином.

Не игнорируя фактора питания, вообще играющего в нашей жизни чрезвычайно значительную роль, исследователи все большее значение придают и другим причинам, в числе которых гормональное нарушение обмена веществ.

Таким образом, перед эндокринологами встает задача — разработать и усовершенствовать гормональные препараты, способные воздействовать на липидный обмен и в то же время не оказывать побочного воздействия на организм. Одновременно должны продолжаться исследования, глубже раскрывающие связь гормональной регуляции с атеросклеротическими изменениями, происходящими в организме.

Теперь об онкологии. В этой области медицины уже сегодня значительное место отводится исследованиям и лечению так называемых гормонозависимых (или дисгормональных) опухолей. К их числу относятся злокачественные новообразования яичников, надпочечников, молочной железы. Согласно статистике, это около половины всех видов злокачественных новообразований.

Связь гормонального баланса организма с этими видами опухолей подтверждена экспериментально. Некоторые такие опухоли воспроизводятся на подопытных животных при помощи интенсивного введения определенных гормонов, другие — путем хирургического вмешательства, преследующего ту же цель — нарушить гормональное равновесие в организме. Это же относится к клинической практике, где при лечении гормонозависимых опухолей применяются гормональные препараты.

Таким образом, мы, расширяя наши познания о характере возникновения такого рода новообразований в эксперименте, накапливая опыт клинического применения гормональных препаратов, должны углублять наши знания об условиях, способствующих возникновению опухолей, должны изыскивать наиболее целесообразные, оптимальные способы терапевтического вмешательства для предупреждения и лечения этих заболеваний.

Говоря о будущем эндокринологии в целом — как ближайшем, так и достаточно отдаленном, можно наметить следующие чрезвычайно перспективные направления работы.

Мы должны прежде всего усовершенствовать методы определения содержания гормонов в крови и других биологических средах. Для этого с помощью новейших методик всесторонне и исчерпывающе исследуется гормональный баланс организма здорового человека, а также все возрастные отклонения и нарушения, связанные с заболеваниями.

Далее. Нам предстоит разработать наиболее тонкую, физиологичную тактику терапевтического вмешательства в секреторную деятельность эндокринных желез. Имеется в виду пополнение «гормонального котла» организма недостающими гормонами. Наиболее совершенные, близкие к естественным химические аналоги этих веществ мы получим от фармакологов. Речь идет о тех случаях, когда можно будет искусственно стимулировать деятельность желез внутренней секреции.

Коротко говоря, нам предстоит еще познать гормональное равновесие организма во всей его полноте и найти эффективные способы его восстановления в необходимых случаях.

Гормоны и долголетие

Итак, за гормонами остается «последнее слово» при многих сложных болезнях. Но мы намного сузили бы рамки проблемы, если бы ограничились изложением лишь темы «Гормоны и болезни». Гормоны и здоровье, гормоны и долголетие — вот конечная цель эндокринологии.

Нарушение гормонального баланса, как мы убедились, связано подчас с заболеваниями. И вместе с тем нарушения в равновесии «общего гормонального котла» неизбежны. По меньшей мере трижды в жизни человек преодолевает полосу «гормональной дисгармонии».

Впервые это наблюдается у самых маленьких. Эндокринные железы новорожденных вступают в строй постепенно, и нередко в организме малышей отмечается нехватка тех или иных гормонов. Отсюда частые нарушения обмена, которые, как правило, со временем бесследно проходят.

Хорошо известно также, с какими переменами связано наступление подросткового, «трудного» возраста. Одна из причин этого — резкое, скачкообразное «включение в работу» половых желез. И в этом случае, как и в раннем детстве, организм, наделенный значительным запасом компенсаторных, дополнительных возможностей, обычно справляется с нарушениями гормонального равновесия без каких бы то ни было существенных потерь.

И, наконец, третий период наступает примерно в возрасте 40—50 лет. В это время начинается медленное, зачастую также неравномерное ослабление функций некоторых эндокринных желез.

Если в раннем и молодом возрасте природа противопоставляет (нарушению гормонального равновесия повышенную компенсаторную способность организма, то в зрелые годы снижение активности одних желез, как правило, «перекрывается» усиленной работой других желез. Но так как в эти годы организм человека значительно острее реагирует на любое нарушение гормонального баланса, больше и возможностей для поломки механизма гормональной регуляции, отсюда и связанные с этой поломкой болезни.

Первые попытки найти эффективный способ и повлиять на неумолимо надвигающуюся старость, «омолодить» организм относятся к концу прошлого века. Видный французский физиолог Броун-Секар в 1889 году, впрыскивая себе экстракт семенников, отметил благотворное, омолаживающее действие этих инъекций. Наблюдение Броун-Секара послужило толчком для многочисленных исследований подобного рода, не подтвердивших, к сожалению, столь многообещающее, как казалось, начинание. (Кстати, высказывалось мнение, что успешный характер инъекции объяснялся скорее всего чисто психотерапевтическим эффектом, или самовнушением.) Попытки повторить исследования Броун-Секара продолжались до 20-х годов нашего столетия, но во всех случаях одинаково безуспешно. Иначе, впрочем, и быть не могло. Ведь появление в «общем гормональном котле» избытка одного или даже нескольких гормонов в лучшем слуг чае способно было оказать кратковременный эффект, после чего неизбежно следовало ухудшение состояния, связанное с нарушением гормонального равновесия.

Но тем не менее идея, высказанная в конце прошлого века, когда эндокринология была, по существу, в зачаточном состоянии, в принципе осуществима. Располагая данными о гормональном равновесии здорового организма, владея средствами контроля за гормональным балансом, используя новейшую вычислительную технику, а также научившись комплексно и направленно воздействовать на этот баланс, эндокринологи смогут не только помочь человеку беспрепятственно пересечь третью, наиболее чреватую опасностями полосу «гормональной дисгармонии», но, вероятно, и решить проблему продления жизни человека, прежде всего его творческой жизни.

Литература

Виичестер А. Основы современной биологии. Перевод с англ. М.. «Мир», 1967.

Xаррисон Дж. и др. Биология человека. Перевод с англ. М.. «Мир», 1968.

Юдаев Н. А. Гормоны и наследственность. «Наука и человечество», 1970.

Юдаев Н. А. Вступительная статья к книге Р. Гроллмана «Клиническая эндокринология». М.. «Медицина», 1969.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Наука — здравоохранению»