Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Эта вездесущая аллергия

В. Галузинская (г. Киев)

Страдают от аллергии миллионы людей, а врачи обнаруживают все новых и новых возбудителей болезни. Это не только вирусы и микробы. Аллергеном может оказаться любое вещество, попадающее в организм, который обладает повышенной чувствительностью порою к самому невинному агенту. Поэтому аллергию и называют вездесущей болезнью. Аллергический фактор часто сопутствует туберкулезу и ревматизму, инфаркту миокарда и тонзиллиту, воспалению легких и ангине. Аллергенами оказываются и многие медикаменты. Поэтому перед врачами встала также проблема лечения лекарственной аллергии.

Неожиданный шок

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Как это бывает нередко, аллергия оказалась случайным открытием нашего века. Когда известный французский физиолог Шарль Рише в 1902 году заметил, что при повторном введении белкового вещества подопытным животным они почти мгновенно погибают, он «е мог и предположить открытие недуга, от которого теперь — более полувека спустя — страдают миллионы людей. Обнаруженное явление он назвал анафилаксией, или анафилактическим шоком. Гибель животных его тем более удивила, что при первом введении белкового вещества животные чувствовали себя прекрасно, а второе введение, вместо того чтобы увеличить сопротивляемость организма, привело его к смерти.

Четыре года спустя, в 1906 году, австрийский профессор-педиатр Клемент фон Пиркет обнаружил заболевание, появляющееся у некоторых людей после повторного введения противодифтерийной сыворотки, и назвал его сначала сывороточной болезнью.

Она проявлялась лихорадкой, сыпью, ломотой в суставах, разнообразными отеками и через некоторое время проходила. Поскольку при первом введении сыворотки ничего похожего не происходило, болезнь получила более точное название — аллергия, имеющее происхождение от слов «аллос» и «эргон», что, собственно, означает «по-другому» и «реагировать». Тем самым автор хорошо известной реакции на туберкулез дал название болезни и соответственно области медицины — аллергологии.

Почти одновременно с Рише и Пиркетом аналогичные эффекты были обнаружены целым рядом других ученых: русским исследователем П. П. Сахаровым в Петербурге, бельгийцем М. Артюсом, А. М. Безредка в Пастеровском институте в Париже.

***

В аллергологическом отделении Института онкологии АН УССР всесторонне изучается проблема аллергии. Ученые считают, что без комплексных исследований с привлечением ученых различных специальностей — микробиологов, ботаников, генетиков — не обойтись. Ведь аллергия имеет прямое отношение к волнующей всех проблеме — человек и окружающая среда.

Рассказывает доктор медицинских наук, профессор И. П. Лернер.

— Лет 10—15 назад врачи Краснодарского края столкнулись со странным, мало объяснимым фактом—в конце лета и начале осени множество людей жаловались на недомогания, их, как правило, лечили от гриппа или катара верхних дыхательных путей. Однако лечение никакого заметного действия не оказывало, а порою и усугубляло болезнь. Заболевания появлялись в одно и то же время года и не имели никакого объяснения до тех пор, пока академик А. Д. Адо не обратил внимания на совпадение этих «эпидемий» с периодом цветения сорняка — амброзии, растения, завезенного давным-давно в Европу из Се верной Америки.

Предположение, выдвинутое академиком А. Д. Адо, требовало экспериментальной проверки. Результаты превзошли ожидания. Кожные пробы и экспериментальные исследования показали, что пыльца амброзии в Краснодаре — опаснейший аллерген, дающий клиническую картину аллергии вплоть до анафилактического шока. Оказалось, что один кубический метр воздуха над Краснодаром содержит 300 пыльцовых зерен, а наивысшая их концентрация бывает от 20 августа до 10 сентября.

Трагические курьезы аллергологии

Пыльца, как и комнатная пыль, — это традиционные аллергены, появившиеся задолго до того, как болезнь получила свое название. Спектр же новых аллергенов увеличивается пропорционально достижениям технического прогресса. Это выхлопные газы и ингредиенты промышленного производства, бытовые химикаты, медикаменты и даже косметика. Увеличивается не только число аллергенов, но и повышается чувствительность к ним организма. При этом следует заметить, что каждый может оказаться чувствительным (сенсибилизированным) по-разному к какому-то особому аллергену, как правило, безвредному для других. Врач-аллерголог зачастую должен обладать способностями детектива, так как сведения о том, что предшествовало возникновению заболевания, бывают осложнены самыми неожиданными обстоятельствами. Например, отчего больной, которому ввели противостолбнячную сыворотку, внезапно впадает в состояние, близкое к анафилактическому шоку? Ответ самый неожиданный: много лет назад он был жокеем, и его организм обладает повышенной чувствительностью к лошадиной перхоти. Сыворотка же, изготовленная из лошадиной крови, привела к немедленной реакции. Отчего девушка, покрывшая веки тончайшим слоем серебристых теней, попадает в клинику с тяжелым отеком век? Оказывается, тени изготавливаются из рыбьей чешуи, а она не переносит рыбы. Таких примеров можно привести много.

Профессор И. П. Лернер.

— Я не склонен пугать ни своих пациентов, ни тем более людей здоровых, но трагический исход одной аллергической болезни полезно знать всем. В декабре 1970 года вечером после приема экзаменов я случайно заглянул в клинику, где застал дежурного врача чрезвычайно обеспокоенным: поступившая час назад больная была в тяжелом состоянии. Она хрипло дышала, откинувшись на подушки, лицо её посинело и отекло. Только окрашенные и завитые волосы свидетельствовали о том, что недавно это была совершенно здоровая женщина. Низким сиплым голосом она отвечала на вопросы, немного даже раздражаясь моим неуместным любопытством, вызванным ее прической. Однако дело было именно в прическе, вернее, в перекиси водорода и лондатоне, которые использовались для окраски. На фоне перенесенной раньше болезни печени и поджелудочной железы красители оказались сильнейшими аллергенами. Отек гортани развивался так стремительно, что больную не успели спасти. (Аллергией страдали также мать и дочь погибшей.)

В своих исследованиях австралийский ученый профессор Бэрнет утверждает, что 40—60 процентов аллергических заболеваний носят наследственный характер, однако механизм передачи болезни еще не разгадан.

Опасные «посредники»

Для пояснения механизма возникновения аллергии следует вернуться еще к одному историческому факту. В 1903 году бельгийский ученый М. Артюс в экспериментах на животных — кроликах обнаружил следующее явление. Когда подопытным животным ввели под кожу белковое вещество, они чувствовали себя нормально. Это же вещество, введенное им повторно через три недели, привело к отеку и омертвению ткани. Что же произошло? После первого введения белкового вещества в организме животного в ответ на проникновение в него чужеродного сывороточного белка стала увеличиваться концентрация антител. А вторичное введение того же белка привело к столкновению сывороточных чужеродных белков и антител, что и вызвало иммунологический конфликт. В результате высвободились биохимически активные вещества, посредники — гистамин, гепарин, серотонин. Именно эти вещества и вызывают поражения органов, тканей и в первую очередь ранимых сосудов. Так возникает аллергический процесс, который есть не что иное, как своеобразное воспаление.

Долгое время считалось, что аллергенами могут быть только белки с большим молекулярным весом. Однако в 1934 году немецкий биохимик Ландштейнер обнаружил, что аллергию могут вызывать также вещества небелковой природы с небольшим молекулярным весом, и назвал их гаптенами. Вступая в химическую реакцию с собственными белками организма, гаптены образуют аллергены и провоцируют болезнь. Часто гаптенами оказываются лекарства.

Болезни от лечения

Рассказ продолжает профессор И. П. Лернер.

— Болезни, возникающие в процессе применения медикаментов, сейчас называют «лекарственными болезнями». Однако я не согласен с этим термином. Со дня появления лекарственной терапии на земле это понятие связывается не только у людей, не сведущих в медицине, но и у врачей с представлением о пользе, утолении страдания и исцелении. Поэтому кажется парадоксальным, что лекарство иногда может вызывать болезнь, хотя диалектически это вполне объяснимо. Кроме того, термин «лекарственная болезнь» не вполне отражает сущность процесса, в возникновении которого большая роль, и нередко главная, принадлежит аллергической сенсибилизации организма врожденной, а чаще приобретенной при приеме одного и того же или близкого по химическому составу препарата. По этой причине разумно говорить не о «лекарственной болезни», а о «лекарственной аллергии».

Чем же вызывается подчас болезнетворное действие лекарств? В медицинской литературе описан жесточайший анафилактический шок при введении пенициллина, когда предварительно организм был сенсибилизирован сыром «рокфор», при изготовлении которого в бродильном процессе участвует пенициллиновый грибок. Чрезвычайно сильными аллергенами нередко оказываются не только антибиотики, но также сыворотки и вакцины, сульфаниламиды, а порою и витаминные препараты, в частности витамин В1.

Наблюдения в клинике позволили установить, что среди так называемых «новых болезней» лекарственной аллергии принадлежит первое место.

Лечить лекарственную аллергию можно, однако необходимо принимать первостепенные меры профилактики этого осложнения. В первую очередь запретить продажу лекарств без рецептов, особенно антибиотиков; соблюдать особую осторожность в назначении новых медикаментозных средств до полной их клинической апробации; ни в коем случае не заниматься самолечением, не принимать лекарств без рекомендации врача.

Естественно, что врачи должны только обоснованно назначать антибактериальные препараты, особенно антибиотики, при лихорадочных состояниях. При назначении любых лекарств нужно учитывать функциональное состояние почек, печени и кровообращения. Ведь при нарушении функций органов и систем всегда имеется опасность аллергических осложнений, в том числе серьезных. Только на примере конкретного препарата можно выяснить, обладает ли организм человека повышенной к нему чувствительностью и вызывает аллергическую реакцию, или же, наоборот, лекарство способствует так называемому десенсибилизирующему эффекту.

Временная толерантность

Заболевание аллергией — иногда незначительный эпизод в жизни человека, но бывает, что болезнь, однажды проявившись, непрерывно возникает снова, и фоном для нее могут быть даже такие естественные факторы, как холод и солнечный свет. Разумеется, эти факторы действуют только на фоне скрытого (латентного) аллергического состояния, следствием которого и может быть острый приступ. Например, холод, оказывается, порождает в крови так называемые холодовые антитела и провоцирует высвобождение гистамина. Внезапная смена погоды летом, когда больной находится на берегу реки, приводит порой к необъяснимому на первый взгляд состоянию — появлению крапивницы, резкой бледности и потере сознания. Есть больные, которые в дневное время не могут появляться на улице, так как приступ аллергии вызывается дневным светом. Клинические данные свидетельствуют, что аллергия может быть спровоцирована физической нагрузкой, сменой климата, стрессом. Столь необычные проявления болезни свидетельствуют, что только в начальной своей стадии аллергия возникает от одного возбудителя. В дальнейшем организм приобретает чувствительность к нескольким возбудителям сразу. Нервный фактор так значителен при заболевании аллергией, что порою кажется, будто ею можно заразиться. Так, известны случаи, когда человек, когда-то переболевший бронхиальной астмой, попадает, допустим, в троллейбус, где у одного из пассажиров начался приступ астмы, и мгновенно приступ удушья передается и ему. Английский врач Маккензи описал случай, когда девушка, страдающая аллергией к запаху роз, впала в тяжелое состояние, попав в комнату, где в вазе стояла роза из бумаги. Более того, даже вид сенокоса, изображенного на картине, может провоцировать приступ у больного сенной астмой. Врачи утверждают, что у многих, кто жалуется на затяжную «простуду», обнаруживаются часто все признаки аллергии. И даже некоторые заболевания сердца могут быть вызваны аллергией. При лечении аллергии нужно прежде всего устранить непосредственную причину болезни — аллерген. Нередко (когда болезнь провоцируется суммой агентов) лечение сильно затрудняется.

Защита организма от воздействия аллергена не только метод лечения, но и профилактика аллергического заболевания. Однако, если аллерген неизвестен, проводят не специфическое, то есть направленное не на конкретный аллерген, лечение, а общую десенсибилизирующую терапию, частично препятствующую образованию аллергических антител. Вот почему так часто при затяжных простудах детям и взрослым стали, кроме обычных препаратов, назначать глюконат кальция, аскорбиновую кислоту, слабые десенсибилизирующие средства, которые в иных случаях могут предупредить развитие аллергии.

Для того, чтобы найти аллерген, прибегают к кожным пробам. На кожу больного наносят легкую царапину, затем вводится экстракт подозреваемого аллергена. Если через некоторое время на коже образуется покраснение и отек, то врач стоит на правильном пути.

Непереносимость какого-либо аллергена порою лечат им же самим, то есть постепенным воздействием на организм больного возрастающих доз конкретного аллергена. Например, при пищевой аллергии назначается ежедневно употребление продукта-аллергена в течение месяца, начиная с малых доз, постепенно их увеличивая; при дыхательной аллергии делают ингаляцию аллергеном в огромных разведениях (тоже в нарастающей пропорции); при пыльцевых, бытовых, бактериальных аллергиях — инъекции.

Итак, врачи уже умеют лечить острые проявления аллергии. Но способ полной десенсибилизации человека еще не найден. Достигается только временная толерантность (терпимость) организма к аллергену. А это означает, что процесс образования агрессивных аллергических антител продолжается. Естественно, что продолжаются и поиски эффективных методов лечения этой коварной болезни.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Наука — здравоохранению»